X

Citizen

Сегодня
Вчера
08 декабря 2017
07 декабря 2017
06 декабря 2017
05 декабря 2017

Семнадцатый год в протестах. Как защищают свои права жители Перми

Фото: Владимир Соколов

«Эта тема относится к забавным и интересным. Да и семнадцатый год для историка звучит хорошо...» — шутит председатель Пермской гражданской палаты Игорь Аверкиев. Это он о мониторинге публичных мероприятий за первую половину 2017 года. Интернет-журнал «Звезда» охотно освещает почти все публичные акции в городе, поэтому нам тоже интересно, с какими проблемами сталкиваются их организаторы.

Эксперты Пермской гражданской палаты (ПГП) подготовили большую таблицу — отчёт об общественно-политических и социально-экономических акциях за первую половину 2017 года, цель которых — обратить внимание власти и общества на конкретные проблемы.

Пока девушка в красном платье раздаёт этот отчёт в бумажном виде, организаторы уточняют, что в мониторинг не вошли культурно-массовые мероприятия, мероприятия, организованные органами власти, с помощью органов власти, мероприятия, имеющие цель продвижения идей и освещения деятельности политических партий и конкретных политиков.

Основная проблема проведения такого мониторинга, по словам Игоря Аверкиева, — сложно понять, сколько человек пришло на мероприятие. Прогуливаясь вокруг митингующих на одной и той же акции, вы много раз услышите: «да не больше тыщи!», «да человек шестьсот», «тут три тысячи примерно». Если заглянуть в отчёты полиции, там будет цифра, стремящаяся к нулю. Организаторы митинга, наоборот, могут накинуть пару сотен. Информацию со считывающих рамок у входа нигде не публикуют.

Антикоррупционный митинг 26 марта 2017 года Фото: Владимир Соколов

«Победителями» по количеству участников стали мартовский (2-4 тысячи) и июньский (1,5-3 тысячи) митинги «Требуем ответов», которые прошли по всей России и митинг обманутых дольщиков и пайщиков (380-900 человек). Кстати, дольщики и пайщики провели целых восемь акций за семь месяцев.

Акция в Саду камней 12 июня Фото: Тимур Абасов

Что касается результатов публичных мероприятий, то, например, зоозащитники полностью добились того, чего требовали — администрация приюта была уволена. К обманутым дольщикам часто приходят представители власти. Протестующие против лимита на проезд студенты добились увеличения количества поездок с 90 до 120. Митинги в Запруде против действий правления «Транснефти» привели к мораторию на судебные решения по сносу домов.

Митинг жителей Запруда, чьи дома находятся в охранной зоне трубопровода Фото: Анастасия Сечина

Валентин Мурзаев, координатор пермского предвыборного штаба Алексея Навального, рассказал смешную историю в тему:

« Перед митингом „Надоел“, организованным „Открытой Россией“, я слышал разговор полиции с участниками:

— Bы не соберете много народу

— Пять тысяч в марте собирали!

— Пять тысяч вы не собирали, четыре с половиной собирали...»

Так полицейский открыл страшную тайну о реальных цифрах участников митинга 26 марта.

Митинг 26 марта Фото: Владимир Соколов

Если участники региональных акций чаще добивались ответов на требования, то на федеральную повестку реагировали противодействием. Во время мартовского митинга четверо организаторов и участников были оштрафованы за мелочи вроде «хождение по газонам» и «отсутствие бейджа». После митинга два молодых организатора были привлечены к суду за не относящиеся к митингу действия.

Одно из самых интересных явлений, с которым приходится сталкиваться организаторам публичных мероприятий, — отказ в заявленных площадках. Это происходит почти всегда. (И, как оказалось после того, как мы просмотрели ситуацию в других регионах, происходит это почти везде). Например, в самом «проходном» месте в центре города «у медведя» (у памятника «Легенда о пермском медведе») не было согласовано ни одно мероприятие.

