X

Новости

Сегодня
Вчера
2 дня назад
16 ноября 2019
Фото: Диана Корсакова

«Я сегодня любимую бабушку сдал в дурдом»

«Еду. Бабушка декламирует „Дружба настоящая не старится. За небо ветвями не цепляется...“ У меня слёзы градом! Подъехали к „Банке“. Показываю направление. Нам, говорю, в приёмное отделение. „Без пропуска нельзя!“ Веду бабушку через всю территорию пешком. Домой типа. В приёмном она понимает — что-то не то. Пытается слиться, но подоспели санитарки. Бабуля дико сопротивлялась. Обзывала всех фашистами и тварями. Меня отодвинули в сторону и увели её».

Такой пост написал мой знакомый Миша Сотников на своей странице в Facebook. Около недели назад его бабушку, 87-летнюю Тамару Николаевну, госпитализировали в стационар. Мы встречаемся в её квартире на Гайве — здесь затхлый воздух и очень много книг. На одной из полок стоит портрет Сергея Есенина. Миша говорит, что это самый любимый бабушкин поэт, на втором месте — Евгений Евтушенко. В её комнате всё перевёрнуто, благодарственные письма, грамоты и фотографии свалены в одну кучу на полу, некоторые из них порваны. Среди бумаг и одежды попадаются листы, на которых дрожащей рукой выведено «простынь на диван», «Путин — президент».

Фото: Диана Корсакова
Фото: Диана Корсакова

Всю жизнь Тамара Николаевна работала педагогом. По словам Миши, бабушка всегда была «боевым человеком». Она родилась в Пермском крае в семье старообрядцев, у неё было две сестры. Родители были грамотными, и, когда при большевиках семью выгнали из леса у деревни Алебастрово, дети уже умели читать и писать. Мать Тамары Николаевны пошла работать в местную школу, старшая сестра и она тоже решили стать педагогами. Отец Тамары Николаевны умер в 1963 году, но всю жизнь она говорила, что он погиб на фронте. О том, что прадед был председателем колхоза и получил «десять лет без права переписки», потому что не сдал пятилетний план, Миша узнал уже потом.

Фото: Диана Корсакова
Фото: Диана Корсакова

«Какое-то время бабушка работала в пермской школе — той, где сейчас православная гимназия (ул. Пермская, 55 — прим. ред.), — рассказывает Миша. — А потом её отправили в Добрянский район, забыл, как называется деревня. Бабушка была активной комсомолкой, организовала там местную самодеятельность. Её очень любили. Буквально несколько лет назад из Добрянки приезжала какая-то журналистка, нашла её. Оказывается, бабушку до сих пор помнят первые ученики. О ней вышла статья в местной газете. Когда бабушка там работала, она познакомилась с дедом. Он сам из Курской области, закончил Ленинградское военное училище железнодорожных войск, приехал сюда строить Горнозаводскую железную дорогу, которую сейчас разбирать собираются».

На фото — муж Тамары Николаевны, Михаил Вячеславович Сотников Фото: Диана Корсакова
Фото: Диана Корсакова

Тамара Николаевна работала учителем, завучем, начальником учебной части в сельхозакадемии, воспитателем в детском саду, возглавляла филиал Свердловского торгового института в Перми. Миша вспоминает, как по вечерам бабушка читала внукам стихи, рассказывала о литературе. Всю школьную программу по этому предмету он знал уже к седьмому классу, поэтому сочинения давались легко. Благодаря этим вечерам у бабушки Миша и сам полюбил чтение. «Она педагог старой закалки. Строгий, требовательный по жизни человек, причём по отношению ко всем, не только к родственникам». До пенсии бабушка Миши работала в интернате для детей с дефектами речи, общий педагогический стаж у Тамары Николаевны — больше 30 лет. Она была очень инициативной, на пенсии тоже не сидела без дела — готовила школьников к ЕГЭ по русскому языку и литературе. Принимала всех. Брала символическую плату, поэтому ученики к ней пошли потоком. Вела уроки с самого утра, а вечером готовилась к следующему дню. Работала так, как привыкла работать, с полной ответственностью.

Фото: Диана Корсакова
Фото: Диана Корсакова

«Ещё два года назад она принимала учеников, готовила к ЕГЭ, все сдавали. Начала брать ребят-мигрантов. Узбек к ней ходил, который мог говорить по-русски, но писать не умел вообще. Она его подготовила, он поступил в техникум. А пару лет назад у бабушки стали проявляться возрастные проблемы. Всё началось с того, что ей позвонил какой-то мужчина и сказал, что её сын попал в аварию и срочно нужны деньги. Классика жанра. К ней приехали, сходили с ней до банка, она сняла всё, что у неё было накоплено, и отдала. Их потом поймали, но деньги никто не вернул. Звонили ей с зоны в Соликамске, а по городу ездил один из участников банды.

Фото: Диана Корсакова
Фото: Диана Корсакова

После этого мы стали за бабушкой следить — контролировать её расходы, пенсию. Начались головокружения, она перестала выходить на улицу. Просто падала. Мы и в магазин стали сами ходить, с платёжками и т. д. Поначалу бабушка стала заговариваться — как сломанный патефон, одно и то же рассказывает постоянно. Начала проступать клиническая картина: соседи травят газом, ходят какие-то люди, воруют из шкафов. К ней до последнего ходили ученики, пока у неё совсем не начались провалы в памяти. Где-то года полтора назад к ней еще ходила пара учеников. Чисто автоматически она работу выполняла.

