X

Новости

Сегодня
Вчера
2 дня назад
20 апреля 2019
19 апреля 2019
2статьи

Банковская система снова переживает не лучшие времена. Мы вспоминаем тех, кто не прошёл проверку на прочность.

Банки, которых нет: Закат Урала

Когда-то в Перми работало почти три десятка региональных банков. С годами их количество изрядно сократилось. «Звезда» продолжает рассказ о банковской истории Перми.

В начале цикла статей мы вспомнили обвал рынка межбанковских кредитов в 1995 году. Его последствия сказывались на протяжении целого года, в течение которого прекратили свою деятельность многие известные и влиятельные финансово-кредитные организации. В прошлый раз мы поговорили о судьбе относительно небольших банков, сегодня же вспомним настоящих мастодонтов регионального банковского сектора.

Триада крупнейших пермских банков, которые прекратили своё существование практически одновременно, могла стать единым региональным мегабанком под эгидой обладминистрации, такая возможность обсуждалась, но судьбе не было это угодно. Стоит заметить, что идея создания банка, подконтрольного городским или областным властям, существовала всегда. После банковского кризиса рассматривалась возможность приобретения муниципалитетом Пермкомбанка, а однажды областные власти чуть было не приобрели контрольный пакет Почтобанка для реализации всё той же идеи-фикс.

Заря Урала

Первый кооперативный банк Перми — кооперативный банк союза кооператоров «Заря» — был создан в далёком 1988 году. Через пару лет банк стал именоваться пермским профсоюзным коммерческим банком «Региональный банк финансирования социальных программ». По сложившейся традиции, ещё через два года на его базе был создан акционерный коммерческий банк «Заря Урала». В разное время крупными пайщиками банка были «Пермские моторы», Пермоблсовпроф, компания «ЭКС Лимитед». Символическими пакетами акций «Зари» владели «Мотовилихинский коммерческий банк», «Пермстройкомбанк» и «Пермкомбанк».

Почему АКБ «Заря Урала», а не просто «Заря», как на заре своей деятельности? Просто потому, что именем «Заря» успел назваться один волгоградский коммерческий банк. Пермяки обратились с иском к Центральному банку России, Главному управлению Центробанка по Пермской области и Волгоградскому акционерному коммерческому банку «Заря» с требованием внести изменения в реестр банков — исключить из реестра волгоградский банк «Заря» и присвоить наименование «Заря» истцу. Интересно не то, что суд отказал в иске, а мотивировка — по мнению кассационной коллегии, понятие «товарный знак» применимо скорее к предприятию, чем к банку.

Не менее необычна для сегодняшнего времени другая история — в том же 1993 году банк неожиданно отказался от ежемесячной выплаты процентов по вкладам. Стараясь привлечь клиентов, «Заря Урала» объявила о приёме срочных вкладов с ежемесячной выплатой от 400 до 600 % годовых. Вклады принимались на 18 или 24 месяца, привлекались суммы от 100 тыс. до 10 млн руб. Уже через месяц приём таких вкладов был приостановлен, а начисляемые проценты было решено выплачивать лишь по истечении срока депозита.

В этом году о «Заре Урала» в Перми вновь вспомнили. Связано это было с тем, что бывший председатель правления банка Александр Бесфамильный решил выдвинуть свою кандидатуру на пост сити-менеджера краевой столицы. Интересно, что на эту же должность заявился и Игорь Папков, также имевший к банку «Заря Урала» и ряду других банков, которых нет, самое непосредственное отношение. В былые годы вице-спикер Заксобрания возглавлял мотовилихинское отделение «Зари Урала».

Не будем упоминать то, что в банке трудились родственники автора этих строк, но здесь работали даже родственники президента — в 1994-95 годах сотрудником столичного филиала «Зари Урала» являлась Татьяна Дьяченко. Именно с этим фактом злые языки связывают оперативное получение банком лицензии на операции с золотом. Действительно, в августе 1994 года, когда банк получил эту лицензию, право на такие операции имели лишь 32 банка во всей России. Только они могли приобретать золото у золотодобывающих предприятий и Государственного комитета по драгоценным металлам и драгоценным камням, продавать его, а также проводить залоговые операции с золотом. К слову, «Пермкомбанк» получил такую лицензию ещё раньше, несмотря на то что в этом банке родственники президентов трудоустроены не были.

