X

Подкасты

Рассылка

Стань Звездой

Каждый ваш вклад станет инвестицией в качественный контент: в новые репортажи, истории, расследования, подкасты и документальные фильмы, создание которых было бы невозможно без вашей поддержки.Пожертвовать
Фото: Вероника Быстрых

«Осталась без мужа, работы и с миллионными долгами». Как Наталья Кадида, мужа которой в СИЗО объявили самоубийцей, два года пытается выяснить правду

В канун нового, 2018 года у жительницы Березников Натальи Кадиды было совсем не праздничное дело: она сопровождала тело своего мужа Скандара в Пермь, чтобы оттуда его тремя самолётами доставить на родину — в тунисский город Монастир. Женщина плохо помнит тот день, говорит, что в ней тогда что-то «надломилось».

— И в какой-то момент меня будто прорвало, я была не в себе, билась в истерике, кричала: «Убийцы! Убийцы! Убийцы!..»

К тому времени Наталья уже несколько дней вела переговоры с родственниками мужчины, транспортными компаниями и тунисским посольством. Перед смертью 29-летний Скандар находился в следственном изоляторе № 2 в Соликамске: его подозревали в изнасиловании другой женщины. Во время очередной свиданки Наталье сказали, что мужчина покончил собой в одиночной камере.

Каждый год в российских колониях, следственных изоляторах и тюремных больницах умирают десятки человек — по меньшей мере. Больше половины случаев признают суицидами. Что произошло на самом деле, как правило, выяснить трудно из-за недостатка свидетелей, проблем с видеозаписями и не проведённых вовремя экспертиз. Родственники и друзья предполагаемых самоубийц, которые пробуют сами разобраться в произошедшем, тратят на это годы.

За последние пять лет в учреждениях ГУФСИН по Пермскому краю было зафиксировано 148 случаев суицидов (восемь — в 2016 году, 16 — в 2017, 11 — в 2018, семь — в 2019 и семь — в 2020 году).

Знакомство

Наталья познакомилась со Скандаром в 2011 году во время очередного отпуска, у них завязались отношения. Скандар предлагал переехать к нему в Тунис или во Францию, где у него живёт дядя, который звал его работать в свою фирму. Наталья не соглашалась, хотела, чтобы сын от первого брака закончил школу в России:

— Я упёрлась, сын у меня ещё маленький был. Дурость, конечно. Сейчас себя в этом очень виню, — говорит она.

Наталья и Скандар поженились: сначала брак зарегистрировали в Березниках, а позже и в Тунисе. Первое время Скандар бывал в России наездами, а в 2012 году перебрался совсем. Через два года получил вид на жительство и готовился получать гражданство — всё упиралось в экзамен по русскому языку: устная речь у него была хорошая, а писал он ещё не очень грамотно.

Для миграционной службы (ФМС) было важно, чтобы у Скандара в России была официальная работа, иначе — депортация. Несмотря на то, что он владел шестью языками и имел диплом об образовании в сфере туризма, взяли иностранца только официантом в ресторан.

«Потом он работал ещё в другом кафе, в какой-то момент подняли минималку, и хозяева отказались повышать зарплату, — рассказывает Наталья. — Мы переговорили и решили открыть что-то своё. Он говорит: я же могу и официантом, и поваром, и кальяны делать. Короче, он меня уговорил».

В 2017 году Наталья зарегистрировала ИП, взяла кредит и открыла маленький бар в доме по соседству, супруги назвали его «Султан». Хотя официально кальянная была оформлена на Наталью, занимался ею Скандар, Наталья в его дела не лезла, потому что «ничего в этом не понимает». Она юрист и тогда «занимала хорошую должность» в очень крупной компании. На момент, когда сын Натальи закончил школу, семья уже влезла в долги, переезд снова отложился.

