X

Новости

Сегодня
Вчера
2 дня назад
20 августа 2019
Фото: Ольга Шур
154статьи

Обозреватели «Звезды» о важных культурных событиях: театральные и кино-премьеры, выставки.

Долгий путь домой. В Пермской галерее открылась выставка о погибших в Германии военнопленных из Молотовской области

Выставка «Возвращение домой» приурочена ко Дню Победы, но начисто лишена победного пафоса и параноидального патриотизма. Экспозиция в Пермской галерее посвящена сугубо частным вещам — семейной памяти. Интернет-журнал «Звезда» рассказывает, почему посещение этой выставки — самый уместный способ отметить 9 мая, и публикует три истории советских военнопленных из Молотовской области.

Выставка расположена на втором этаже галереи. Чтобы ее увидеть, нужно подняться по довольно узкой и крутой лестнице. Проходя по ней, над зрителем нависают металлические решётки. С этой буквально физической неудобности и начинается выставка «Возвращения домой».

Экспозиция выставки «Возвращение домой» Фото: Ольга Шур

На втором этаже зрителя встречает картина художницы Юлии Пермяковой: три сельские старушки, мужчин здесь нет, они остались в лагерях Нижней Саксонии. По узким коридорам — справа и слева — зритель проходит между двух инсталляций. Первая — это стенд из металлической решётки, которая повторяет силуэты людей. На ней размещён рассказ о попавшем в плен жителе Молотовской области (так с 1940 по 1957 годы назывался Пермский край). Вторая, в виде окна, висит на стене. Внутри окна — фотография реального пейзажа. Она сделана из окна конкретного дома в Пермском крае, в который не вернулся советский солдат. Здесь же размещены фото его родных — жены, детей, внуков и правнуков.

Экспозиция выставки «Возвращение домой» Фото: Ольга Шур

Изначально это был не совсем художественный проект. Две общественные организации — немецкий Гете-институт и пермский «Бессмертный полк» — в рамках проекта «Мост памяти» решили вернуть имена тем, кто не пришёл с войны. В Пермской галерее историю солдат рассказали художественными методами.

Экспозиция выставки «Возвращение домой» Фото: Ольга Шур

После окончания войны прошло более семи десятилетий, но до сих пор есть семьи, которые ничего не знают о судьбе своих родных — многие, ушедшие на фронт, долгое время числились пропавшими без вести. В Советском Союзе тема военнопленных и принудительных рабочих относилась к государственным секретам. Перелом произошёл в годы Перестройки.

Татьяна Курсина на выставке «Возвращение домой» Фото: Ольга Шур

На «Возвращении домой» нет государственной символики и кричащих лозунгов. Она обращается не к патриотизму, а семейной памяти. Пожалуй, главное в этой выставке — наглядное свидетельство того, что родные помнят своих предков. Но семейная память никакого отношения к государственной политике и навязываемому патриотизму не имеет. В воспоминаниях родных нет никакого пафоса. Внуки и правнуки хранят в альбомах фотографии тех, кого никогда не видели, они вспоминают семейные истории о тех, кто не вернулся домой. И на выставке можно увидеть лица этих людей.

Создатель выставки «Возвращение домой», координатор акции «Бессмертный полк» в Перми Анна Отмахова Фото: Ольга Шур

Вот три истории советских военнопленных из Молотовской области.

Ананий Васильевич Вавилин (01.10.1901 — 27.11.1941)

К началу войны Ананию было почти 40 лет. Он жил уже своей семьёй, в небольшой деревне Урья, что в Кочёвском районе. Все жители деревни носили одну фамилию — Вавилины. С женой Марией Петровной воспитывали они четырёх сыновей — Ивана, Василия, Владимира и Виктора.

Ушёл Ананий на фронт в августе 1941 года. По документам Кочёвского райвоенкомата от 30.12. 1946, шесть Вавилиных из деревни Урья числятся пропавшими без вести, среди них и Ананий. Правда, там указан 1906 год рождения и что пропал в декабре 1941 года. Вроде, последнее письмо было с эшелона. К сожалению, к тому времени Анания уже не было, прожил он в лагере чуть больше месяца. В послевоенных документах военкоматов часто бывают ошибки.

