X

Новости

Сегодня
Вчера
10 августа 2018
09 августа 2018
08 августа 2018

«Скрипач не нужен», или как власти экономят на инвалидах

Фото: Pixabay

«Не может быть ничего такого уничтожено в системе здравоохранения, что является обязательным для оказания бесплатной медицинской помощи, которая предусмотрена Конституцией Российской Федерации» (Президент России Владимир Путин)

Несмотря на лозунги власть имущих, последние два года всё чаще слышатся жалобы людей, нуждающихся в социальной и медицинской помощи государства. Экономить на ком-то необходимо, так почему бы не на инвалидах? Уж они точно не выйдут на улицу защищать свои права. Да и опыт игнорирования потребностей этого сообщества имеется: в советское время государство предпочитало делать вид, что инвалидов нет вовсе.

И вот то и дело встречаешь в социальных сетях жалобные посты. Одному изменили без очевидных причин группу инвалидности, другому отказали в реабилитации, третьему заменили лекарства на дешёвые аналоги, а четвёртому заявили, что он не нуждается в инвалидной коляске.

Чтобы проверить субъективные ощущения, журналист «Звезды» опросил людей, для которых поддержание жизни (увы) тесно связано с госфинансированием. Впечатления подтвердились: в последнее время государство всё больше и больше сокращает свои обязательства по поддержке и реабилитации инвалидов.

Проблемы начались в позапрошлом году, сообщила председатель краевого отделения Всероссийского общества инвалидов (ВОС) Вера Шишкина. По её словам, федеральное финансирование приходит не в том объёме, который необходим. Кроме того, ужесточились требования к инвалидам при выделении технических средств реабилитации:

Всё меньше и меньше инвалидов могут получить кресло или электроскутер, для этого надо быть чуть ли не полностью парализованным. Несмотря на то что власти обещают не урезать социальную часть бюджета, на практике всё получается иначе. Законодательство меняется в худшую сторону постоянно, а объясняют это кризисом.

Уменьшается финансирование и реабилитационных мероприятий, сообщила Вера Шишкина. Для этого вводятся новые нормативы и стандарты, утверждаются новые требования и правила, по которым всё меньше инвалидов может проходить реабилитацию. При этом председателя пермского отделения ВОС беспокоит то, что новые положения внедряются не то что без согласования, но даже без какого-либо обсуждения с общественными организациями инвалидов.

Если бы проекты решений обсуждались с нами, мы могли бы минимизировать риски ухудшения положения инвалидов, — говорит Вера Шишкина.

Но на обращение пермского отделения ВОС с просьбой разработать порядок согласования принимаемых решений пришла формальная отписка.

Постоянное ухудшение положения инвалидов подтверждает юрист краевого отделения ВОС Татьяна Ельчанинова, ссылаясь на конкретные документы.

ДокументСледствие
Новая редакция Федерального закона № 442 от 21 июля 2014 года «Об основах социального обслуживания граждан Российской Федерации», вступившая в силу с 1 января 2015 года.Вывела ряд мероприятий по реабилитации инвалидов на платную основу. Например, вся социально-педагогическая и социально-трудовая реабилитация, в том числе детей, теперь возможна только за деньги.
Приказ № 224н «О классификациях и критериях, используемых при осуществлении медико-социальной экспертизы граждан федеральными государственными учреждениями» (издан Министерством труда 17 декабря 2015 года, начал действовать в феврале текущего года).Изменил критерии определения группы инвалидности, для многих это означало понижение группы инвалидности, для некоторых — снятие инвалидности вовсе. «Таким образом количество инвалидов уменьшилось, но не за счёт реабилитации», — комментирует Татьяна Ельчанинова.
Приказ Минтруда РФ № 998н от 9 декабря 2014 года «Об утверждении перечня показаний и противопоказаний к обеспечению инвалидов техническими средствами реабилитации»Значительно сузил круг инвалидов, которым полагается электрическая коляска.
Письмо-разъяснение Министерства труда и социальной защиты населения № 13-3/10/В-4472 от 24 июня 2015 годаУстановило, что «технические средства реабилитации» (к которым относятся, например, также подгузники или абсорбирующее бельё, необходимое ежедневно) при нехватке должны приобретаться самостоятельно с последующей компенсацией. Загвоздка в том, поясняет Ельчнинова, что компенсация производится по ценам, по которым была произведена последняя госзакупка: «Человек покупает подгузник за 10 рублей, а госзакупка была по 4,5. Человек предоставляет платёжные документы из аптеки, но на цены никто не смотрит».

Анастасия Гилёва, президент организации защиты прав детей-инвалидов и их семей «Счастье жить», сообщила, что упомянутый приказ № 224н коснулся и детей — получить инвалидность стало гораздо сложнее:

Из-за этого количество инвалидов снизилось на 10 %, хотя статистика говорит о том, что оно ежегодно растёт на 18 %.