«Зарю Урала» окружает чуть большее количество слухов, чем другие банки того времени. В первую очередь, это связано с существенным количеством пострадавших при банкротстве банка. Если в банке «Пермь-Аверс» хранили свои сбережения около двух тысяч пермяков, то «Заре Урала» доверили свои деньги около 50 000 клиентов. Часто можно услышать о том, что банк прекратил свою деятельность, поскольку это было выгодно основному пайщику и одновременно дебитору «Зари» — компании «ЭКС Лимитед». В иных источниках можно было прочесть о том, что «банки, которым задолжала фирма Трутнева, спешно обанкротились, а их руководители перешли на работу в горадминистрацию».

Действительно, Юрий Трутнев, тогдашний владелец «ЭКС Лимитед», входил в совет директоров «Зари Урала», являлся председателем совета директоров и членом наблюдательного совета Пермского банка развития. В лучшие времена «ЭКС Лимитед» владели 19 % АКБ «Заря Урала», 35 % «Пермского банка развития» и более скромными пакетами акций других пермских банков. Нынешний полпред президента в ДФО всегда был достаточно влиятельной фигурой, но мы все прекрасно понимаем, что в те годы он никак не мог быть причиной обвала рынка межбанковских кредитов в рамках всей страны. К экономическому кризису 1998 года он тоже непричастен, я вас уверяю.

Как уже было сказано, с 1990 по 1992 год банк назывался Пермским профсоюзным коммерческим банком «Региональный банк финансирования социальных программ». Банк обслуживал практически всю финансовую деятельность пермских профсоюзов, а Облсовпроф являлся одним из его основных пайщиков: ему принадлежало 40 % банка в 1990 году и 11 % — в 1992 году. Профсоюзные лидеры до сих пор с печалью вспоминают свой дом отдыха в Верхней Курье, который был внесён в уставный капитал банка.

Ничего ужасного в этом нет, в ходе заката «Зари» многие что-то потеряли, а другие, напротив, приобрели. Именно в результате банкротства банка собственником краснокамского ЗАО «Карбокам» стал Олег Серебрянский. В 1994 году предприятие взяло кредит в банке «Заря Урала» — 3 миллиона долларов под 30 % годовых. Деньги были нужны для завершения строительства завода и были взяты под залог собственного имущества. Чуть позднее условия кредита были пересмотрены, а «Заря Урала» получила 7 % акций предприятия.

В 1996 году директором предприятия стал Сергей Айзенцон, бывший начальник управления экспертизы АКБ «Заря Урала». Уже в 1997 году завод сменил собственника — к моменту прекращения деятельности банка кредит «Карбокамом» не был возвращен, а торговый дом «Маркет» Олега Серебрянского потерял в «Заре» сопоставимую сумму. Произошла переуступка требований, и Серебрянский успешно управляет «Карбокамом» по сей день.

Среди клиентов «Зари Урала» были самые разные организации. Например, Пермская таможня. Услугами банка таможенники пользовались недолго. Договор на расчётно-кассовое обслуживание был заключён в феврале 1995 года, а расторгнут уже в ноябре. Таможня обратилась к банку с просьбой перечислить на счёт Государственного таможенного комитета страны 13 млрд руб. со счёта пермской таможни. До ГТК эти деньги так и не дошли. Выполняя поручение клиента, банк списал эту сумму со счёта таможни, но, ссылаясь на отсутствие денежных средств на своем корсчёте в РКЦ Главного управления ЦБ по городу Перми, перечислил 13 млрд руб. на корсчёт в АКБ «Пермкомбанк» для отправки по назначению. Далее последовали судебные разбирательства.

Конечно, никаких денег на счетах «Зари» в конце 1995 года не было — была лишь куча малоликвидных активов, таких как полученные в счёт невозвращённых кредитов ДК им. Дзержинского и ДК им. Свердлова. В октябре вкладчики начали в массовом порядке изымать из банка свои средства. За неделю с 26 октября по 2 ноября 1995 года частные вкладчики сняли со счетов четверть суммы всех вкладов. По итогам 1995 года банк зафиксировал убыток в сумме 5 млрд руб. В связи с этим акционеры приняли решение не выплачивать дивиденды по итогам года. На тот момент акционерами банка являлись 364 физических и 36 юридических лиц.

