X

Citizen

Вчера
2 дня назад
19 сентября 2017
18 сентября 2017
15 сентября 2017
14 сентября 2017
13 сентября 2017

Транснефть: «Мы будем настаивать на сносе домов. Так мы защищаем людей»

Фото: Тимур Абасов

В реготделении «Общероссийского народного фронта» произошло, возможно, историческое событие. Представители нефтяных компаний встретились лицом к лицу с жителями домов, попавших в охранные зоны трубопроводов и подлежащих ликвидации. Нефтяники подали 53 иска о сносе зданий, 47 были удовлетворены. Судей не смущает, что большинство домов было построено до того, как оформлялись охранные зоны. В некоторых районах Прикамья ситуация накалилась до того, что жители пообещали перекрыть федеральную трассу, если их лишат единственного жилья... «Звезда» рассказывает, как прошли переговоры владельцев трубопроводов — компаний «Лукойл» и «Транснефть» — с жильцами, общественными активистами, представителями администрации, прокуратуры и уполномоченным по правам человека.

История с появлением охранных зон на участках жителей семи районов края длится с 2013 года. Тогда владельцам земли пришли иски от компаний «Транснефть» и «Лукойл» с требованием снести все постройки, которые неожиданно оказались в опасной близости от магистральных нефтепровода и газопровода. При этом в документах на собственность ограничений и обременений, которые указывают на наличие таких зон, зарегистрировано не было.

Суды, формально исходя из требований безопасности, встают на сторону нефтяников. На сегодня вынесено 47 решений в пользу «Лукойла» и «Транснефти», и это не предел. По подсчётам аппарата уполномоченного по правам человека в Пермском крае, в охранную зону попадает 3 000 участков и 400 жилых домов.

Осенью 2015 года уполномоченный по правам человека в Пермском крае Татьяна Марголина после обращений жителей сразу нескольких районов региона попросила совет краевого суда проанализировать судебную практику и выработать позицию относительно земель, которые попали в охранные зоны. Из суда пришёл ответ: исходя из требований безопасности, постройки на таких участках будут сноситься.

Владельцы спорных участков обращались в приволжский Ростехнадзор, прокуратуру, в ряд других министерств и ведомств. По словам представителя краевой прокуратуры Эльвиры Гарифуллиной, надзорное ведомство провело две проверки — корпорации «Транснефть» на предмет соблюдения правил промбезопасности и администрации Перми — на законность действий при распределении участков.

В первом случае выявлен ряд нарушений, директору корпорации вынесено представление об их устранении. Также в управление Ростехнадзора направлены документы о привлечении его к административной ответственности. Во втором случае нарушений выявлено не было», — отчиталась г-жа Гарифуллина.

Представитель надзорного ведомства отметила, что на этом полномочия прокуратуры в решении этого вопроса заканчиваются — повлиять на уже вынесенные решения суда ведомство не может, а мерами прокурорского реагирования проблему не решить.

В декабре прошлого года в краевой администрации собиралась рабочая группа по решению вопроса с охранными зонами. «Мы провели совещания с владельцами трубопроводов — компаниями „Лукойл“ и „Транснефть“. На сегодняшний день на контакт пошли только первые», — рассказала Татьяна Марголина.

Замдиректора «Лукойл-Пермь» Игорь Мухин рассказал, что компания пока не предпринимает активных действий по исполнению решений суда и готова к диалогу с владельцами участков.

В ходе обсуждений мы выработали два варианта решения проблемы. Первый — сейчас готовится проектно-сметная документация на заключение трубопровода в кожух, что позволит сократить охранную зону вокруг объекта. Второе: мы предлагаем владельцам участков, которые попали в наши охранные зоны, через суд расторгнуть сделку с продавцом земли. Если мы понимаем, что человека обманули, то предоставляем ему юриста. С ним он идёт в суд и расторгает сделку с предыдущим собственником. Но этот вариант подходит только для тех, у кого на участке нет никаких построек, — продавец по решению суда будет обязан заплатить лишь за землю. Такой прецедент у нас уже есть, — рассказал г-н Мухин.

