X

Citizen

Сегодня
Вчера
08 декабря 2017
07 декабря 2017
06 декабря 2017
05 декабря 2017

«Рабочая практика»: цифровая реальность в индустриальном антураже

Фото: Иван Козлов

11 октября — последний день работы выставки «Рабочая практика», включённой в параллельную программу IV Уральской индустриальной биеннале современного искусства. Выставка, кураторами которой выступили Яна Цырлина и Марина Пугина, объединила полтора десятка пермских и петербургских молодых художников. Буквально через пару дней проект завершится, однако оставшееся время, пожалуй, лучше всего подходит для ознакомления с выставкой, разместившейся в гараже по адресу Газеты Звезда, 5: просто потому, что работы некоторых авторов дополняли её постепенно, по мере готовности. А для тех, кто не успеет посетить выставку до закрытия, мы, как обычно, подготовили довольно подробный фотоотчёт.

— Уральская индустриальная биеннале уже восьмой год занимается актуализацией индустриального наследия, — рассказывает Марина Пугина. — Раз за разом посещая её, я вижу, как она меняет город в лучшую сторону. Пермь и Екатеринбург многое роднит, и биеннале это только подчеркивает. Пермь — тоже город индустриальный, с архитектурным наследием конструктивизма, вот только индустриальность эту, по моему мнению, город почему-то не мыслит как ресурс. Город долгое время был закрыт из-за военных производств. Представьте себя на месте рабочего: говорить, где ты работаешь — нельзя, чем конкретно занимаешься — нельзя, даже если это что-то действительно важное, и ты этим гордишься. Всё засекречено.

Марина отмечает, что настоящая и масштабная работа с презентацией этой «заводской гордости» началась не так давно. Такие масштабные кампании, как, например, празднование столетия Павла Соловьёва, и правда всколыхнули город, но, по мнению Пугиной, были выдержаны в слишком рафинированной эстетике.

— А нам хотелось сделать альтернативную, современную и, что немаловажно, очень человечную выставку, — говорит она.

Фото: Иван Козлов

Человечная выставка разместилась в индустриальном пространстве по адресу Газеты Звезда, 5. В данном случае, «индустриальное пространство» — это самый обыкновенный гараж, который функционировал по прямому назначению до открытия выставки и продолжит функционировать, когда выставка закроется. Кураторы специально не адаптировали его для зрителя — они сознательно отказались от стерильных пространств в пользу первозданной индустриальной эстетики. Не сказать, чтобы это стало таким уж новаторством, однако готовы к этому оказались не все. Например, по словам очевидцев, прямо на входе пара посетительниц развернулась и ушла, побоявшись зайти в пропахший машинным маслом и бензином гараж.

— Там и правда очень грязно, не спорю, но в этом и фишка, — говорит Марина, — Тут все в диких условиях: и художники, и зрители.

Фото: Иван Козлов

Пространство диктовало свои правила не только посетителям, но и художникам. Кураторы изначально ориентировали их на работу в жанре сайт-специфик, что было логично для помещения, в котором каждый подсвеченный фрагмент превращался в самодостаточный объект (именно этому, например, оказалась посвящена работа Петра Стабровского, который просто акцентировал внимание зрителей на том или ином участке поверхности с помощью прямоугольника света).

Фото: Иван Козлов
Фото: Иван Козлов

— Это был настоящий вызов и для кураторов, и для художников, — вспоминает Марина Пугина. — Потому что гараж реально сильно давит на работы, проверяя на деле, кто тут сильнее.

Атмосфера гаража сильно сказывается и на зрительском восприятии. Попадая в это пространство впервые, трудно отделаться от навязчивого впечатления, которое сводит всю экспозицию к сугубо индустриальной тематике — в чистой эксплуатации «заводских» объектов, мотивов и практик как минимум не было бы ничего принципиально нового. В то же время, «Рабочая практика» значительно сложнее — неслучайно она идеально вписывается в главную тему биеннале 2017 года, которая обозначена кураторами как «Новая грамотность». За этим понятием скрывается не столько существующая индустриальная, сколько нарождающаяся цифровая реальность.

Фото: Иван Козлов

— Несмотря на то, что мы продолжаем идти по пути осмысления индустриального наследия, нас беспокоят современные сети и цифровое пространство, которое меняет наше отношение к труду, отдыху, производственным отношениям, к телу и реальности как таковой, — поясняют кураторы.

Именно поэтому приоритетами для них стали цифровые медиа. Фотографии в экспозиции представлены в электронном виде, а некоторые объекты (в их числе «Просто кошмар» Алекса Этвуда, «Первичные объекты» Игоря Рябова и инсталляция «Без названия» Петра Стабровского) и вовсе существуют преимущественно в сети.

Фото: Иван Козлов

Сеть как таковая вообще стала связующим (нет, это не каламбур) звеном для всей выставки. Все объекты на ней соединены сетью проводов — по словам кураторов, это тоже отсылка к основной теме биеннале и к тотальным связям, явленным для каждого из нас в виде возможности перманентной коммуникации.

Фото: Иван Козлов

Готовясь к выставке, художники вместе с кураторами изучали материалы городского архива, ходили на экскурсии в заводские исторические музеи и посещали производства. Но одну из главных ролей сыграли не общественные, а личные архивы. В аннотации к выставке об этом сказано:

«Очень важным оказалось человеческое именно измерение: личные архивы, смешные и трогательные истории, которые открывались в процессе подготовки выставки. Оказалось, что практически у каждого участника есть свои явно-неявные связи с заводами. На выставке эти связи будут явлены как некая цифровая сеть, в которой наравне будет представлено прошлое и настоящее, реальное и виртуальное, работы художников и „найденные“ объекты, прямая речь рабочих и индустриальный саунд».

Фото: Иван Козлов

Именно это, вероятно, и имели ввиду кураторы, говоря о «человечности» выставки. Действительно, буквально каждый третий объект в экспозиции вдохновлён личными семейными историями и воспоминаниями, что наделяет её дополнительным измерением — некой особой интимности, которая, как становится понятно при взгляде на другие выставки пермских авторов, уже стала для них чем-то вроде визитной карточки.

Фото: Иван Козлов
Фото: Иван Козлов
Фото: Иван Козлов
Фото: Иван Козлов
Фото: Иван Козлов
Фото: Иван Козлов

***

  • Читайте также: интервью Ивана Козлова со старшим научным сотрудником отдела новейших течений Пермской художественной галереи, куратором Мариной Пугиной.