В апреле 1997 года была начата процедура добровольной ликвидации банка. 10 июня конкурсный управляющий и состав ликвидационной комиссии были окончательно утверждены акционерами, а 28 июня 1997 года лицензия банка «Заря Урала» была отозвана Центробанком. Как говорил в интервью Александр Бесфамильный: «Когда „Заря Урала“, что называется, доживала, я ещё два года в ней работал, не получая зарплаты, а просто понимая, что есть моя личная ответственность перед акционерами, перед вкладчиками».

Согласно данным Государственной налоговой инспекции по Пермской области по состоянию на 1997 год, банк остался должен в бюджеты всех уровней всего 2,176 млрд руб. Задолженность образовали начисленные ранее пени и штрафные санкции. Долгов могло бы быть больше, но в конце 1996 года город в счёт долгов выкупил принадлежащий банку ДК им. Свердлова за 34,4 млрд руб.

История на этом не заканчивается. Против руководства банка впоследствии ещё не раз возбуждались и закрывались уголовные дела. В конце 1999 года из проходящего процедуру ликвидации банка была совершена крупная кража. На тот момент сумма долгов банка перед вкладчиками составляла около 25 млн руб., ущерб же от кражи составил примерно 15 млн. Из помещения, которое находилось под сигнализацией и в котором в тот момент находился охранник, вынесли десяток компьютеров, сейф с деньгами и векселя «Энергогаза» на крупную сумму. Как говорят, на похищенных компьютерах находилась крайне важная информация, но это уже совсем другая история.

Пермкомбанк

По странному стечению обстоятельств приватизационный чек автора этих строк был вложен не в акции «Газпрома», а в акции «Пермкомбанка». Еще бы — банк, созданный в 1989 году, казался совершенно непотопляемым, он стабильно входил в сотню крупнейших банков страны. К началу 1993 года Пермкомбанк обладал одним из самых крупных уставных капиталов за пределами Москвы и Санкт-Петербурга (1,680 млрд руб.) и занимал 54-е место в стране по сумме активов. По итогам 1992 года акционеры получили дивиденды из расчета 140 % годовых по обыкновенным и 142 % — по привилегированным акциям. В то время региональные банки были в ударе — в списке ста крупнейших коммерческих банков России их число только за второе полугодие 1992 года выросло в полтора раза — с 40 до 62.

Но вернёмся в 1989 год, когда всё ещё только начиналось. Пермский коммерческий банк был учреждён дюжиной пермских предприятий, крупнейшим совладельцем банка стал «Пермнефтеоргсинтез», который владел почти четвертью долей. Другими пайщиками стали ПО «Пермское» по птицеводству, Облпотребсоюз, Пермский машиностроительный завод им. Ленина и другие организации. Число пайщиков постоянно расширялось — позднее ими стали «Пермэнерго», «Пермглавснаб», «Азот», «Уралкалий». В начале 1990 года в капитал банка вошёл Пермский горисполком, который внёс в уставный фонд здание ВДНХ Пермской области. Сегодня это здание известно нам как выставочный центр «Пермская ярмарка», а с 1991 по 1994 год его занимал Деловой центр Пермкомбанка. Кстати, начальником отдела маркетинга центра трудился трагически погибший недавно заместитель полпреда президента по Дальневосточному федеральному округу Николай Фадеев. Нынешний директор ВЦ «Пермская ярмарка» Сергей Климов был первым заместителем председателя правления Пермского акционерного коммерческого банка.

На должность председателя правления банка претендовали партийные функционеры, но в итоге руководителем банка стал Анатолий Федянин. Для второго секретаря Пермского обкома КПСС была учреждена должность президента банка, являющаяся синекурой. Ранее Федянин трудился в Пермской областной конторе Госбанка, где прошёл путь от экономиста до начальника отдела кредитования тяжёлой промышленности. В 1987 году был переведён в Пермское Облуправление Агропромбанка СССР на должность заместителя начальника. Следующим его местом работы стал Пермский коммерческий банк. Кстати, после краха «Пермкомбанка» Федянин продолжил работать в банковском секторе — одно время он входил в наблюдательный совет «Кама-банка», работал в филиале банка «Центральное общество взаимного кредита», управлял Прикамским филиалом «Росбанка», занимал пост управляющего Пермским филиалом НОМОС-БАНКа.

