X

Новости

Сегодня
Вчера
2 дня назад

«На занятиях все делали кувырки, а мне мешал живот — все ржали». Истории о похудении и любви к своему телу

Фото: Валерий Афанасьев

В прошлом году по итогам диспансеризации в Пермском крае избыточную массу тела выявили более чем у 53,6 % пациентов, это около 170 000 человек. Несмотря на то, что полнота — очень распространённое явление, она до сих пор остаётся стигмой. Зачастую большой вес становится для человека большой проблемой из-за чувства стыда и неприятия окружающими. Несколько пермяков рассказали нам о борьбе с лишним весом, пути принятия своего тела и о том, что полнота может быть сексуальной и привлекательной.

Пермский журналист и PR-менеджер Дмитрий Протопопов за девять месяцев похудел более чем на 70 килограмм

Для того, чтобы сбросить лишний вес, Дима решился на резекцию желудка — это операция, при которой удаляют значительную часть внутреннего органа. Перед операцией Дима весил 219 килограмм. Мы встречаемся в кафе, сейчас его желудок вмещает всего 350 грамм еды за раз. Дима заказывает лёгкий салат, свою историю рассказывает с юмором и много шутит по поводу веса.

— Мои родители не полные, гораздо худее, чем я. Брат тоже. Я всегда был полным — в детском саду, в школе. Всегда был самым высоким и самым пухлым. Родителям все говорили «израстётся у вас мальчик». Сейчас они думают, что в какой-то момент упустили, и надо было бить тревогу. Для меня это больше психологическая проблема. Общество не принимает полных людей, несмотря на то, что их много. С этим надо что-то делать, я не знаю, что.

В начальной школе меня стали дразнить, и начал формироваться психологический «панцирь». Потом перестал воспринимать это как обидку и делал всё, чтобы перекрыть свой визуальный образ чем-то другим — шутками, лидерством, победой в каких-то конкурсах, олимпиадах. Понятно, что где-то за спиной всегда хихикали, но мне стало пофиг, а потом получилось чего-то добиваться — стал президентом школы и жутко задирал нос по этому поводу. Часто делал то, что на самом деле не нравится, но было необходимо, чтобы быть как все. Например, не люблю спорт и не очень могу им заниматься. Футбол так просто ненавижу. Но на физкультуре вставал на ворота, половину просто перекрывал собой, мяч попадал в живот, по ногам — в самые толстые места.

Фото: Дмитрий Протопопов

Ходил к эндокринологу, пытался худеть. Это такое перманентное состояние. Особенно когда капали на мозги родители: «Дима, надо худеть. Так нельзя, так нельзя». А я книжный мальчик. Все гуляют — я читаю книжку. Все ходят куда-то, а я смотрю какой-нибудь документальный фильм про Уинстона Черчилля. Я себя не принимал, наверное. Это я сейчас понимаю, что в таких случаях надо к психологу идти, хотя бы к школьному, тогда, конечно, этого в мыслях не было.

Полнота — это всегда внутренние ограничения. Например, в компании другие могут залезть на дерево ради прикола, я в принципе тоже могу, но понимаю, что, если они упадут — ничего не будет, а если я упаду, сломаю себе что-нибудь. И так было часто. Например, я оступился на лестнице. Обычный человек просто подвернёт ногу, а я таким образом сломал её в школе. Вес перевалил за сотню где-то классе в восьмом, а может, даже раньше. Я пытался худеть, старался не есть сладкое или делать вид, что не ем. Обманывал либо себя, либо своё окружение. Но у меня нет такой силы воли. Я пытался ходить во всякие секции, ходил на плавание. Я обожаю плавать, в воде чувствую себя пушинкой, но в бассейне на тебя всегда косо смотрят. Естественно, это мешало, так что худеть с помощью плавания тоже не получилось.

В классе седьмом-восьмом родители отдали меня в секцию греко-римской борьбы. Меня хватило на два месяца. Начал прогуливать, а потом вообще сбежал оттуда. Единственное, чему там научился за эти два месяца — правильно падать. Обычно гоню из памяти эти минуты своего позора. Там тренер был молодой парень — таких очень любят в секциях, дети чувствуют в них наставников. Я не чувствовал в нём наставника, а, скорее, угрозу, потому что он входит в мой комфортный закрытый мирок, где нет места греко-римской борьбе. Помню, как на занятиях все делали кувырки, а я не мог, потому что мешал живот. Это было жалкое зрелище, конечно, все ржали. Это было первое занятие, и уже после него я готов был сбежать. Я пошёл туда, потому что начались проблемы с физкультурой — тройки, двойки. А у нас можно было получать отметки, если ты занимаешься ещё где-то. Вообще мой физрук был хороший мужик, его звали Александр. Он мне говорил: «Дима, вот занимался бы ты борьбой, то побеждал бы всех соперников, потому что в твоей весовой категории почти никого нет».