Как бы то ни было, но дети больше никогда не видели отца. Его фотографий в семье нет. Только после, на карточке военнопленного теперь уже внуки и правнуки могут разглядеть лицо деда. Но сохранился дом, построенный его руками, а рядом стоит дом сына Виктора, в котором живёт правнучка Анания — Татьяна. С мужем они воспитывают двух детей — Никиту и Варвару. Летом маленькую Варвару качали в зыбке, старинной люльке, привязанной к шесту. Так уживаются в современном мире старые традиции и технический прогресс.

Внучка Мария с праправнучкой Варварой Фото: Валерий Заровнянных

Всего у Анания Вавилина сегодня 22 внука. Многие остались жить в районе, разъехались в соседние деревни. А в Урье осталась внучка Мария, дочь младшего сына Виктора, который немного не дожил до известия о своём отце. И её дочь Татьяна с детьми. Так что род Анания Вавилина большой и будет жить на родной земле долго.

Николай Алексеевич Бузинов (1901 — 17.12.1941)

У Алексея Бузинова было четверо детей — Николай, 1901 г.р, Степанида, Кирилл и Тимофей, 1917 г.р. Как звали мать — неизвестно. Но в д. Маскаль Кочёвского района, работящая семья считалась зажиточной, имели большое хозяйство — было у них несколько домов, амбаров, работали на земле сами и давали заработать другим.

В 20-х годах старший, Николай, уже был женат на Анисье Григорьевне и имел троих детей: Алексей, 1923 г.р, Егор, 1924 г.р и Анна. Тогда, в двадцатых, наступили трудные времена, когда ценности поменялись, а работящие крестьяне с крепкими хозяйствами не были в почёте. У семьи отобрали дом и, «от греха подальше», в 1933 году Николай с семьёй перебрался под Пермь, в посёлок Ляды. Пробыли они вдали от родной деревни 6-7 лет и перед войной вернулись.

Судя по документам, Николая Бузинова призвали на фронт в конце августа 1941 года, и связь с ним прервалась с октября. И, как показывают документы, пленён он был в октябре 1941 года. А ещё есть интересные совпадения. Как оказалось, взят в плен он был в один день, в одном месте со свои земляком Ананием Вавилиным, что из деревни Урья. Деревни эти расположены совсем недалеко друг от друга. И так получилось, что они вместе были в одном лагере, даже их лагерные номера отличаются всего на 8 пунктов.

Младший брат Николая, Тимофей, тоже ушёл на фронт, был санинструктором, награждён боевыми наградами. В 1943 году настала очередь воевать и сына Николая Бузинова — Егора. Он ушёл на фронт и был снайпером. Вернулся, женился и вырастил 5 детей. Работал всю жизнь в колхозе — конюхом, учётчиком.

Деревня Маскаль Фото: Валерий Заровнянных

Родной дом в деревне Маскаль разобрали в 50-х годах и поставили на соседнюю улицу. Теперь там живёт правнучка Катерина с мужем и четырьмя детьми. Старший сын Егора и внук Николая — Тимофей Егорович с супругой Валентиной живёт недалеко, в д. Большая Коча в своём доме, вырастили они троих детей.

В общем, у солдата Николая Бузинова теперь большая семья — 11 внуков, и у них уже есть внуки. Так что крепкий род Бузиновых жив и будет жить.

Сергей Максимович Усов (22.03.1911)

Говорят, что чудес не бывает. История этого солдата опровергает этот постулат. На карточке военнопленного Усова Сергея Михайловича стоит дата смерти — май 1942 года, а похоронен он в Витцендорфе. Однако, это тот редкий счастливый случай — солдат вернулся домой...

А теперь всё по-порядку. Сергей был вторым ребёнком в семье Анны Федоровны и Максима Усовых. Старшей из детей этой семьи была дочь Мария, 1909 г. р., а после Сергея родились ещё Андриян, 1911 г. р. и Дмитрий, 1915 г. р. О довоенной жизни известно мало: отец, Максим Усов, ушёл на Первую Мировую войну и погиб в 1914 году. Жена осталась одна поднимать четверых детей. Конечно, было нелегко, но, несмотря на все трудности, прожила она 88 лет, пережила и вторую войну, и Сталина, и Хрущёва и некоторых своих детей.

Сергей Максимович к началу войны был женат на Евгении Семёновне, и было у них трое сыновей — Фёдор, 1937 г. р., Егор, 1938 г. р. и Иван, 1941 г. р. Работал в колхозе «Усовский» кладовщиком. Призвался он 22 августа 1941 года в 688 стрелковый полк. А 6 октября Сергей Усов был взят в плен.