В течение только 1990 года банк обзавёлся филиалами в Москве и Глазове, Добрянке, Березниках, Соликамске, Чайковском, Чусовом. Уже позднее появились филиалы в Краснокамске и Кунгуре, на Кипре, в Санкт-Петербурге и Ленинградской области, в Хабаровске. Число клиентов, выбиравших Пермский коммерческий банк в качестве своего расчётного банка, росло едва ли не в геометрической прогрессии.

В сентябре 1991 года собранием учредителей банк преобразован в акционерный коммерческий банк — АКБ «Пермкомбанк». Его акционерами стали почти полторы сотни пермских предприятий и организаций. Спустя шесть лет, к сентябрю 1997 года акционерами банка являлись уже свыше 26 тысяч физических и юридических лиц.

Как говорилось выше, банк, в отличие от той же «Зари Урала», активно привлекал новых пайщиков и акционеров. Одним из первых банк разместил свои акции путём открытой подписки. Более того, акции банка устойчиво котировались на московском фондовом рынке. В 1994 году была проведена уже восьмая эмиссия акций Пермкомбанка на сумму 5 млрд руб. Размер дивидендов по акциям в ту пору составлял 205-210 % годовых. Совместно с Западуралбанком пермский банк № 1 учредил инвестиционную компанию БСБ, которая занималась двухсторонними котировками акций банков.

Привлекая новых акционеров, банк и сам вкладывал деньги в приобретение крупных компаний. Например, в ходе приватизации Камского речного пароходства его крупнейшими акционерами стали Пермкомбанк, ПФПГ и «ЭКС Лимитед».

Осенью 1992 года в московском «Хаммер-центре» прошли торжества по поводу получения Пермкомбанком генеральной лицензии на право проведения международных банковских операций. Лицензия была получена ещё в августе, и к моменту презентации Пермкомбанк установил корреспондентские отношения и открыл счета «Ностро» в National Westminster Bank (Лондон), Commerzbank AG (Франкфурт-на-Майне), Bank Brussels Lambert (Брюссель), ABN AMRO Bank (Вена), а также в Международном Московском банке и Международной финансово-инвестиционной компании. Позднее Пермкомбанк станет членом системы S. W. I. F. T., будут установлены корреспондентские отношения с коммерческими банками стран СНГ.

По итогам 1992 года банком была зафиксирована прибыль в размере 966 млн руб. Интересно, что в конце 1992 года деловые издания отмечали необычно крупные сделки по кредитам, приобретаемым в ходе торгов на Российской международной валютно-фондовой бирже. Их сумма превышала размеры уставного капитала коммерческого банка средней руки. В среднем кредитные ресурсы продавались под 100-110 % годовых. Продавцами обычно выступали московские банки, покупателями — банки региональные. Покупателем крупнейшего, 400-миллионного кредита оказался именно «Пермкомбанк». Уже по одному этому факту можно понять, как скажется на Пермкомбанке обвал рынка межбанковских кредитов.

«Пермкомбанк» был абсолютным новатором во всем — в 1993 году банк заявил о намерении сформировать собственный золотой залоговый запас. Ни один российский банк даже не пытался сделать ничего подобного. Лицензию Центробанка на право проведения операций с драгметаллами банк получил одним из первых в стране. Банк проводил конкурсы инвестиционных программ среди предприятий региона, отдавая предпочтение инвестициям в разработку золотоносных и алмазных месторождений Пермской области. Банк активно занимался обслуживанием кредитных карт и дорожных чеков, являлся расчётным банком системы Union Card в Перми, исполнял функции дилера на рынке ГКО.