Фото: Дмитрий Протопопов

Я проходил обследование в больнице. Не знаю, как сейчас, но раньше с ожирением в больницу не клали. Тогда врачи посовещались и приписали мне подозрение на гастрит, которого не было, это уже дало основание на обследование. В итоге ничего не нашли, по всем показателям я был здоров. Сказали «ты просто слишком много ешь». Потом меня выписали, и всё продолжилось.

Я периодически вес скидывал, потом опять набирал ещё больше. Да, много ел. В студенчестве очень любил тортики. В какой-то момент уже наплевал на всё. Думал «ну толстый и толстый, что теперь делать, надо с этим жить». И, когда было плохо, была депрессуха какая-нибудь или просто плохое настроение, я покупал торт и ел его даже не кусочками, а прямо ложкой. Это было так вкусно! Я мог так полторта за раз съесть или даже весь. Естественно, ты молчишь, никому об этом не говоришь. Потому что как так, ты же худеешь. Ты такой толстый, и ещё и торты жрёшь! Я просто много ел, потому что желудок уже был растянут. Как мне объяснили врачи, чувство насыщения появляется, когда еда касается стенок желудка. А поскольку он был растянут, естественно, мне хотелось ещё и ещё. И со временем он ещё больше растягивался.

За 200 килограммов вес перевалил в 11 классе. Я помню, как проходил медосмотр в военкомате, и тогда мой вес был 224. Но так было не всегда! Ещё до этого, когда ездил в «Орлёнок» на Чёрное море, то много скидывал. Я приезжал, и у меня шея появлялась. Потому что там много ходишь, жарко, есть не хочется, только фрукты, овощи, вода. Я ездил туда в десятом классе, за две недели скинул почти 20 килограммов. Но, естественно, потом снова их набрал. Еще было сильное скидывание веса на первом курсе. Я старался ходить на все пары, и на физкультуру тоже. До лыж у меня дело не дошло, но я бегал, ходил до базы пешком. Любые физические нагрузки в моём случае помогают скидывать вес, если бы я этим занимался. Но у меня нет такой силы воли. Это проблема. Нет силы воли, чтобы контролировать питание и заниматься спортом.

Фото: Дмитрий Протопопов

Сделать операцию мне предложили родители. Они сказали: «знаешь, мы узнали, что в Воронеже хорошие врачи, которые занимаются именно бариатрической хирургией» (раздел хирургии, занимающийся лечением ожирения), и скидывают мне кучу ссылок. Сначала я подумал «никаких операций», я очень боюсь, это же кошмар. Но потом я почитал, и вроде всё уже было не так страшно, как кажется. Это стоило в общей сложности 200 тысяч рублей. У нас в стране все бариатрические операции не включены в ОМС, и бесплатно их не сделать.

Сделали операцию. Оказалось, в это время подо мной сломался операционный стол. Обычно после таких операций в реанимации лежат от одного до трёх дней. Я пролежал там чуть меньше суток. Не самое приятное время в моей жизни. Не мог долго спать, нужно было каждые полчаса переворачиваться с одного бока на другой. По пути мне вырезали желчный пузырь. У меня там было четыре камня. Они образуются из-за неправильного питания, не по режиму. Желчь застаивается, начинает уплотняться и твердеть. И фишка в том, что, когда пытался худеть, мне собирались колоть тестостерон, чтобы быстрее сжигался жир. Но из-за камней нельзя было колоть тестостерон внутривенно и заниматься спортом, потому что начинается активное движение камней в желчном пузыре. Если они начинают двигаться, в конечном счёте забьют желчный проток. Врачи в Воронеже посмотрели и сказали, что через год-полтора всё равно придется делать операцию. По-другому камни убрать нельзя, они были уже слишком большие. Кстати, они у меня дома где-то лежат. Мне их отдали. Выглядят как гранулированные отруби или собачий корм.

Фото: Дмитрий Протопопов

Сейчас ем в разы меньше, но каждые два часа. Мне нельзя ничего острого, жирного, а также всё, что повышает газообразование в желудке: пиво, шампанское, колу. Давно не ем булки и мучное. Вот в чём себе не отказываю, так это во фруктах. Многие замечают, что одежда на мне висит. Сейчас мой вес — около 149 килограмм, но я над этим работаю. Мне надо сбросить ещё минимум 30. Этот процесс идёт сам собой постепенно, чтобы ускорить и закрепить, надо идти в спортзал. Но, честно говоря, мне страшно, надо это в себе перебороть.