Фото из архива семьи Кадида

Нападение на бар

Второго сентября 2018 года Наталья с сыном-студентом поехали в Пермь: нужно было снять там квартиру на время учёбы в университете. В тот же день в Березниках в кальянной отдыхала компания парней и девушек. Ребята работали в суши-баре напротив, а с одной из девушек, Мариной (имя изменено), по словам Натальи, у Скандара были отношения. Она говорит, что узнала о том, что они были любовниками, уже после смерти мужа от своей знакомой.

Из материалов заведённого позднее дела известно, что Марина надолго уединилась в туалете с одним из своих знакомых, после чего в нём оказался сломан унитаз. У Скандара и гостей возник конфликт: по версии Натальи Кадиды — из-за ревности Скандара, по версии одного из друзей Марины (она изложена в показаниях) — из-за суммы счёта, разбитой посуды и сломанного унитаза.

Вечером следующего дня, 3 сентября, двое парней из компании и Марина снова пришли в кальянную, и, угрожая отрезать пальцы Скандара большим мачете, сильно избили его, разграбили кафе, забрали деньги, спиртное и видеорегистратор. Скандар вызвал полицию, нападавших быстро нашли и задержали, сначала на них завели дело о разбое, но потом статью переквалифицировали на более мягкую — о самоуправстве. Обвиняемые получили в наказание исправительные работы, хотя Наталья и Скандар рассчитывали на реальные сроки.

Помещение, где была кальянная, сейчас пустует

Дело об изнасиловании

Ко времени, когда группе был вынесен приговор, Кадида сам сидел в следственном изоляторе в Соликамске: Марина заявила на него в полицию. Она утверждала, что в ночь со 2 на 3 сентября, после того, как Скандар закрыл бар, они вместе с ещё одним парнем пошли в квартиру к Скандару, где он проживал с Натальей. Выпивали, а после того, как второй парень ушёл, Скандар её изнасиловал.

— Версия об изнасиловании появилась с целью избежать ответственности за содеянное, — уверена Наталья. — Так компания планировала смягчить себе наказание, якобы они напали на бар и избили Скандара не просто так, а за то, что он изнасиловал их подругу.

При осмотре в квартире была обнаружена серёжка Марины. Наталья говорит, что её могли подбросить или же Марина обронила серьгу, когда была в их квартире ранее. Марина в своих показаниях утверждает, что до дня изнасилования никогда не была в квартире Кадиды и не состояла с ним в отношениях. Якобы именно из-за изнасилования они с друзьями и напали на бар, чтобы наказать мужчину. Марина говорит, что сначала не хотела заявлять на Кадиду, «боялась огласки», но после того, как он сам вызвал полицию, тоже решила «наказать его по закону».

«Согласитесь, было за что бороться»

По факту заявления Марины была проведена биологическая экспертиза на предмет полового контакта с нею Кадиды. Следов мужчины не нашли, в возбуждении уголовного дела было отказано. Но девушка наняла адвоката — Ольгу (имя изменено). Наталья когда-то работала с ней в одной конторе и хорошо знает эту женщину. Она говорит, что у Ольги были связи в Следственном комитете (СК) по Пермскому краю, а также со смотрящим в регионе (уголовным авторитетом — прим. ред.).

«Я точно знаю, что он ей нашёл переводчика с арабского языка. Повлиял ли он на СК, я утверждать не могу. Когда был суд по разбою, этот переводчик ко мне подошёл и говорит: „Делайте что-то, пусть вам Тунис поможет, вам одной не справиться, иначе ему не выжить“. Почему, не пояснил. Они со Скандаром оба мусульмане, и поэтому, видимо, он решил мне всё-таки шепнуть пару слов».

Отказ в возбуждении уголовного дела был отменён, следователя, вынесшего данный отказ, вынудили уволиться. В Березники направили нового следователя из Перми, по словам Натальи — с чёткими указаниями: добиться возбуждения уголовного дела в отношении Кадиды. Через два с половиной месяца дело об изнасиловании возбудили, и 15 ноября 2018 года Скандара арестовали и поместили в СИЗО.