Аудитом компании в 1993 году занималась компания Coopers & Lybrand (сегодня эта компания известна как PricewaterhouseCoopers) — Пермкомбанк рассматривался Комиссией ЕС в качестве потенциального партнера при открытии кредитной линии для реализации международного проекта развития в регионе. Позднее Европейский банк реконструкции и развития стал акционером Пермкомбанка, а его представители вошли в Наблюдательный совет. Пермкомбанк вообще достаточно активно работал с зарубежными партнерами. В 1993 году Комиссия ЕС подтвердила своё решение о субсидировании в рамках пакета помощи TACIS аграрной программы Пермской области в размере 2,5 млн ЭКЮ. Инициатором подключения области к программе TACIS выступил Пермкомбанк, использовавший для этого свои связи с немецкой группой консалтинговых фирм AGIPLAN. В 1993-94 годах консорциум немецких банков во главе с Dresdner Bank AG принял решение о предоставлении Пермской области кредита до миллиарда дойчмарок на покупку немецкого оборудования. Кредит предоставлялся под скромные 8,75 % годовых, партнером Dresdner Bank AG в качестве основного заёмщика выступал Пермкомбанк, он отвечал своими активами за погашение займа.

Интересно, что о необходимости строительстве нового пассажирского терминала в аэропорту «Большое Савино» говорили ещё в 1994 году. Пермкомбанк имел к проекту самое непосредственное отношение. Реализацией проекта стоимостью $30 млн в 1994 году занялись пермское АООТ «КУБ-авиа» и швейцарская инжиниринговая компания Smelt Int AG. Учредителями «КУБ-авиа» выступили ассоциация «КУБ», Фонд имущества Пермской области, Пермский аэропорт и Пермкомбанк. Представители Швейцарии получили официальный подряд на строительство международного терминала. Строительство предполагалось вести в основном за счёт иностранных кредитов, привлечением которых должна была заниматься швейцарская сторона. Проект, реализацию которого планировали начать в сентябре 1994 года, был рассчитан на два с половиной года. В финале мы должны были узреть трехэтажный комплекс общей площадью 9,7 тыс. кв. м с двумя ресторанами, несколькими барами, казино, магазинами и автостоянкой.

В Законодательном собрании Пермской области первого созыва, как минимум, шесть депутатов имели к «Пермкомбанку» самое непосредственное отношение. Тогда, в 1994 году, депутатами стали сам Анатолий Федянин, управляющий Лысьвенским отделением банка Александр Клементьев, управляющий Чусовским отделением банка Борис Гельфенбуйм. Мандатами обзавелись Андрей Кузяев, Юрий Трутнев и Андрей Климов, компании которых в то время являлись акционерами Пермкомбанка. Неудивительно, что со временем крупнейший региональный банк был назначен уполномоченным банком областной администрации, сюда были переведены счета местного бюджета. Летом 1995 года доля бюджетных ресурсов в чистых активах банка превышала 10 %. Уже после возникновения у банка сложностей рассматривалась возможность его приобретения и создания на его базе муниципального банка. Долги банка на тот момент составляли примерно треть доходной части городского бюджета. Словом, банк пытались спасти, но не все были в этом заинтересованы.

Банк прекратил финансовые операции в 1996 году, имея кредиторскую задолженность в 480 млрд руб. Летом 1996 года была закрыта большая часть филиалов банка. Лицензия была отозвана в июле 1997 года. 16 сентября 1997 года банк был признан несостоятельным, в отношении АКБ «Пермкомбанк» было открыто конкурсное производство. Согласно данным Государственной налоговой инспекции по Пермской области по состоянию на 1997 год, банк остался должен в бюджеты всех уровней 54,307 млрд руб. На пике кризиса межбанковских кредитов остаток бюджетных средств на счетах Пермкомбанка достигал 97 млрд руб.

В конце 1999 года конкурсное производство в отношении «Пермкомбанка» было продлено ещё на полгода. Как сообщили в ликвидационной комиссии, дебиторская задолженность превосходила 100 млн руб., по ряду должников банка продолжается исковое производство. К этому времени банк на 98 % расплатился с вкладчиками и закрыл долги по зарплате перед бывшими сотрудниками Пермкомбанка.

О банке вновь вспомнили ещё спустя 12 лет — в 2011 году городская прокуратура обвинила чиновников в незаконном исключении из единого реестра муниципальной собственности пакетов акций ряда коммерческих предприятий, в числе которых были акции АКБ «Пермкомбанк».

