По эту сторону «колючки»

Фото: Константин Долгановский

В выходные в деревне Кучино Чусовского района у стен музея «Пермь-36» завершился фестиваль «После Пилорамы». Мероприятия этих четырёх дней ещё предстоит разобрать по косточкам, подвести и проанализировать итоги, но очевидно одно: проект, призванный продолжить и переосмыслить миссию международного гражданского форума, удалось воплотить в жизнь.

Поскольку организаторы и вдохновители «Пилорамы» вряд ли когда-либо смогут провести масштабный фестиваль размаха 2009-2012 годов, но и связь с Кучино они терять не хотят, на поляне напротив «Перми-36» окончательно закрепился новый формат — «гражданский пикник» выходного дня.

Массовый выезд в Кучино, поджидающие наряды сотрудников ГИБДД на отвороте, и полицейские у моста через Боярку...

В завершающий день фестиваля на поляне прошла дискуссия, которую участники начали с проекта «Живая библиотека» (одного из самых популярных мероприятий фестиваля) и «Городских гражданских выходных». Послушать людей, ставших живыми книгами, 11 июля пришло около 200 человек. Гости вспоминали все «Пилорамы», на которых побывали: превращение «Пилорамы» из фестиваля авторской песни в гражданский форум, расширение сцен и палаточных лагерей, привлечение музыкальных хедлайнеров и появление многочисленных «тусовщиков»...

Вслед за этим председатель пермского отделения общества «Мемориал» Роберт Латыпов провёл для желающих небольшую экскурсию, рассказав об истории колонии и появлении музея.

— Я не знаю, как дальше будет развиваться музей, став государственным учреждением. Я даже не хочу туда заходить, потому что знаю, какое содержание у экскурсий и экспозиций, — признался активист. — Для меня это место памяти, которое связано с людьми. Может быть, хорошо, что мы сейчас не внутри, потому что рассказывать надо не о колючке, бараках, проммастерских, станках, нарах... Это может впечатлять, быть кому-то интересным, даже трогать, но это не главное. На самом деле, главное — люди, которые по каким-то обстоятельствам попали в эту зону.

В определённом смысле «Живая библиотека» продолжилась и на поляне в Кучино — свою историю рассказал один из политзаключённых, слесарь-сварщик Виктор Пестов, отбывавший наказание в «Перми-36» в 1970-е годы. Его осудили по уголовной статье за антисоветскую агитацию и пропаганду. Виктор Георгиевич с товарищем в конце 60-х разбрасывал в Екатеринбурге критические листовки над колоннами демонстрантов 7 ноября. Смены режима он не хотел, выступая лишь за его демократическое обновление: в частности, введение многопартийности, существовавшей в Чехословакии.

— Мы напечатали листовки и разделились. Я пошёл в район «Уралмаша», встал на мост, посмотрел пути отхода, чтобы потом смыться, — вспоминал Виктор Пестов. — Подо мной колонна электровозоремонтного завода, в начале идут всякие уроды из парткома и месткома, а в середине — уже обычные мужики. Бросаю, листовки полетели, вообще класс! Колонна прошла, я спускаюсь — из 100 листовок на асфальте остались только две! Остальные ушли в народ, чего нам и надо было. А Николай пришёл к студентам, зашёл с хвоста колонны и не посмотрел, что написано в голове: «Юридический институт». Бросает листовки, сначала народ их подбирает... И уже потом читаю в своём семитомном деле докладную института. Почти все сдали листовки, в отличие от работяг! Уже потом — сидим в камере, я говорю: «Коля, ты что, кретин? Не мог зайти с головы и посмотреть, кто эти люди?».

В это время к рассказу сидельца прибавился нарастающий шум — поодаль от дискуссионного шатра волонтёры и сотрудники НКО готовили символический арт-объект «Ветер перемен». Среди поля было установлено бревно, к которому крепились многочисленные яркие ветрячки.

Фото: Центр ГРАНИ

Пока готовилось закрытие фестиваля, группа участников всё-таки решила попасть и в сам музей.

В прошлом году во время проведения гражданского пикника, заменившего «Пилораму», «Пермь-36» внезапно оказалась закрыта на санитарный день. Но в этот раз музей работал, и группу повёл сам Виктор Пестов, показывая на здания бараков и мастерских: «Здесь зеки работали, здесь спали...». Об оформлении раздевалки в жилом бараке бывший сиделец отозвался неодобрительно: «Валенки? У нас были или ботинки, или сапоги. А шапки? Посмотрите, какие они роскошные. Можно подумать, что люди здесь ходили и работали в тепличных условиях».

К середине воскресенья поляна перед музеем опустела, лишь по-прежнему весело потрескивало дерево из ветрячков, слушая «ветер перемен». Мероприятия «После Пилорамы» завершились, и фестиваль можно объявлять состоявшимся. Организаторам, невзирая на скромный бюджет, удалось насытить все четыре фестивальных дня интересными событиями: концертами и выставками, лекциями и мастер-классами, флешмобами и поэтическими выступлениями. Новые знакомства и гражданские практики, рефлексия и поиск ответов на острые вопросы о будущем и прошлом...

Теперь же организаторы готовятся подводить итоги, подсчитывая успехи и неудачи. «Фестиваль доказал, что даже в это антисанитарное время многое возможно — было бы желание и искренняя готовность очень разных людей делать реальное и общее дело. Для меня важно было понять, что возможен не только фестиваль — возможен реванш, ведь они всего лишь подневольные люди, хоть и с бюджетами, и полициями, а мы просто реально свободные», — написал в своем фейсбуке член оргкомитета Игорь Аверкиев.

Первое обсуждение прошло уже в субботу, и многие участники тогда говорили о том, что фестиваль «После Пилорамы» нужно продолжать. Впрочем, работа над прошедшим мероприятием ним ещё не завершена, об этом сказала член оргкомитета Анастасия Сечина:

— Мы ещё будем делать расшифровки, анализировать анкеты аудитории... Так что, работа над фестивалем продолжается. Ещё нужно обсудить, что в этом году не получилось, спорные моменты по поводу названия, сочетания форматов, которые возникали, когда мы готовили фестиваль. Но, насколько я понимаю, сегодня споров вокруг того, продолжать или нет фестиваль, не существует. Настроение оргкомитета — делать.

Одно можно сказать точно. По крайней мере, пожелания, сделанные на той же поляне в Кучино летом 2014 года, исполнились. На смену масштабному гражданскому форуму действительно пришёл более скромный, немногочисленный, «городской», но всё же полноценный преемник. Ещё одно новое звено в пермской фестивальной цепочке, сильно поредевшей за последние годы.

***

Тем временем отдельные мероприятия, начатые на «Пилораме», продолжают свою жизнь за границами и нового пермского фестиваля, и вообще России. В конце июля в Литве (в городах Вильнюс и Райсеняй) пройдёт форум молодых профессионалов «Лаборатория-Европа».

Впервые европейский форум «Лаборатория-Пилорама» состоялся в июле 2012 года в «Перми-36», преемственность мероприятий подчеркивается ещё и общим логотипом. По сообщению АНО «Пермь-36», в программу литовской «Лаборатории» войдут такие темы, как «Историческая память и культура памяти: конфликты восприятия», «Коррупция: общая беда или стимул к прогрессу» и другие.

Место выбрано не случайно: в 1932-1952 годах в нынешнем здании краеведческого музея города Расейняй находилась тюрьма для политических заключённых. Авторы лучших проектов получат гранты на их реализацию, а результаты будут представлены на общем собрании Гражданского форума ЕС-Россия в декабре.