X

Новости

Вчера
2 дня назад
19 октября 2019
18 октября 2019
17 октября 2019
20статей

Авторский проект историка Андрея Кудрина, посвящённый малоизученным, но от того ещё более интересным событиям, происходившим в Перми в 1906-1911 гг.

Пермь в столыпинском галстуке. Часть 12: Непростой сапожник

Проект «Пермь в столыпинском галстуке» вновь переезжает из глубинки в губернскую столицу. На дворе октябрь 1906 года. Немало секретов таят пермские слободки во глубине своих улиц. Самые невзрачные личности на поверку оказываются активистами подпольных партий, руководителями комитетов и опасными боевиками...

Вечером 12 октября 1906 года в самом конце Новой слободки, что протянулась на целую версту южнее Сибирской заставы справа от одноимённого тракта, скрытно сосредоточился усиленный наряд полиции. По агентурным сведениям охранного отделения, в доме № 40 по Мещанской улице (сейчас там находится проезд между домами № 48 и 50 по улице Полины Осипенко), принадлежащем служащему Пермской губернской земской управы Степану Филимонову, должно было состояться собрание эсеров, съехавшихся из разных городов и селений губернии. Дело было опасное, за два дня до этого в Мотовилихе неизвестные убили помощника пристава, поэтому действовали с оглядкой, наблюдали. Только к 7 часам, дождавшись, когда в ворота зайдут последние двое гостей, начали операцию. Перемахнувшие через забор городовые открыли замок и впустили остальных в ограду. По сигналу помощника полицмейстера наряд окружил дом, стоявший в глубине двора.

Сибирская застава в Перми. Рубеж XIX-XX веков. Из личной коллекции М. Кориненко

На стук дверь беспечно отворил интеллигентного вида молодой человек. Полицию внутри никто не ожидал, прямо на столе лежала бумага с заглавием: «Состав съезда». Там же был перечень населённых пунктов, где напротив каждого названия было указано число членов партии, а затем подводился итог — количество крестьян, рабочих и лиц интеллигентных профессий во всех представленных организациях в сумме. Выяснилось, что сходка представляла собой съезд социалистов-революционеров предуральских уездов Пермской губернии. В помещении насчитали 19 человек, хозяина дома среди них не оказалось. Дверь эсеры открыли легко, потому что не все гости были на месте, ждали ещё.

Слева: фрагмент карты г. Перми. 1908 год. Из фондов ГАПК. Справа: фрагмент карты г. Перми. 2019 год. Яндекс. Красной точкой обозначено место расположения дома С. Филимонова

В той же комнате нашлись несколько экземпляров протоколов съезда Уральской областной организации ПСР, отчёт кунгурской группы о своей деятельности и протоколы её съезда, финансовые отчёты за три месяца, литературный отчёт (информация о том, какие статьи и листовки написаны и изданы) и прочее. Казалось бы, была засвечена вся деятельность партии в регионе, но полиция, очевидно, ожидала большего. Разумеется, все присутствующие были переписаны и обысканы. Во время допросов несколько эсеров назвали адреса, где проживают или остановились, многие указали, где работают. В последующие дни во все эти места, как в Перми, так и в других населённых пунктах, были направлены наряды полиции.

Фрагмент полицейского документа об операции по ликвидации собрания членов ПСР в доме С. Филимонова. Из фондов ГАПК

Прежде всего, городовые разыскали хозяина дома — Степана Филимонова, застав его на рабочем месте, затем пришла очередь других. В ходе обысков богатая добыча, более полутысячи экземпляров нелегальной литературы, была обнаружена у заведующего библиотекой железнодорожников. Там же, в читальном зале, были задержаны три подозрительных человека, последний из которых, помощник библиотекаря, оказался видным членом пермского комитета РСДРП. Однако ещё более крупный улов ожидал полицейских в квартире другого пермского участника съезда. Кроме целой россыпи нелегальных брошюр и журналов, которые нашли в комнатах, при осмотре отхожего места непосредственно в выгребной яме в большом пакете была обнаружена масса компрометирующих материалов: шифры, письма и записки, адреса явочных квартир, уставы пермской партийной организации и боевой дружины ПСР, гектографические прокламации и рукописи, финансовые отчёты и т. д. и т. п., полный перечень найденного составил 21 пункт.

