X

Citizen

Вчера
2 дня назад
18 сентября 2017
15 сентября 2017
14 сентября 2017
13 сентября 2017
12 сентября 2017
11 сентября 2017

Люди на площади. В Перми открылась выставка, посвящённая августовскому путчу

Фото: Тимур Абасов

26 лет назад, 18-21 августа 1991 года в СССР произошли события, вошедшие в историю как «августовский путч». С тех пор в России многое произошло и многое изменилось, и эти события, как и последовавший за ними трудный и неоднозначный период российской истории, подвергались самым различным трактовкам, наиболее актуальная из которых, пожалуй, не вполне соответствует их масштабам и исторической значимости. Фотовыставка под названием «Август-91. Люди на площади», открывшаяся в Центре городской культуры (ул. Пушкина, 15) 18 августа, актуализирует эту проблему. Её создатели берут на себя смелость расставить акценты должным образом. Благо, вместо мнений и оценок они используют для этого документальные фотографии и свидетельства очевидцев.

Фотовыставка «Август — 91. Люди на площади» включает в себя семьдесят фоторабот, сделанных четырьмя десятками фотографов в двенадцати городах России — от Москвы до Владивостока. Впервые она была показана в Ельцин Центре 18 августа 2016 года. Тогда за два месяца работы её посетило более десяти тысяч человек. На её открытии в Перми куратор выставки, заместитель исполнительного директора Ельцин Центра по работе с фондам Дмитрий Пушмин заявил:

События августа 1991 года, как бы ни казалось нам, надменным потомкам, не ограничивались Садовым Кольцом. Огромное количество людей на площадях многих городов вышло, чтобы заявить свой протест. Сама по себе попытка переворота ускорила крах Советского Союза. Вооружившись знанием о том, что после описываемых событий случился 1993 год, война в Чечне, реформы, мы встаём в позицию надменных потомков и думаем, что история могла бы сложиться иначе. Но эта позиция поверхностна и не выдерживает никакой критики. Язык отрицания свойственен этой теме, но мы постарались избежать его: в нашей выставке нет ни эпилога, ни выводов, только документальная фиксация и слова очевидцев. Это было действительно уникальное и важное историческое событие, когда власть вместе с частью общества стояла на одних баррикадах.

Дмитрий Пушмин Фото: Тимур Абасов

Руководитель выставочного отдела ЕЦ Марина Соколовская заметила, что раздел, посвящённый августовским событиям 1991 года, стал самым популярным в огромной исторической экспозиции Ельцин Центра:

Этот раздел собирает огромное количество разных отзывов и личных историй. Самое важное, что людей могут объединять общие ценности. Этот уникальный опыт солидарности вдохновляет нас и сегодня.

Марина Соколовская Фото: Тимур Абасов

В целом, выставка «Август — 91. Люди на площади», в которой вместе с фотографиями и свидетельствами очевидцев представлена сухая хронология тех дней, носит чисто просветительский характер. Сегодня, спустя 26 лет после исторических событий августа-91, в России, да и за рубежом, всё ещё трудно отыскать примеры качественной литературы по этой теме. Это не недоработка историков и публицистов, но неизбежная реальность: такая литература пока что, пожалуй, невозможна по определению, ведь для осмысления событий подобного исторического масштаба требуется куда более значительный период времени. И главное — холодная голова (хотя аллюзия на фразу Дзержинского в контексте поднимаемой темы и может выглядеть странно). А учитывая, что в современной России бесконечные споры о сути и содержании августовских событий ещё не утихли (да и как им утихнуть, если девяностые то и дело становятся «пугалом» в том или ином политическом дискурсе), этого периода мы дождёмся ещё не скоро.

Фото: Тимур Абасов

А пока мы располагаем бесценным материалом другого рода — живыми свидетельствами очевидцев. И, конечно, фотографиями. Последняя пара десятилетий, правда, приучила нас к тому, что фотография — подлый свидетель, который ещё как способен на ложь и диффамацию (в особенности когда речь идёт о военных фотоснимках), однако с работами, представленными в рамках выставки, это не действует. Они кажутся неуязвимыми в плане ложных интерпретаций и толкований. Возможно ли подобрать ракурс или кадрировать снимок так, чтобы многотысячные воодушевлённые толпы перестали быть многотысячными воодушевлёнными толпами? Чтобы снизить эмоциональный накал, который передаётся через каждый плакат и транспарант вполне однозначного содержания? Слова, мнения и кураторские тексты могут быть разными (и надо сказать, что у человека скептически настроенного эти сопровождающие выставку тексты, написанные с дидактическими интонациями, и правда могут вызвать некоторое подозрение в тенденциозности), а вот фотография говорит сама за себя — и всегда выражается предельно чётко и ясно.

Фото: Тимур Абасов

Поэтому, собственно, кураторского текста в экспозиции минимум — всего три тематических блока, по одному в каждом зале. Финальный блок, посвящённый последним дням и часам путча, заканчивается словами: «В ночь на 22 августа в столице был демонтирован памятник Дзержинскому, символ политических репрессий. И казалось, что уже никто и ничто не помешает строить новую жизнь». Приятно, что кураторы проекта понимают всю пошлость многоточия и отказываются от его постановки — потому что, конечно, именно многоточие и просится в конец последнего предложения. Что за этим многоточием — известно. Тяжёлый период, масса трагических событий и, в конце концов, текущая политическая реальность, бесконечно далёкая от тех идеалов, которыми руководствовались люди на исторических фотоснимках. На открытии выставки в Центре городской культуры Андрей Агишев заметил:

Многие из нас были там, участвовали в этих событиях, но на самом деле мы уже многое забыли. Выставку очень полезно посмотреть всем — вспомнить, как это было на самом деле, увидеть то, что видели мы, и понять, что забывать это нельзя. И порадоваться за то, что в 1991 году граждане России могли позволить себе выйти на улицы, потребовать чего-то и добиться желаемого — я не знаю, когда мы сможем снова повторить нечто подобное.

Андрей Агишев Фото: Тимур Абасов

Возможно, в этом и есть главная миссия выставки — дать тем, кто уже многое забыл, и тем, кто не успел ничего застать (а на открытии было на удивление много молодёжи), почувствовать солидарность друг с другом, без которой, как свидетельствует опыт августа-91, ничего, никогда и ни у кого не получится.

Фото: Тимур Абасов
Фото: Тимур Абасов
Фото: Тимур Абасов
Фото: Тимур Абасов
Фото: Тимур Абасов

***