Западуралбанк

Несмотря на то, что модель развития Западуралбанка была схожей с моделью развития Перкомбанка, банки отличались как небо и земля. Вероятно, сыграло свою роль в этом и то, что банком руководила женщина.

История коммерческого банка «Западуралбанк» берёт своё начало в 1990 году. Он был сформирован на базе областного управления Промстройбанка СССР, его крупнейшими пайщиками стали «Горнозаводскцемент» и «Уралкалий». Всего в число пайщиков вошло 90 предприятий и организаций, которые позволили банку сформировать крупнейший уставный фонд. Весной 1991 года банк стал акционерным.

Председателем правления назначили Наталью Коренкову, заместителя начальника областного управления Промстройбанка СССР. Председателем совета был избран Андрей Кужма, бывший заместитель заведующего отделом оборонной промышленности Пермского обкома КПСС, директор «Западно-Уральской внешнеэкономической ассоциации». Позднее, летом 1993 года, на Кужму было совершено покушение. Предприниматель был тяжело ранен в подъезде собственного дома. Кужма получил пять ранений в область головы и шеи из спортивного пистолета калибра 5,6 мм.

Стоит отметить совершенно оригинальную кадровую политику Западуралбанка — допустим, пресс-службу банка возглавлял известный пермский поэт Игорь Тюленев. Заведующим юридическим отделом в банке трудился бывший прокурор Пермской области Игорь Лумпов. Вроде бы в этом нет ничего примечательного, если не учитывать того, что до приема на работу он был уволен из прокуратуры за действия, несовместимые со званием работника прокуратуры. Как сообщал «Коммерсант» Лумпову инкриминировали покушение на убийство таксиста Баранова. Таксист отказался подвезти пьяного прокурора, в ответ тот достал пистолет ПСМ, направил его в голову мужчины и нажал на спусковой крючок. К счастью, пистолет дал осечку, а таксисту удалось обезоружить противника. Через три дня прокурор был уволен со службы, ещё через месяц он стал сотрудником «Западуралбанка».

Банк под управлением Натальи Коренковой имел 22 филиала в области, филиалы в Перми, Москве и Ижевске, представительство в Санкт-Петербурге. Некоторые коммерческие банки областных городов со временем стали филиалами Западуралбанка. Речь идёт, в частности, о Губахинском коммерческом банке и Соликамсккомпромагробанке.

Весной 1991 года Западуралбанк первым в области объявил об открытой подписке на акции. Подписка продлилась до осени, акции были выпущены на всю сумму уставного капитала — 150 млн руб. Простые именные и именные привилегированные акции могли приобрести советские и зарубежные юридические и физические лица. Факт продажи акций физическим лицам являлся беспрецедентным для Пермской области. Оплата акций могла быть внесена в виде имущества, ценных бумаг, прав пользования землей, водой и другими природными ресурсами, а также изобретениями, ноу-хау.

К моменту выпуска акций население Пермской области хранило на счетах в Сбербанке более 3 млрд руб. Именно в 1991 году проводимые реформы привели к тому, что население начало активно приобретать ценные бумаги, в частности облигации и казначейские обязательства. С появлением акций Западуралбанка у людей появилась альтернатива. Всего Западуралбанку удалось привлечь около 25 000 акционеров. По акциям Западуралбанка в Москве сложился ликвидный вторичный рынок. В 1992 году акции банка были включены в листинг Московской центральной фондовой биржи.

История сохранила размеры дивидендных выплат по акциям Западуралбанка за III квартал 1993 года. На каждую обыкновенную именную акцию номиналом 1000 руб. было выплачено 500 руб. Размер промежуточных дивидендов был определён из расчёта 200 % годовых.

В то время главным дилером Западуралбанка был финансовый дом БСБ, учрежденный банком в содружестве с Пермкомбанком. Компания занималась двусторонними котировками акций, осуществляла продажу и покупку акций Западуралбанка пакетами по двадцать штук.

По итогам 1994 года балансовая прибыль Западуралбанка составила 10,389 млрд руб., собственный капитал превысил 20 млрд руб. Общая сумма активов Западуралбанка на 1 июля 1994 года составила 433,996 млрд руб., что позволило банку занять 64 место в стране по этому показателю. На тот момент Западуралбанк примерно на 200 млн отставал по величине активов от Пермкомбанка.

