X

Новости

Сегодня
Вчера
10 августа 2018
09 августа 2018

«Жизнь как перфоманс»: что делали и что сделали нижнетагильские художники в Перми

ЖКП (или «Жизнь Как Перфоманс») — это группа молодых художников из Нижнего Тагила. Некоторое время назад их главное детище — нижнетагильская галерея «Кубива» — прекратила своё существование во плоти, и художники занялись поездками по стране и участием в резиденциях. Например, участники ЖКП Виталий и Анна Черепановы несколько дней провели в Перми — и этих дней им хватило для того, чтобы оставить в местной культурной жизни заметный след. Рассказ о художниках и об их акциях — в нашем материале.

По словам Виталия и Анны, современных художников в Тагиле много. Другое дело, что практически отсутствует нужная для их развития инфраструктура. Есть, например, музей ИЗО, но современным искусством он занимается мало — точнее, занимается какими-нибудь мастер-классами по рисованию хной и думает, что это и есть современное искусство. Молодые художники с этим не согласны. Поэтому им и приходится действовать самостоятельно. Ещё недавно в Тагиле было четыре самоорганизованных площадки: площадка на территории библиотеки, площадка на территории Дома художника, а также пространства «Яйцо» и «Кубива».

Последняя создавалась участниками ЖКП и была, пожалуй, самой радикальной и андеграундной из перечисленных. «Кубива» вообще не существовала в публичном пространстве, она была чем-то вроде бара без вывески, и информация о ней распространялась только по сарафанному радио. Впрочем, сарафанное радио в Тагиле работало отлично, и на любые события в «Кубиве» всегда собиралась публика. «То, что мы скрывались от СМИ, не делало нас непубличными», — говорят художники.

«Кубива» на Уральской индустриальной биеннале Фото: Иван Козлов

Сегодня «Кубива» закрыта (во всяком случае, как конкретное пространство с конкретным адресом). Сказались и финансовые вопросы, и элементарная усталость её создателей. Во-первых, находиться в эпицентре тусовки оказалось для них довольно утомительно, а во-вторых, Анне и Виталию было довольно тяжело привязываться к одному городу — им хотелось перемещаться и путешествовать, а «Кубива» требовала к себе внимания. А когда не требовала, и художникам всё же удавалось куда-то выехать — то простаивала и вхолостую съедала арендную плату.

К счастью, утилизировать «Кубиву» оказалось проще простого, благо, она была буквально создана из мусора — из старой мебели, каких-то старых досок, которыми обили помещение, и всего подобного. Так что создатели галереи просто разобрали её, а потом собрали заново — на этот раз в рамках «Уральской индустриальной биеннале». Там ей и пришёл конец: суровые формальные рамки биеннале оказались слишком тесными для художников, а количество ограничений и трудности согласований — просто неподъёмными. Просуществовав несколько недель в пространстве биеннале, «Кубива» растворилась в очередной раз. Так художники оказались полностью свободны от привязки к конкретным пространствам. Поэтому нет ничего удивительного в том, что спустя несколько месяцев они развернули свою деятельность в Перми.

Пермский куратор Марина Пугина рассказывает: «С ребятами я познакомилась в Тагиле, когда художник Владимир Селезнев показывал свой проект „Миростроение“, в котором участвовали Аня и Виталий. Мы договорились, что они приедут на резиденцию в „Дом Грузчика“».

Пока участники ЖКП собирались в Пермь, «Дом грузчика» тоже успел закрыться, а резиденция переместилась в «Центр городской культуры». Аня и Виталий пробыли здесь всего несколько дней, но успели сделать немало интересного. Вот что:

Акцион

В Пермь участники ЖКП приехали в первую очередь для того, чтобы провести «Акцион» (название — нехитрая производная от «аукциона» и «акции»).