Облава в доме Филимонова была только частью широко задуманных полицией ликвидационных мероприятий, назначенных на 12-13 октября и направленных на пресечение в Перми деятельности нелегальных организаций. Предполагалось, что на съезде эсеров могут оказаться и гости из других партий, например, некто Яша Рыжий.

Под этим невзрачным прозвищем скрывался двадцатипятилетний сапожник из Могилёвской губернии с совсем не пермским именем Йосель Вульф Гершенов ГершеновСейчас бы написали Гершенович, но в дореволюционной России людям низких сословий отчества не полагались, для них использовались так называемые полуочества Фейгин. В день эсеровского съезда полиция выследила его на Сибирской улице, но арест чуть не закончился фиаско, т. к. при Яше ничего предосудительного не оказалось. Однако городовым повезло, у них нашлись добровольные помощники. Один из крестьян, наблюдавший за задержанием Фейгина на улице, увидел, что он что-то выбросил. Заинтересовавшись, сельчанин подошёл к тому месту, где это произошло и обнаружил на земле несколько небольших мятых бумажек, которые подобрал и тут же передал одному из полицейских. На маленьких листочках, четвертушке и трёх осьмушках, плотно исписанных мелким почерком с пометками красными чернилами, умещались два текста с полностью изобличающими их владельца заголовками: «Устав боевой организации РСДРП» и «Устав боевой дружины РСДРП». Позже эксперт-почерковед выяснил, что оба документа написаны Фейгиным собственноручно. При личном обыске у него нашлись также паспорт, бляха (пропуск) Пермских главных железнодорожных мастерских, тех самых, где работал Алексей Шпагин, брошюра умеренно антиправительственного содержания, чужая визитка, квитанция, марки и немного денег.

Улица Сибирская у здания Благородного собрания. Начало XX века. Из личной коллекции М. Кориненко

Поздним вечером того же дня полиция явилась с обыском на квартиру, в которой проживал Яша Рыжий. Он снимал её в доме по адресу улица Вознесенская, 34 (сейчас там одно из крыльев здания по адресу Екатерининская, 53а, в нём расположена ПСЧ № 110), из окон которого, вероятно, открывался прекрасный вид на великолепную Воскресенскую церковь.

Воскресенская церковь. Начало XX века

Судя по всему, Йосель был совершенно уверен в надёжности своего убежища, иначе не стал бы держать у себя на постели под подушкой заряженный барунинг и коробку с 12 патронами к нему, а в корзинке среди «открыток возмутительнаго содержания» и других фото снимок известной эсерки-террористки Марии Спиридоновой. В квартире нашлись также 102 экземпляра прокламаций Нижегородского комитета РСДРП с заглавием «Товарищи судоходцы!» и c содержанием, которое иначе как призывом к бунту не назовёшь, была там и стопка социал-демократических газет «Курьер» и «Волна», плюс несколько отдельных экземпляров различных листовок и нелегальной литературы, это всё, не считая писем и записок, которые тоже о многом говорили полиции.

Слева: фрагмент карты г. Перми. 1908 год. Из фондов ГАПК. Справа: фрагмент карты г. Перми. 2019 год. Яндекс. Красной точкой обозначено место Проживания Й. Фейгина

Арестовывая Яшу, блюстители порядка были уверены, что ловят относительно недавно приехавшего в Пермь боевика, который на фоне других арестованных выглядел не самой крупной рыбой. Фейгин действительно был боевиком, только самым главным, т. е. он, собственно, и руководил всей боевой дружиной...

Фрагмент полицейской описи протоколов обысков. Из фондов ГАПК

На революционный путь Йосель ступил в 1903 году. Вскоре по приезду в Нижний Новгород, где за несколько лет до этого начал свою партийную карьеру Яков Свердлов, он устроился работать сапожником. Фейгин, будучи по натуре человеком крайне активным, уже через несколько месяцев был ненадолго привлечён к ответственности местным жандармским управлением за участие в подготовке первомайской демонстрации. Чтобы больше не попадать в неприятности, он перебрался в пролетарский пригород — Сормово, но и там дело не задалось. В 1904-м, чтобы избежать ареста, он вынужден был уехать на родину. Оттуда, получив заграничный паспорт, Фейгин немедленно скрылся за границу. Как и чем Йосель занимался около полутора лет неизвестно, но в первой половине 1906 года он вновь оказался в России, сначала в Нижнем, а потом и в Перми. Судя по отметкам в паспорте, за 10 месяцев он как минимум дважды совершал переезды между этими городами.