Фото: Диана Корсакова
Фото: Диана Корсакова

До последнего времени она не проявляла никакой агрессии, была позитивно настроенной бабушкой и проблем не создавала. Потом начались галлюцинации, к ней стали „приходить“ какие-то люди, покойные родственники. „Приходил“ Пушкин, просил переписать на него квартиру. Она перестала себя обслуживать в бытовом плане, мы наняли сиделку. Нашли женщину, которая за небольшие деньги из соседнего дома ходит. Последние два месяца она практически перестала узнавать меня. Воспринимала как соцработника, на „вы“ со мной разговаривала. Подарила мне свою медаль „Ветеран труда“, сказав: „Вы же, в отличие от меня, работаете, вам нужнее“. Я забрал, потому что она начала выбрасывать и рвать все свои грамоты, вилки-ложки серебряные в унитаз спустила, начала бить посуду. Как-то она предложила мне взять хрусталь. Я сказал, что он мне не нужен. На следующий день приехал, а она его разбила и свалила в кучу. Как-то зашёл к ней, говорю „Привет, бабуля! Это я, Миша!“ Она отвечает „Здравствуйте, Михаил Юрьевич! Вы всё в Тарханах живёте?“ Всё классически, как по учебнику развивалось.

Фото: Диана Корсакова
Фото: Диана Корсакова

Мы повезли её в диспансер на Петропавловской. Врач посмотрел, выписал таблетки. Сказал, что это деменция. Начали давать таблетки, бабушка начала просто вырубаться. Стала падать дома. Это были какие-то транквилизаторы, которые её просто выключали. Легче не стало ни нам, ни ей. В гости пришла её бывшая коллега, она в совете ветеранов состоит. Предложила содействие, сказала, что среди педагогов таких случаев много. Привезли бабушку к психиатру на комиссию, та коллега подошла к врачу, сказала, что нужно положить в больницу, что бабушка — педагог. И довольно быстро всё решилось, я даже не ожидал. Врач вышел из кабинета, куда-то сходил, выписал направление на Банную Гору, в женское отделение. Я бабушку туда увёз. На следующий день с ними созвонился, они очень удивлены были, что кто-то позвонил. Видимо, стариков обычно привозят и даже не интересуются».

Фото: Диана Корсакова
Фото: Диана Корсакова

Врачи сообщили, что процесс отмирания клеток мозга необратим и надо готовиться к худшему. Через три недели бабушку выпишут домой. За это время нужно успеть сделать ремонт, поменять сантехнику, которая вся бежит. Кроме больной бабушки, у Миши есть ещё парализованный после инсульта отец, жена, которая лечится от рака, и 11-летняя дочь. Вместе с братом Миша старается ухаживать за отцом и бабушкой, но всё равно приходится нанимать сиделку, которая приходит к ним дважды в день.

Фото: Диана Корсакова

Год назад у жены Миши Ольги диагностировали злокачественную опухоль мозжечка. В марте прошлого года её удалили в московском институте Бурденко, потом Ольга прошла курс лучевой терапии и химиотерапии. Пермские музыканты устраивали благотворительные концерты в помощь Ольге, тогда собранные деньги очень помогли. Она ездила в реабилитационный центр в Нижнем Новгороде, лечение проходила платно. Семье удалось оплатить около трети выставленного счёта, остальное оформили в рассрочку на год. Недавно Ольга ездила в Санкт-Петербург на диагностику, у неё обнаружили ещё два очага опухоли.

Фото: Диана Корсакова
Фото: Диана Корсакова

«Мы не унываем, настрой боевой. Иногда начинаешь себя жалеть и так далее — ненавижу себя в такие моменты. Но, если меня спросить, какой момент был самым счастливым в моей жизни, то это, конечно, когда я смог вернуть своей маме зрение. Её тоже парализовало в 2008 году, она лежала восемь лет. Тоже инсульт. У мамы была катаракта, она два года не видела. Я нашёл деньги, одна пермская клиника взялась за операцию, хотя врачи открытым текстом говорили — „нафиг тебе это надо“. И я вернул маме зрение. И вот этот момент, когда с неё сняли повязки... Человек два года не видел ни детей, ни внуков. И тут она начала видеть... Это было неописуемо».

Фото: Диана Корсакова

Миша работает в обувной мастерской, чинит обувь уже 18 лет. Ремесло ему нравится, он подходит к своей профессии творчески и увлечённо. Мы даже написали о нём статью. Если вашей обуви, сумкам или изделиям из кожи требуется ремонт, обращайтесь к нему. Миша хочет «завалиться работой», для него и его семьи это сейчас вопрос выживания. Он работает в центре города с понедельника по пятницу с 10:00 до 19:00. Звонить по телефону можно в любое время: 8 965 56 84 807.

***

  • Во всём мире 47,5 миллионов пациентов с деменцией, ежегодно фиксируют 7,7 миллионов новых случаев заболевания. В России от 1,3 до 1,8 миллионов больных с деменцией. Наиболее распространённая причина деменции — болезнь Альцгеймера, на неё приходится 60-70 % всех случаев. 2/3 пациентов с болезнью Альцгеймера — женщины.

***

Читайте также:

Испытано на себе. Положить в дом престарелых

Репортаж «Звезды» из пермского дома престарелых

О проектеРеклама
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС77-64494 от 31.12.2015 года.
Выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций.
Учредитель ЗАО "Проектное финансирование"
18+

Программирование - Веб Медведь