Фото: Михаил Данилович

Пермским Гайд-Парком снова становится Сад камней — он принял пять публичных акций за полгода. Также «популярностью» пользуется памятник Героям фронта и тыла — здесь прошло шесть акций. Новым местом стала аллея вдоль ул. Сибирская, от танка до площади Карла Маркса — место двух митингов дольщиков.

Акция в Саду камней 12 июня Фото: Тимур Абасов

Дважды было разрешено выступать перед зданием Законодательного собрания — здесь собирались зоозащитники после трагической истории в муниципальном приюте, и здесь же провели мероприятие члены КПРФ, которые выступали в защиту закона о детях войны.

Уступки и положительные реакции власти на требования Игорь Аверкиев отнёс ещё и к тому, что эти полгода завершали выборы губернатора. А следующие полгода предваряют выборы президента.

Когда эксперты заговорили о митинге коммунистов, представитель партии ПАРНАС Михаил Касимов высказал опасение, что в мэрии, возможно, нарушили регламент о запрете проведения публичных акций вблизи культурных учреждений, каким является здание Законодательного собрания.

С третьего ряда поднялся член КПРФ Алексей Бессонов. Он предложил оставить разногласия «на потом» и объединиться.

«Я с левого крыла, у нас есть тематика, щекотливая для вас: мы сталинисты, вы антисталинисты. Но права человека — общие для всех. Давайте создадим объединённый юридический штаб и будем друг-другу помогать!»

На минуту давняя печаль о том, что демкоалиция в России никогда не объединится, легла тенью на собравшихся.

Также эксперты отметили работу местных СМИ, которые становятся своеобразными проводниками политических требований общества. Кстати, акции, связанные с федеральной повесткой, такие как, например, митинг 26 марта, никогда не освещают пермские телевизионщики.

Также в мониторинге эксперты ПГП отразили основные проблемы, связанные с взаимоотношениями с правоохранительными органами:

  • Уже во время митинга составляются протоколы по мелочам: газоны, переход дороги, отсутсвие бейджа и так далее.
  • После митинга происходит мониторинг страниц участника (чаще организатора или активного участника) в социальных сетях. Они привлекаются к суду по проблемам, не относящимся к митингу.
  • Если в одно и то же время на нужном расстоянии проходят одиночные пикеты, которые объединены общим содержанием, они считаются не пикетами, а несогласованной массовой акцией
  • Часто организаторы митинга выплачивают денежный штраф (15-25 тысяч рублей).
  • Есть уже два случая, когда задержанных на публичной акции оставляют до суда в отделении полиции. Юридической необходимости в этом нет, но есть зацепка, если «предполагаемая ответственность предполагает арест».

В конце мы хотим привести цитату Игоря Аверкиева с его страницы в «Фейсбуке», которая обобщает и придаёт смысл представленному мониторингу публичных акций в Перми.

Председатель Пермской гражданской палаты Игорь Аверкиев Фото: Анастасия Паршакова

«Только ШИРОЧАЙШАЯ ГРАЖДАНСКАЯ СОЛИДАРНОСТЬ может что-то изменить в нашей стране. И солидарность не по поводу абстрактных максим вроде демократии, против путинского режима вообще, за честные выборы вообще, за борьбу с коррупцией вообще и т. п., а солидарность с конкретными требованиями наших земляков, защищающих свои права и интересы. И не важно, что лично вас та или иная тема протеста может не волновать, в этом и суть солидарности — вы поддерживаете собою не своё, а чужое требование. Но во имя общей цели: исправления правящего режима в лучшую сторону или замены его (на что именно вопрос отдельный и сложный). Именно люди на улицах по настоящему заботят и пугают любые власти. И именно людей на улицах, прежде всего, замечает всё остальное общество. Ходить на „чужие митинги“ — это наш гражданский долг, если мы хотим что-то реально изменить во взаимоотношениях людей и власти»

***