Вид на Нижегородскую ярмарку с Ярилиной горы. Фото Артур Фонтэн, Луи Сюке. 1899 год

В Перми с января 1906 года организацией социал-демократов руководил Яков Свердлов (Михалыч). При нём, основываясь ещё на решениях III дореволюционного съезда РСДРП и Уральской областной партконференции, пермские эсдеки и приняли уставы военно-боевого коллектива (боевой организации) и боевой дружины, которые попали в руки полиции в октябре 1906 года, благодаря аресту Яши Рыжего. Для создания этих уставов широко использовался опыт южноуральских товарищей, в рядах которых был уникальный специалист —Эразм Кадомцев. Он вступил в партию, ещё учась в военном училище, где вполне сознательно готовил себя к вооружённой борьбе с правительством. Позднее Эразм получил боевой опыт, сражаясь с японцами во время Русско-японской войны, а после неё, уволившись из армии, стал ведущим теоретиком и практиком боевой работы в РСДРП.

Эразм Самуилович Кадомцев вскоре после ареста. 1908 год. Из фондов ГАРФ

В соответствии с уставом военно-боевой коллектив (ВБК) при пермском комитете РСДРП формировался для технической подготовки боевиков и планомерного руководства боевыми действиями в момент вооружённого восстания. В мирное время он должен был состоять из трёх лиц: военного организатора, боевого организатора, начальника штаба. В военное время из состава городского партийного комитета коллектив пополнялся до пяти человек.

При ВБК организовывались военно-техническая группа по заготовке и транспортировке оружия, боевых запасов, взрывчатых веществ, а также по созданию взрывных устройств; коллегия инструкторов для обучения дружин военно-техническому делу; штаб разведчиков; финансовая группа; санитарный отряд; главный штаб для непосредственного руководства военно-технической группой, планирования и организации боевых действий.

Если ВБК являлся своеобразным партийным министерством обороны и генеральным штабом, то партийными вооружёнными силами были дружины. Они, в соответствии с отдельным уставом, образовывались по производственному принципу, т. е. основой формирования были не территории, а промышленные предприятия. Дружины состояли из пятков, десятков, команд и районных отрядов. Приём в дружину был возможен исключительно по рекомендации штатных дружинников или партийных организаций и при отсутствии мотивированного протеста со стороны кого-либо из членов дружины. Кандидатуры в дружинники должны были выдвигаться на одном собрании дружины, а зачисление в дружину происходить на другом (не обязательно следующем), чтобы товарища могли лучше узнать.

Основной боевой единицей дружины считался десяток, который разбивался на два пятка, 4 десятка составляли команду, а все команды района — отряд. Любое подразделение должно было иметь командира, в пятке командиром был 5-й, в десятке — 11-й, в команде — 45-й, у отряда тоже был отдельный командир, всю дружину возглавлял назначенный партийным комитетом начальник (организатор).

Десятки, команды и отряды должны были находиться в режиме постоянной боевой готовности. Всеми делами районной дружины заведовал районный ВБК, а им руководил городской ВБК. Основная часть вооружения, кроме времени проведения учёбы или боевых операций должна было храниться в схронах и на складах. Небольшое его количество имели право хранить десятники.

Открытка на основе картины И. А. Владимирова. Не ходи. 1905 год

Боевикам рекомендовалось так же собственными силами из беспартийных, но революционно настроенных рабочих формировать пятки и десятки (это, так называемая, третья дружина, первой была коллегия инструкторов ВБК, а второй собственно боевая дружина), своеобразные вспомогательные отряды и кадровый резерв боевых дружин. Для поддержания дисциплины был предусмотрен и специальный суд.