В это время Западуралбанк переориентировался на активное межбанковское кредитование, разместив более четверти средств в межбанковских кредитах, и использовал средства, привлечённые на рынке межбанковских кредитов, более активно, чем вклады граждан. До обвала рынка межбанковских кредитов оставался всего один год.

В это же время банк готовился к новой 12-миллиардной эмиссии, которая позволила увеличить уставный капитал до 15 млрд руб. Спрос на банковские бумаги был — эксперты считали, что акции Западуралбанка сильно недооценены.

В 1995 году закончилось строительство шикарного нового здания банка на Коммунистической, 54. Позднее это здание достанется ООО «Пермрегионгаз». 48 млн руб., выложенные за здание пермским филиалом ООО «Межрегионгаз» в декабре 2000 года, пошли на погашение долгов Западуралбанка перед внебюджетными фондами.

По итогам 1995 года банку удалось получить прибыль в размере 20,8 млрд руб. Настоящие финансовые проблемы банк начал испытывать уже в 1996 году: по итогам года банк понёс убытки в размере 13,9 млрд руб. И тут на помощь банку приходит администрация области — в августе 1996 года Фонд имущества Пермской области принял в доверительное управление 36 % акций АКБ «Западуралбанк» и 51 % акций АООТ «Пермский банк Развития». В тот момент предполагалось, что именно Пермский банк Развития и Западуралбанк станут основой для областного банка, о необходимости создания которого заявляло правительство области. Был создан совет по координации действий по доверительному управлению пакетами акций этих банков, в который вошли в числе прочих Юрий Трутнев, Наталья Коренкова и Андрей Кузяев. В мае 1997 года, «учитывая, что АООТ „Пермский банк развития“ и АКБ „Западуралбанк“ в целях стабилизации финансово-экономического положения приступили к реорганизации», договоры о доверительном управлении пакетами акций указанных банков были расторгнуты.

В августе 1997 года Наталья Коренкова выступила на пленарном заседании областного Законодательного собрания. Она сообщила о том, что в банке реализуется программа его финансовой санации, которая предусматривает, в частности, закрытие ряда филиалов банка. По её словам, банк планирует завершить расчёты с вкладчиками до конца текущего года. В 1996 году банк выплатил вкладчикам 50,8 млрд руб., с начала 1997 года — ещё 13,5 млрд. Остатки на счетах частных лиц на тот момент составляли около 20 млрд руб. В судах находились исковые заявления от частных вкладчиков на 3,6 млрд руб. Сумма частных вкладов, подлежащих возврату, полностью перекрывается резервным фондом в Центральном банке России, который составляет 29,5 млрд руб.

В ноябре 1997 года лицензия Западуралбанка была отозвана в связи с неисполнением банком федеральных законов, регулирующих банковскую деятельность, нормативных актов Банка России, неудовлетворительным финансовым положением и неисполнением обязательств перед кредиторами. По состоянию на 1 января 1997 года уставный капитал банка составлял 16 млрд руб. Резервов и имущества банка оказалось достаточно для расчёта с персоналом и вкладчиками — физическими лицами. Большую часть претензий бюджета и внебюджетных фондов также удалось погасить. В наибольшей степени от краха банка пострадали юридические лица, имевшие счета в Западуралбанке. АКБ «Западуралбанк» был ликвидирован решением Арбитражного суда Пермской области от 23.03.1998 года.

Согласно данным Государственной налоговой инспекции по Пермской области по состоянию начало сентября 1997 года, недоимка Западуралбанка составляла 9,866 млрд руб., в том числе пени и штрафные санкции — 8,254 млрд руб.

В 2003 году «Звезда» писала о том, что Западуралбанком вновь заинтересовались правоохранительные органы. В делах фигурировали исключительно женщины — известная нам Наталья Коренкова, вице-президент банка Лидия Концевая, исполнительный директор Пермского областного фонда обязательного медицинского страхования Любовь Наумова. У органов возникли вопросы по поводу погашения долгов Западуралбанка перед ПОФОМС в далёком 1997 году. Тогда всё закончилось амнистией, однако в 2003 году дело было направлено в Главное следственное управление при ГУВД Пермской области для производства дополнительного расследования.