«В деревне Починок Смоленской области был пленён при следующих обстоятельствах: находясь второй раз в окружении меня снарядами немецкой артиллерии оглушило. Я в это время упал, когда пришёл в сознание я перед собой увидел, что стоят возле меня немецкие солдаты и что-то говорят по-немецки и через несколько минут они меня забрали с собой».

Это описание момента плена записано в фильтрационном деле солдата, впрочем, он часто рассказывал эту историю после возвращения домой, добавляя, что был ранен в руку.

Потом пленных отправили в Оршу, что в Витебской области. Там он встретил своего односельчанина и соседа Семёна Трубинова, который попал в плен 5 октября. Они стали держаться вместе. Сначала пленных держали в сарае, потом погрузили в вагоны и повезли. В вагонах солдаты могли только стоять, потому что пространство заполнялось очень плотно. Самыми удачными местами считались углы вагона, там можно было опереться на стенки. Усову и Трубинову удалось занять один из углов. В какой-то момент несколько пленных попытались силой занять «комфортный» угол, но Трубинов сумел отбиться, и их оставили в покое. Поезд шёл, не останавливаясь, их не выпускали из вагона, не было воды и других удобств, поэтому «справлять нужду» приходилось в котелки.

С января 1942 года он был в немецких лагерях: сначала шталаг ХВ, потом ХD (310), работал чернорабочим, таскал камни. Кормили плохо, многие ослабевали и не могли выходить на работу. Его друг Семён терял вес, интерес к жизни, слабел с каждым днём... И однажды не смог пойти на работу, остался в бараке. Когда Сергей и другие пленные вернулись с работы, Семёна уже не было. Так больше они его и не видели.

Вспоминал солдат ещё один случай. Как-то перед строем военнопленных появился бюргер и спросил: «Кто знаком с сельским хозяйством?» Таких оказалось трое — Сергей Усов и ещё двое. Так все трое очутились на ферме, где стали работать. Жили они в свинарнике, через перегородку со свиньями. Сами варили себе еду из овощей, которые позволяли взять хозяева.

Уже весной 1945 года стали слышны залпы орудий, понятно, что фронт уже близко. Они не стали ждать и просто сбежали. Попали к союзникам, а потом — к своим. И, конечно, сразу же в фильтрационные лагеря, где проверяли все обстоятельства пленения и жизни в Германии. Управление НКВД по Свердловской области, подразделение «СМЕРШ» («Смерть шпионам») проверяло «по розыскным спискам вражеской агентуры». Сергей Усов находился в это время в лагере города Каменск-Уральский и работал на алюминиевом заводе. Ему не разрешали писать письма и сообщить семье, что он жив.

Как вспоминает старший сын Фёдор, писем и каких либо известий про отца не было с момента его ухода, с августа 1941 года. И только весной 1947 года он увидел в слезах обессиленную мать, которая держала в руках письмо из Каменск-Уральского. А вскоре, в апреле 1947 года, отец вернулся домой.

Дальше была мирная жизнь, работа в колхозе конюхом, бригадиром. Отец не боялся работы. И ещё родились двое сыновей — Леонид, 1949 г. р., и Семён, 1953 г. р. Сегодня из живых детей остался старший Федор и младший — Семён. Фёдор живёт со своей женой в селе Верх-Иньва Кудымкарского района.

Дорога в Верх-Иньву Фото: Валерий Заровнянных

И ещё два младших брата Семёна Усова — Андриян и Дмитрий уходили на фронт. Андриян — вернулся в июне 1941 года, отслужив срочную службу в Монголии. Мирной жизнью успел пожить несколько дней, ушёл в августе 1941, дошёл до Берлина и Праги. Награждён Орденом Красной Звезды, Орденом Славы III степени, Медалью за отвагу, Медалью за оборону Москвы, Медалью за взятие Берлина. Вернулся в августе 1945 года.

А самый младший — Дмитрий прошёл финскую кампанию. Весной 1945 года, семья получила письмо, где сообщалось: «наступаем под Берлином», а потом была похоронка.

***

Выставка «Возвращение домой» будет работать до 23 июня. Далее её покажут в нескольких городах Пермского края.

О проектеРеклама
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС77-64494 от 31.12.2015 года.
Выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций.
Учредитель ЗАО "Проектное финансирование"
18+