Также, по её словам, с прошлого года началось сокращение финансирования, выделяемого на реабилитацию детей-инвалидов:

Его ничем не объясняют. Говорят о секвестре бюджета. Но почему все другие статьи сокращают максимум на 10 %, а наши — на 54 %? В прошлом году на реабилитационные сертификаты из краевого бюджета выделили 108 млн, а в этом — 50. На направления в госпиталь на реабилитацию нам удалось выбить 28 млн федеральных денег, но никто толком не знает, как их выдавать. Деньги ушли, а по факту дети услуги не получают.

Чтобы увеличить количество сертификатов на реабилитацию, Министерство здравоохранения и социального развития сократило продолжительность курса реабилитации — с четырёх недель до трёх, рассказывает Анастасия Гилёва. По её словам, родители и на это уже согласны, лишь бы снизить напряжённость. Кроме того, выдают теперь только по одному сертификату в год:

В прошлые годы выдавали три-четыре сертификата. В этом году невозможно получить даже второй сертификат, хоть это и положено по закону.

На запрос Гилёвой министру здравоохранения региона Ольге Ковтун ответ пришёл также невнятный:

Прокомментировали только конец 2015 и начало 2016 годов. Причём в 2016-й приплели деньги, которых в бюджете ещё нет, мы только пытаемся их добиться.

Начавшиеся в последнее время проблемы подтверждают и другие опрошенные «Звездой» пермяки. Так, Андрей, прошедший курс лечения от рака, рассказал, что ему «почему-то» понизили группу инвалидности. Как это сказалось на льготах, он не знает, поскольку льготами не пользуется, а вот пенсия по инвалидности уменьшилась ощутимо — на 4 тыс. рублей. Его субъективное впечатление — таких, как он, много:

Когда приходишь на комиссию по инвалидности, там очень много недовольных людей, которым понижают группу инвалидности или просто снимают. Похоже, что это какое-то плановое мероприятие по снижению расходов.

Дарья, девушка с положительным ВИЧ-статусом, сообщила журналисту «Звезды», что в конце прошлого года ей сменили «схему» (особая комбинация и порядок приёма лекарств для ВИЧ-положительных) — на более дешёвую. Раньше Дарья принимала британский препарат «Кивекса»: одна таблетка один раз в день, минимум побочных эффектов. Теперь приходится принимать четыре таблетки — две утром, две вечером. Один из препаратов («Лавимудин») производится в Индии, другой («Абакавир — АВС») — в России, в Химках. Перемена не замедлила сказаться на самочувствии.

От новых препаратов я себя плохо чувствую. Из-за «Лавимудина» постоянные проблемы с кишечником. При этом изначально мне говорили, что схему лучше не менять. Меняют её только в том случае, если она не подходит. Интересно также то, что изменили её очень быстро, без всяких комиссий. А когда я попросила вернуть прежнюю схему, сказали, что для этого нужно собрать комиссию.

Впрочем, решения, улучшающие положение инвалидов в России, также принимаются, рассказала юрист пермского отделения ВОС Татьяна Ельчанинова.

В частности, было введено понятие «абилитация» — обучение новым навыкам, подготовка к какому-либо роду деятельности. Для детей это важно. Также есть закон, позволяющий нуждающимся инвалидам получать земельные участки без участия в торгах. Кроме того, были внесены изменения в ст. 15 Закона № 181 «О социальной защите инвалидов РФ». Они серьёзно расширили понятие доступности городской среды для инвалидов.

И это хорошо, вот только что такое «абилитация», никто пока толком не понимает, к теме лишь начинают подступаться. Закон о предоставлении земли не работает, потому что не разработан порядок предоставления участков. Ну, а в упомянутых изменениях доступности городской среды бюджетных денег нет — в это сейчас вкладываются бизнес, строительные организации, которых обязали проектировать, строить и реконструировать здания и сооружения соответствующим образом. То есть позитивные решения либо не отработаны, либо не работают, либо никак не связаны с финансовыми вложениями со стороны государства. И поводов для оптимизма у инвалидов сегодня нет ни одного. Зато крепнет ощущение, что в «социальном» государстве они могут рассчитывать только на свои силы.

«Уровень реальных доходов населения в связи с инфляцией, которая у нас скакнула до 11,4 % в прошлом году, определённым образом понизился, и это мы должны будем учитывать в своей социальной политике, оказывая поддержку, прежде всего, незащищённым слоям населения — тем гражданам, которые испытывают особые сложности». (Президент России Владимир Путин — апрель 2015 года).

За последние 10 лет инфляция со знаком минус наблюдалась лишь по итогам девяти месяцев в разные годы. Чаще всего это август или сентябрь года. При этом падение уровня инфляции не достигало и половины процента. В среднем годовая инфляция в этот период составляла около 9 %. Оптимистично предположим, что и в 2016-2018 годах размер инфляции составит около 9 % в год. Исходя из этого скорректируем суммы расходов на здравоохранение и социальную политику в проекте бюджета Пермского края.