Основными функциями дружины были: охрана конспиративных и явочных квартир, мест жительства видных партийных работников и агитаторов; охрана собраний и митингов; противодействие чёрной сотне и полиции; содействие побегам арестованных и тюремных заключённых; возбуждение недовольства в массах и подготовка их к боевым действиям; террористические акты и экспроприации; нарушение административных и полицейских коммуникаций; слежка за действиями полиции.

Уставы были детально прописаны, но схема не работала. Наличие провокатора в пермском комитете РСДРП сводило все попытки построить боевую работу в соответствии с ранее принятыми документами на нет. Ещё весной полицией были разгромлены химическая лаборатория и мастерская по изготовлению бомб, взят под контроль основной склад оружия. Во время июньских арестов, когда пермский комитет социал-демократов был, по сути, разгромлен в тюрьму попали и многие члены военно-боевого коллектива.

В самом комитете, ранее едином, ещё до его провала произошёл раскол на фракции большевиков и меньшевиков. В соответствии с решениями IV съезда РСДРП все боевые дружины должны были быть распущены, но большевистская часть пермского комитета фактически игнорировала это постановление. Да и боевой к тому времени дружина была лишь на словах. Дружинники в основном работали без оружия и чаще всего привлекались для охраны массовок и других сходок. К августу 1906 года, по данным полиции, вся дружина РСДРП составляла всего лишь около полутора десятков человек.

Йосель Фейгин в условиях дезорганизации работы комитета сосредоточился не столько на боевой работе, сколько на пропаганде среди речников пермских пароходств. Для этого он привёз из Нижнего много нелегальной литературы, ориентированной на судовых работников, шрифт для печати листовок, установил связи с нижегородскими социал-демократами.

Пристани на Каме у Перми. Рубеж XIX-XX веков

Оставшиеся же дружинники стали тяготеть к террору и экспроприациям, их стало трудно контролировать. С приездом Артёма восстанавливающийся пермский комитет попытался вернуть отбившихся от рук боевиков под своё управление и в сентябре на одном из заседаний обсуждал вопрос о дружине. Но за два дня до ареста Яши Рыжего группа дружинников без санкции комитета убила помощника пристава в Мотовилихе, и вопрос стал ребром. Через неделю с небольшим после того, как Йоселя Фейгина арестовали, старая дружина постановлением пермского комитета была распущена, было решено создать новую «строго партийную централизованную дружину». Не согласные с этим боевики, которых в это время активно разыскивали полицейские, ушли в лес ко Лбову. Все попытки пермских социал-демократов заново создать какие-либо работающие боевые структуры из членов своей партии оказались неудачными.

***

Арестованных полицией 12 октября и в последующие дни осени 1906 года революционеров судили в разное время. Процесс по эсерам состоялся раньше, в конце 1907 года, а социал-демократов, среди которых был и Йосель Фегин, судили позже, в июне 1908 года. Яше Рыжему дали три года, которые тот отсидел от звонка до звонка. Он вышел на свободу ровно в третью годовщину суда. Но уже через полтора месяца, в августе 1911 года, жандармская агентура сообщила, что Фейгин вступил в контакт с находящимися на нелегальном положении социал-демократами. Особых улик против Йоселя не было, но неблагонадёжные властям в губернской столице были не нужны. Было принято решение выслать его в административном порядке к месту прописки в пределах черты оседлости.

Нью-Йорк. Вид на север вдоль Пятой Авеню у перекрестка с Вест 43 Стрит. 1911 год

Однако сапожник был непрост и добираться к месту прописки решил нетривиально — через Екатеринбург. Там следившие за ним филёры потеряли его след. Нашёлся Яша Рыжий почти через месяц в Перми у такого же, как он, еврейского сапожника на квартире. При допросе бывший организатор дружины объяснил своё возвращение тем, что на пермский адрес ему должен прийти денежный перевод от родни для переезда... в Америку. Все близкие родственники Йоселя к тому времени жили там и по месту прописки на Могилёвщине делать ему было нечего. Власти не стали принимать этот факт во внимание. Жандармы рутинно передали беглеца полицмейстеру для высылки его этапным порядком.

О проектеРеклама
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС77-64494 от 31.12.2015 года.
Выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций.
Учредитель ЗАО "Проектное финансирование"
18+

Программирование - Веб Медведь