«Всё было сделано до суда над нападавшими, и это важно, — объясняет Наталья. — В суде, как и было рассчитано, из-за возбуждения уголовного дела об изнасиловании действия нападавших переквалифицировали с разбоя на самоуправство, признав тем самым, что изнасилование было и нападавшие пришли просто мстить. Им назначили наказание в виде одного года исправительных работ и освободили в зале суда, а не 10 лет лишения свободы, которые грозили бы им за разбой. Согласитесь, было за что бороться».

Сын Натальи приехал в Березники на выходные

«Надо дёргать отсюда»

Когда Скандар узнал о приговоре, который вынесли нападавшим, у него случился сердечный приступ, мужчину перевели в больницу следственного изолятора.

— Он ревел: как такое может быть? Что, в России совсем законов нет?

Наталья рассказывает, что Скандару очень тяжело приходилось в русской тюрьме, он плохо питался, потому что не употреблял свинину и привык к острой еде, а в изоляторе давали только постную пищу.

«Мама его, когда он поехал в Россию, дала ему маленький Коран. Я говорю сотрудникам: ну передайте Коран. Они мне: нет, не передадим. Почему? Мы не понимаем, что там написано. Я говорю: ну вы же видите, что это книжка, не от руки написано. Послали меня в церковь, чтобы мне там заверили, что это Коран».

Наталья пошла в церковь, но там только посмеялись: никто не понимал арабскую вязь. Тем временем дело по факту изнасилования шло своим чередом. Наталья писала жалобы во все инстанции, в том числе в посольство Туниса и Президенту РФ.

Фото Корана из архива семьи Кадида

Пока Скандар находился в больнице, супруги созванивались каждый день. В больнице со Скандара стали вымогать деньги другие заключённые, сначала 13, потом 15 тысяч рублей. Говорили: ты не мужик, раз ты написал заявление на других. Об этих угрозах он писал в своём дневнике, который вёл на протяжении всего времени, пока находился под арестом. По словам Натальи, это обычная практика вымогательства в таких местах:

— Его брат из Туниса выслал деньги, и я их положила на номер карты, который продиктовал муж. Если бы он собирался умирать, зачем накануне смерти стал бы просить о помощи брата?

Вечером Скандар сделал видеозвонок жене и пасынку по WhatsApp, сообщил, что деньги пришли и от него отстали:

— Он был весёлым, шутил, просил показать кота, — вспоминает она. — Сказал, что надо дёргать отсюда, именно такими словами. Просил привезти таблетки от головной боли и овощи: хотел сделать салат на Новый год.

В записи в дневнике от 21 декабря 2018 года Кадида пишет о том, что следователь его вызывает из больницы и в среду (26 декабря) его повезут обратно в следственный изолятор. Об этом он говорил и жене во время созвона:

«Я ещё удивилась: зачем? За несколько дней до Нового года? Предполагаю, что из Москвы последовал звонок с вопросом по делу иностранца: имеются ли доказательства того, почему он находится под стражей. А неопровержимых доказательств, напомню, нет, и их необходимо срочно где-то добыть».

В пять утра 26 декабря Скандара этапировали в следственный изолятор, который находится в десяти минутах езды от больницы. В два часа дня в СИЗО приехал его адвокат, но тому сообщали, что Кадиды, якобы, всё ещё там нет.

Петля

В тот же день в шесть часов вечера Скандара нашли мёртвым в одиночной камере без видеонаблюдения, куда его поместили, потому что в обычных помещениях не было мест. Якобы его нашёл повешенным один из охранников: к одной из стен камеры на уровне выше человеческого роста была приделана металлическая полка под телевизор. В дальнейшем выяснится, что нет никаких видеозаписей или фотографий со Скандаром, где он висит. А есть только фото, на которых мужчина уже лежит на полу. Наталья несколько раз запрашивала запись с нагрудных видеорегистраторов охранников, но ей их так и не предоставили.