Замечаю, что не могу себя перестроить и ходить в обычные магазины одежды. Я привык, что это либо интернет-магазины, либо пермские «Здоровяк», «Я большой». Кстати, названия отвратительные — ещё в магазин не зашёл, а уже чувствуешь себя ущербным. В городе довольно скудный выбор, да и сама одежда отвратная: как правило, это что-то серое, чёрное, мешкообразное. Сейчас похудел, могу уже и по обычным топать, но этот дурацкий страх, что тебе опять что-нибудь не подойдёт, остаётся. Чувствую себя некомфортно. Не знаю, сталкиваются ли с этим другие похудевшие. Я стараюсь с этим бороться, переступать через барьер, но пока не очень успешно. Недавно прихожу в магазин купить пальто. Чтобы не тратить время на лишнюю примерку, высчитал размер 68. А продавщицы мне говорят «да вы что, вы же меньше». И действительно — 64. Было внезапно приятно. Я ещё не до конца воспринимаю своё новое тело, воспринимаю себя больше, чем есть на самом деле.

Сочные

«Мне бы очень хотелось создать пространство для полных людей, где была бы танцевальная студия. Многие люди с лишним весом постесняются пойти в общую группу со всеми к тренеру с параметрами 90/60/90. Всё равно есть какой-то барьер. А тут такой же полный человек, как ты, прикольно двигается, чему-то тебя учит. Я подумал, что это очень крутая идея», — говорит Валерий Афанасьев, артист «Балета толстых Евгения Панфилова».

— Я сам толстый, без зазрения совести и без стыда я могу сказать, что мой вес — 124 килограмма при росте 183. Я всегда был крупным ребёнком, поэтому на меня было огромное давление в школе. Дети жестокие, и всех, кто не похож на них, они оскорбляют и обижают. Поэтому в детстве надо мной издевались из-за того, что я был толстым. Естественно, это сильно давило на психику. Но я не чувствую себя травмированным. На самом деле мне очень повезло в жизни, потому что в принципе я вырос активным, творческим и раскрепощённым человеком. Так получилось, что с шести лет я занимаюсь танцами. Сначала это были бальные танцы, потом современные стили, потом меня взяли в «Балет толстых». Я всю жизнь танцевал. В какой-то момент я просто подумал: «Как бы тебе не было плохо, всегда есть люди, которым ещё хуже». Я подумал, что есть люди, у которых тоже лишний вес, как и у меня, но их самооценка может быть ниже, чем моя.

Валерий Афанасьев

Я вижу очень много красивых людей с лишним весом. Но из-за общественного давления они не понимают, как жить с таким телом. Получается, что многие закрываются в себе из-за комплексов и не умеют себя вкусно подавать и нести. Я подумал, что было бы очень круто открыть такое место, в котором помогали бы полным людям, помогали им раскрыться и прийти в гармонию со своим телом. Не всегда люди толстые, потому что ленивые, много едят и не следят за своим телом и здоровьем. Есть много разных причин, и замыкаться в себе только потому, что ты толстый, очень глупо. Есть возможности для всех людей. Мне пришла в голову очень крутая идея — создать некий центр для полных людей с танцевальной студией, диетологом, косметологом, психологом и портным, потому что на толстого человека очень сложно найти одежду. Я уже придумал название — «Сочные». Человек — это венец природы, и он очень красив. Мне всегда нравилось наблюдать за людьми, потому что у всех разная форма лица, у кого-то уши необычные, у кого-то жирочек очень красивый. Я думаю, что все изменения начинаются с себя. И если человек сам начнет понимать, что его тело прекрасно, независимо от того, сколько оно весит, то и окружающие это увидят.

Вместе с коллегами из «Балета толстых» Викторией Васькиной и Валерией Теплоуховой, Валерий создал танцевальную группу Titi Six. В прошлом году они участвовали в четвёртом сезоне проекта «Танцы» на ТНТ. Артисты шутили, что сначала хотели назваться «Шоу-балет Беляш», но всё таки остановились на Titi Six, то есть «шесть грудей». «Когда приехали, все общаются, а к нам никто не подходит. Мы такие „ну ок“. Очень многие думают, что мы просто работники сцены. Пора нас задействовать. Постоянно говорят, что толстые могут танцевать. Мы готовы», — говорили Валерия, Виктория и Валерий на кастинге. Танцоры вошли в топ-100 участников проекта.