Менеджер призвал коллег из «Транснефти» установить диалог с собственниками участков и активистами, а также выработать механизм решения проблемы.

Однако юрист «Транснефти» к предложению не прислушался и вновь озвучил прежнюю позицию корпорации: построек в охранных зонах быть не должно, поскольку этого требуют правила безопасности. Он акцентировал внимание на том, что все решения суды приняли в строгом соответствии с законами и постановлениями. Татьяна Марголина в ответ заявила, что именно формальное исполнение закона привело к той ситуации, которая сложилась в регионе сегодня:

Если в Советском Союзе закон был превыше всего, то в России всё несколько иначе. Думаю, что «Транснефть» лучше меня знает, что такое социальная ответственность бизнеса. Я считаю, что руководство корпорации на уровне исполнительного производства должно посмотреть, как и что в этой ситуации можно сделать. Сейчас нельзя друг на друга налетать, нападать, бороться. Нужно говорить и договариваться.

Игорь Дёмин, советник президента АК «Транснефть», отреагировал на слова омбудсмена жёстко и агрессивно. Он сравнил позицию Татьяны Марголиной с той ситуацией, если бы она требовала выпустить из колонии заключённого.

Ведь самая идеальная схема защиты прав — выпустить его на свободу. То, что вы сейчас предлагаете, — примерно то же самое. А вы когда нибудь видели человека, который сгорел от взрыва нефти? Я видел. В охранной зоне дядя с семьёй развёл костер и сгорел замертво. Вы хотите, чтобы дети этих людей тоже сгорели? Кто потом пойдёт под суд? Не вы. Я, — заявил г-н Дёмин.

Г-жа Марголина ответила, что это вульгарное толкование прав человека. Модератор дискуссии Геннадий Сандырев попросил участников снизить градус обсуждения.

После перерыва г-н Дёмин продолжил. «Охранные зоны — это годами, на крови людей выработанные нормы. Жить рядом с нефтепроводом опасно для жизни. Мы будем настаивать на сносе всех строений, чем защитим этих людей. Там, где судебные решения вступили в силу, — они вступили в силу. В остальных случаях давайте обсуждать», — заявил топ-менеджер корпорации.

Олег Балабанов, начальник АО «Транснефть-Прикамье», поддержал руководителя, заявив, что, помимо прочего, «существует вероятность незаконных врезок в магистральный нефтепровод со стороны жителей близлежащих домов».

Мы не хотим, чтобы повторилась история, которая недавно произошла в Подмосковье. Одна брошенная спичка или окурок могут привести к большой трагедии», — добавил Балабанов.

«Часть трубопроводов была поставлена на учёт после того, как были выданы разрешения на строительство. Мы зачем это скрываем, коллеги?» — спросил у представителей корпорации сопредседатель реготделения ОНФ Геннадий Сандырев. Олег Балабанов и Игорь Дёмин предпочли на этот вопрос на отвечать.

После этого слово дали жительнице Краснокамского района Людмиле Ознобишиной. Её дом находится в посёлке Новая Ивановка. С мужем они усыновили четверых детей. В 2014 году на их участок наложили охранную зону нефтепровода «Северокамск — Пермь». «Транснефть» обратилась в суд. Теперь их дом и все постройки на участке по решению суда подлежат сносу, а детей забирает опека: если семья останется без единственного жилья, она не сможет обеспечить им нормальных условий существования. После выступления Ознобишиной председатель совета ветеранов из Осы рассказал, что в их муниципалитете складывается аналогичная ситуация.

В завершении депутат Заксобрания Лилия Ширяева обратилась к представителям «Транснефти» с просьбой пойти на контакт с собственниками участков и пересмотреть свою позицию.

1 апреля в Пермском краевом суде состоится заседание научно-консультативного совета, на котором будет заново рассмотрена судебная практика в отношении владельцев участок, которые попали в охранные зоны трубопроводов. Инициатором совета стала Татьяна Марголина — она, совместно с активистами «Народного фронта» и юристами, намерена убедить суд переквалифицировать собственников участков в статус незащищённых, а также изменить позицию по отношению к собственникам таких участков.