Рядом с телом лежал дневник мужчины, который потом отдали Наталье. Обычная толстая тетрадь в клетку: с одной стороны тунисец писал на русском, неровными печатными буквами без пробелов и с ошибками, там он чаще всего обращался к Наталье, писал, как любит её и скучает, как переживает, что зря вызвал полицию, как не верит в правосудие и как тяжело переживает заключение; с обратной стороны тетради он писал на арабском, там он обращался к своим родственникам в Тунисе.

Последняя запись в дневнике Скандара

Тетрадка была открыта на странице с текстом, где автор готовится к суициду и просит за это прощения у Натальи, пасынка и родителей. Запись была только на русском языке. В дневнике мужчина и до этого писал, что надоело так жить, что он не может больше находиться в положении, в котором оказался. Но по словам Натальи, такие жалобы не значат, что он действительно планировал самоубийство:

— Тунисцы на словах готовы умирать хоть каждый день, при малейшей проблеме, но никогда этого не сделают: религия не позволяет, а они очень религиозны.

Наталья говорит, что в предсмертной записке не было ошибок, которые обычно делал Кадида. Экспертизу, которая установила бы авторство текста, следователь не назначил. Согласно заключению эксперта смерть Кадиды наступила от удушья. На тыльной стороне правой кисти повреждения в виде ссадин, которые, по версии эксперта, могли образоваться от удара руки о стену.

Наталья узнала о смерти мужа 27 декабря, когда приехала в СИЗО к нему на свидание:

— Передаю передачку, девочки переглядываются, говорят мне: пройдите в оперчасть. У меня сразу сердце упало. Поднимаюсь на второй этаж, мне говорят: ваш муж вчера совершил попытку самоубийства. Я спрашиваю: где он сейчас? Мне говорят: в морге города Соликамска.

Наталья бросилась звонить в Соликамск к следователю, который вёл дело по изнасилованию, тот сначала не хотел с ней разговаривать, но она настояла:

— «Вы зачем мужа вызывали за два дня до Нового года?!» — спрашиваю. И тут надо было слышать, как он был сильно напуган и стал твердить: я его не вызывал, я его не вызывал, я его не вызывал...

Когда женщина с сотрудниками морга забирала тело из следственного изолятора и занималась транспортировкой гроба за границу, она осмотрела труп. Между фалангами правой руки у мужчины были словно ожоги от потушенных окурков. Наталья считает, что на руке Скандара явные следы пыток: если бы это был удар о стену, как считает следствие, то следы были бы на фалангах пальцев, а не между ними.

Фото из архива семьи Кадида

«Пытали, а потом задушили до смерти»

В тот же день Наталье позвонили из СК и спросили, будет ли она закрывать дело об изнасиловании. Сначала она согласилась, но, подумав, отказалась, и дело было направлено в суд.

— Я понимаю, что в нашей правовой системе действует не закон, а указательное право, суд просто не мог поступить иначе. Если бы мужа оправдали, то тогда пришлось бы многим ответить за то, что в угоду определённым лицам без доказательств вины арестовали иностранца, который впоследствии ещё и погиб.

Скандара похоронили в Тунисе. Наталья занималась отправкой тела мужа тремя самолётами в другую страну перед самым Новым годом, 29 декабря. Необходимо было оформить документы и договориться с посольством. Кто дал деньги на перевозку трупа, она до сих пор не знает. В Перми их встретил переводчик, тот самый, что работал в суде по делу о разбое и изнасилованию:

— Я была в истерике страшной, кричала: убийцы! Он опять ко мне подошёл и сказал шёпотом: «Замолчите! Вам что, жить надоело?»

Ещё до того, как тело привезли в родной город Кадиды, в местных СМИ появились новости о том, что тунисца в российской тюрьме «пытали, а потом задушили до смерти». Родственники требовали расследовать смерть Скандара на родине. По словам Натальи, они говорили ей, что хотели отдать тело на экспертизу — ждали только самолёт с трупом. Когда самолет сел, тунисская полиция не позволила открыть гроб, пока не прилетят «люди из Москвы».