«В случае с галереей нас впечатляло, что мы взяли и стали самопровозглашёнными галеристами, — рассказывают Аня и Виталий. — Принято считать, что галеристы — это какие-то очень богатые люди, но нам удалось преодолеть этот барьер. „Кубива“ была просто гаражом, но мы придали ей новый статус, мы чувствовали, что создали центр современного искусства. Аналогичная история была и с „Акционом“, только тут мы провозгласили себя коллекционерами. У нас нет ни денег, ни связей, помимо культурных, но мы всё равно попробовали сыграть в эту игру».

Некоторые из лотов «Акциона» Фото: Александр Гуляев

Для участия в аукционе художникам (их набралось более двух десятков) предлагалось подарить одну работу его устроителям, чтобы те смогли собрать коллекцию произведений современного искусства. Сами работы продавались по очень демократичным ценам, причём мудрёные правила действа требовали подбрасывания игральных костей для определения ставки:

«Система продажи работ на Акционе Кости позволяет создать коммуникацию между художником и покупателем, представляя собой систему доната: любой интересующийся искусством может принять решение, хочет ли он вложить свои средства в дальнейшее развитие конкретного художника. Покупатель становится „соучастником“ культурного процесса. Для нас важно внедрить прогрессивную идею о том, что каждый человек, не безразличный к культуре, может совершить высказывание в поддержку деятельности художника, купив его работу», — поясняли Анна и Виталий в сопроводительных материалах.

В ходе «Акциона» его устроителям удалось продать 41 произведение из 121-го. Причём самый дорогой лот ушёл более чем за 51 тысячу рублей.

Кино

Помимо аукциона, участники ЖКП сняли в Перми несколько фильмов. Ну, то есть не то чтобы «сняли» и не то чтобы «фильмов» — скорее, присвоили себе ролики, которые сами же и создали. Получился такой классический ситуационистский detournement — конструирование ситуаций и высвобождение информационного пространства. Сейчас попробуем объяснить.

Идея с видеороликами появилась у ЖКП под влиянием проекта «Безопасный город», который реализуется в Тагиле — в рамках этого проекта на городских улицах установили множество камер наблюдения, которые снимают всё подряд.

«Мы поняли, что за нами следят, а раз так — надо подойти под камеры и показать себя, создать происшествие, — говорят Анна и Виталий, — Мы живём в мире производства и перепотребления, мы накопили не только кучу пластикового, но и кучу цифрового мусора, и видео с камер — это тот же мусор, который мы подбираем. Зачем мне создавать своё видео, если всё везде фиксируется и я могу его просто захватить и присвоить себе?»

Художники ссылаются на статистику, согласно которой за два месяца съёмки только одна минута работы такой камеры кому-то пригождается и выдаётся по запросу — вот они и решили наполнить смыслом её бесконечную работу. Так появилось видео «Писающий мальчик», на котором Виталий то ли имитирует акт нарушения порядка, то ли и правда его нарушает (интригу на этот счёт, пожалуй, сохраним).

Утилизация «Дома грузчика»

Под конец, уже на выезде из города, Виталий и Анна создали на обочине трассы паблик-арт-объект: слово «ДА» из красных жердей. Жерди это были в каком-то смысле исторические — из «Дома Грузчика» они перекочевали сперва в Центр городской культуры, а под конец стали составными частями арт-объекта ЖКП:

— Была задумка собрать буквы «ДА», — рассказывают авторы, — В последний год мы делали проекты за городом на трассе — вывозили туда разный строительный мусор и собирали буквы. Здесь мы собрали «ДА». Едет какой-нибудь водитель, решает мысленно какие-то свои вопросы, а вот ему и ответ. Мы не отрицаем, что это попсово: оно специально сделано попсово и просто.

— После расставания с «Кубивой» и после разных депрессивных моментов хотелось чего-то позитивного и чего-то утвердительного. Для меня эти слова в пространстве — в первую очередь диалог с собой, — добавляет Анна.

Фото: предоставлено авторами

Вряд ли эти жерди станут серьёзной городской достопримечательностью (просто не успеют — слишком уж хрупко выглядят), но мы надеемся, что кому-то из проезжавших мимо водителей они всё же успеют дать ответ на какой-нибудь сакраментальный вопрос.