Сейчас в «Балете толстых» танцует 12 девушек и один молодой человек. Евгений Панфилов организовал труппу в 1994 году, в феврале «Балет толстых» отпразднует 25-летний юбилей. «Балет толстых Евгения Панфилова» — это единственный государственный театр в России такого рода. Первую «Золотую маску» театра завоевала именно непрофессиональная труппа артистов с лишним весом. Её вручили в 2006 году за спектакль «Бабы. Год 1945». Это одноактный балет, посвящённый 55-летию победы в Великой Отечественной войне. «Русские бабы — российские Афродиты — с их молчаливым вековым терпением, доброй созидательной энергией, всепобеждающей силой плоти и духа пережили и вынесли столько, что представить их собирательный лирический образ в балете хореограф доверил артистам труппы „Балет Толстых“, сознательно отказавшись от стереотипа классической балерины, неизбежно связанного с академическим образом „хрупких женских плеч“», — говорится в аннотации к спектаклю. В «Балет толстых» берут только тех, кто весит больше 90 килограмм. Артисты тренируются три дня в неделю по три часа, но всё равно не худеют. В труппе шутят, что «никогда не разгадают эту загадку», «пухнут от радости», и что худым жить слишком скучно. Танцовщицы делают колесо, садятся на шпагат и даже встают на пуанты. В «Балете толстых» говорят, что большой вес — это изюминка.

Александра Бузорина Фото: balletpanfilov.ru

«Я раньше танцевала в Todes, танцы всегда были моей любовью, — рассказывает артистка „Балета толстых“ Александра Бузорина. — Решила здесь попробовать и прошла кастинг. Раньше я очень стеснялась себя и своего тела, пыталась худеть. В основном это было из-за школы. Там всё равно особый круг общения у подростков. И если ты немного не вливаешься, выглядишь иначе, то ты странный, изгой в какой-то мере. До девятого класса я была в стороне. А потом научилась стоять за себя, начала себя любить, ходить в Todes. Танцы всё равно раскрывают, помогают показать то, что внутри, и избавиться от комплексов. „Балет толстых“ очень помог раскрыться. Ты здесь не особенный, не отличаешься от тех худых людей. Тут есть конкуренция, нужно себя проявить, это школа жизни. Мне кажется, лучше принять себя. Пока ты себя не полюбишь таким, какой ты есть, то и окружающие не полюбят. От этого и комплексы появляются: зажатость, стеснение, смущение. А здесь это неприемлемо, здесь ты артист».

Фото: Илья Букирев

В Пермском краевом Центре медицинской профилактики рассказали, что в прошлом году по итогам диспансеризации избыточную массу тела выявили более чем у 53,6 % пациентов, это около 170 000 человек. Об избыточной массе тела (предожирении) говорит индекс 25-30. Индекс массы тела можно рассчитать, если поделить массу тела на рост (в метрах) в квадрате. Норма — 18,5-24,99. Врачи поясняют, что это лишь определённое количество лишнего веса, как правило, корректируемое. Ожирение — это серьёзное заболевание, требующее лечения и постоянного наблюдения у специалиста.

Главный врач Центра медицинской профилактики Марина Другова рассказала, что лечение ожирения включено в ОМС: «Для того, чтобы понять причины избыточной массы тела, пациенту необходимо, в первую очередь, записаться на приём к врачу эндокринологу, сделать это можно в поликлинике по месту прикрепления полиса ОМС».

— Ожирение является фактором риска развития многих опасных заболеваний, это болезни сердечно-сосудистой и эндокринной систем, артериальной гипертонии, сахарного диабета, болезней опорно-двигательного аппарата и других. Ожирение может развиться на фоне множества заболеваний — это гормональный сбой в организме, инфекционные заболевания, черепно-мозговые травмы, новообразования, психические расстройства. Но отнюдь не всегда причину лишнего веса стоит искать в заболеваниях, зачастую ожирение спровоцировано отсутствием режима питания и несбалансированным рационом, недостатком двигательной активности, «сидячей» работой, переутомлением и стрессами, которые в буквальном смысле заедаются, ну, и вредными привычками, например, чрезмерным употреблением алкоголя.

Коррекция веса возможна в любом случае. Чаще всего пациентам достаточно соблюдать предложенную врачом диету и выполнять программу несложных физических упражнений. В части случаев требуется медикаментозное лечение, иногда и в условиях стационара. Основное правило поддержания веса — это баланс между потреблением калорий и их расходованием. Хотите сбросить вес — либо увеличивайте расход калорий за счет двигательной активности, либо снижайте их суточное потребление, но в разумных пределах и сохраняя сбалансированность рациона. Оптимальное снижение веса должно происходить постепенно. Для того, чтобы не навредить здоровью, недопустима потеря более 4 килограмм в месяц. Человек с избыточной массой тела может чувствовать себя хорошо, но не нужно забывать, что лишний вес — это «бомба замедленного действия» и один из ключевых факторов риска развития целого ряда заболеваний и угрожающих жизни состояний, таких как инфаркт и инсульт. Человек с диагнозом ожирение (т. е. с ИМТ >30) не может быть здоров, он просто не дообследован. Поэтому, если вы испытываете проблемы с лишним весом и не можете самостоятельно их скорректировать, лучше как можно скорее обратиться к врачу.

***

Читайте также: колонка психиатра Александра Вайнера «Я худею»