«Они прилетели, гроб вскрыли, и дальше — тишина, — рассказывает женщина. — Якобы сделали экспертизу, но как только я задаю вопросы родственникам, они говорят: „Будет позднее, будет позднее“. И так уже два года. Со слов родственников, им тоже ничего не говорят, только чтобы ждали».

Наталья пыталась узнать о результатах экспертизы через тунисское посольство, но там ей ответили, что они к ним не поступали, и посоветовали обратиться к родным мужа. Наталья считает, что дело спустили на тормозах, чтобы не портить отношения двух стран.

«Осталась без мужа, без работы и с миллионными долгами»

Сейчас Наталья осталась в Березниках одна — сын по-прежнему живёт и учится в Перми. Её квартира заставлена кожаными диванами из кальянной: больше мебель девать некуда. Наталья всё еще выплачивает кредит, взятый на открытие бизнеса. Говорит, что денег постоянно не хватает, потому что должность в компании она потеряла. В первый рабочий день после новогодних каникул Наталье позвонили и попросили уволиться:

— Прямым текстом было сказано, что я должна уволиться, что я «никак не успокоюсь и слишком далеко лезу». Кто и чего испугался?

После увольнения она долго не могла никуда устроиться и «была вынуждена пойти хоть куда-то, и то знакомые помогли». Куда именно, говорить не хочет. На рабочем столе ноутбука — папки с протоколами следственных действий, фотографиями из уголовных дел, прениями в суде, апелляциями, переписками с тунисским посольством, обращениями и жалобами.

«Я тут своё расследование проделала, потому что никто не хочет ничего расследовать, — говорит она. — Почему его поместили именно в одиночную камеру без видеонаблюдения? Что, больше места нет в СИЗО? Зачем там приварена подставка для телевизора? Телевизора нет, но подставка есть. Почему тетрадь и ручка лежат так аккуратно? Скандар никогда не отличался педантичностью, постоянно раскидывал вещи.

Почему предсмертная записка написана на русском, а не на арабском, ведь ему было трудно писать на неродном языке? Странно, что с родственниками из Туниса он попрощался в русской версии дневника, а не в арабской. Предсмертной записки на арабском вообще не существует. Странно, что он не указал место захоронения, а это очень важно для мусульманина. Почему не была проведена почерковедческая и гистологическая экспертиза, хотя материалы для неё были взяты и хранились в морге Соликамска?»

По версии Натальи, муж мог не выдержать пыток и умереть (у него были проблемы со здоровьем) или случайно погибнуть, потому что «сотрудники перестарались при добыче признательных показаний». После этого было инсценировано самоубийство.

За два года женщине так и не удалось добиться того, чтобы по факту смерти мужа завели дело. Первое постановление об отказе она обжаловала. Суд его отменил и назначил новую проверку, которой занимался всё тот же следователь, он же вынес повторное постановление об отказе.

Постановление об отказе в возбуждении уголовного дела по факту смерти Скандара

— И вот итог: человек умер, мать его в Тунисе парализовало от этой новости, отец скончался от инфаркта, а я осталась без мужа, без работы и с миллионными долгами.

Уже после смерти Скандара признали виновным в изнасиловании. Наталья считает этот приговор несправедливым и хочет найти тех, из-за кого супруг погиб. За измену, если она и была, женщина давно его простила. Экспертизу предсмертной записки, которую следователи так и не сделали, Наталья хочет заказать сама. Но пока на это нет денег.

***

Gulagu.net: в исправительной колонии Пермского края обнаружено тело заключённого со следами насильственной смерти.

В колонии Соликамска заключённый покончил с собой. Это второй случай за две недели.

В ИК-9 Соликамска заключённый покончил с собой. Это уже не первый случай самоубийства в этой колонии.

В исправительной колонии Соликамска один заключённый совершил самоубийство, второй пытался это сделать.

Правозащитники побывали в Соликамской ИК-9 и рассказали, что там происходит.

О проектеРеклама
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС77-64494 от 31.12.2015 года.
Выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций.
Учредитель ЗАО "Проектное финансирование"
E-mail: web@zvzda.ru
18+

Программирование - Веб Медведь