X

Новости

Сегодня
Вчера
2 дня назад

«Все, хватит! Я буду художником!» Традиционные ценности немецкой художницы с русскими корнями Валерии Абендрот

38статей

В этом проекте мы расшифровываем и публикуем самые важные и яркие, на наш взгляд, речи общественных, политических и культурных деятелей.

Фото: Галина Сущек

Валерия Абендрот показывала в витринах магазинов Касселя будуар женщин будущего, делала авторские кокошники и заставляла русских немок петь песню «Валенки». До шести лет Валерия прожила в Перми. Потом переехала в Германию, работала зубным техником. Но в итоге стала художником. Валерия Абендрот рассказала интернет-журналу «Звезда» о традиционных ценностях, национальной идентичности и мире будущего — в котором человек сможет совершенствоваться до бесконечности.

О том, как бросить работу и стать художником

Я родилась в Нижневартовске, вскоре семья переехала в Пермь. Здесь я прожила шесть лет с мамой, сестрой и бабушкой. Училась в школе с углубленным изучением немецкого языка. После уроков с друзьями гуляла во дворе. Помню снег и горки. Это было классно! После окончания первого класса мы переехали в Германию. В маленьком городке Корбах у меня быстро появились новые друзья. С языком проблем не было — я хорошо его знала.

Окончив школу, получила специальность зубного техника. Я всегда любила рисовать, хотела стать художником. Но не могла понять, как это сделать. Знакомых в художественной среде у меня не было. Я долго выбирала специальность — ничего не нравилось. Однажды увидела объявление о наборе зубных техников. Это изготовитель различных протезов. Специальность предполагала работу руками, поэтому я пошла учиться.

Валерия Абендрот в ЦГК Фото: Галина Сущек

Получив специальность, я переехала в Кассель. Все это время я продолжала рисовать. Два года я проработала зубным техником. У меня было всё — работа, квартира, машина. Но я не была счастливой. Стала брать частные уроки рисования. А потом сказала себе: «Всё, хватит! Я буду художником!» Поступила на факультет изобразительных искусств Академии искусств Касселя. Деньги закончились. Я переехала из квартиры в студенческое общежитие. И была счастлива!

О том, как продвигать свое искусство

В прошлом году я прошла интернатуру ассистентом куратора в Риме. Участвовала в выставках в Касселе, Испании и Великобритании. В Касселе сложно быть художником. Там есть пара галерей современного искусства и Академия. Раз в пять лет проходит «Документа» (одна из самых авторитетных и крупнейших выставок в области современного искусства — Прим. ред.). И всё. Когда я закончу свой магистерский курс, уеду из Касселя.

Современному художнику нужно много ездить на выставки, смотреть новое искусство в интернете, знакомиться с кураторами и художниками. У меня нет агента, я всё делаю сама. Первая выставка прошла в кассельском Музее погребальной культуры (Museum fuer Sepulkralkultur). Кураторы музея делали выставку вместе с Академией искусств. Они попросили у профессоров порекомендовать им молодых художников. На этой выставке я впервые показала свои скульптуры.

О силиконе и киборгах

Я делаю скульптуры из материалов, которые используются в зубопротезировании, — силикона, акрила, керамики. Опыт зубного техника пригодился в искусстве. Я хорошо знаю возможности этих материалов. Но использую их для других целей. Одна из тем, которые меня волнуют, — телесность. Цивилизация и технические возможности развиваются. Человек всё больше использует искусственные материалы для расширения возможностей своего тела — силиконовые импланты, протезы и т. д. Человек становится искусственным — по сути, киборгом.

Валерия Абендрот. Costruzioni del Corpo, 2017 Фото: Предоставлено автором
Валерия Абендрот. Costruzioni del Corpo, 2017 Фото: Предоставлено автором
Валерия Абендрот. Costruzioni del Corpo, 2017 Фото: Предоставлено автором

Есть целое философское направление, посвящённое человеку будущего, — трансгуманизм. В основе этого мировоззрения лежит предположение, что человек не является последним звеном эволюции, а значит, может совершенствоваться до бесконечности. Об этом мой проект — Costruzioni del Corpo («Конструирование тела»). Он был показан в параллельной программе кассельской «Документы» и обыгрывает женский будуар будущего. В витрине магазина выставлены диковинные предметы женщины, с помощью которых она изменяет и улучшает свое тело. Предназначение некоторых предметов непонятно — мне нравится, когда работу нужно додумывать самому.

О том, кто я — немка или русская?

В Германии я размышляла, кто я. Мне хотелось разобраться в культурной и национальной идентичности. Я расспрашивала маму и бабушку про наше прошлое. Но они мало мне рассказывали. Тогда я стала читать, размышлять и анализировать. Эти чувства и мысли были выражены в моих первых видео.

Валерия Абендрот. The Eternal Virgin, 2013 Фото: Предоставлено автором

Как художник, родившийся в России и выросший в Германии, я исследую идентичность. В Германии мне говорят, что я русская, а в России — что я немка. Мои мама и бабушка воспитывали меня в русских традициях. Русская женщина должна всегда выглядеть красиво — даже когда идет выбрасывать мусор. Немецкие девушки другие. Они не используют макияж и держатся просто.

Одна из тем моих работ — отсылка к традиционному образу жизни, влиянию происхождения и идентичности человека. Эти впечатления я интерпретирую через современное искусство. Использую такие материалы, как текстиль, линолеум, бумага, рисунок и картины, глина, фотографии, а также видеосъёмку и аудиозапись. Это разнообразие медиа — составляющая моих инсталляций, скульптур, видеоработ и перформансов.

Кадр из видеоработы Валерии Абендрот «Мне нравится», 2017 Фото: Предоставлено автором

Я мало знала про русскую культуру и историю. В Германии её не преподавали. Поэтому сама стала читать книги. В одной из них наткнулась про русские кокошники. Я попросила бабушку рассказать мне про значение русских песен, про красоту. И тайком записала её размышления. Мне нравятся русские народные песни в исполнении Людмилы Зыкиной. Во время застолья они вызывают сильные эмоции — мне хочется плакать. Я записала на видео трёх девушек — эмигранток из России, которые живут в Корбахе. Они сидят в кокошниках, которые я сделала сама, и поют русские песни — «Ты неси меня река», «Валенки». Так появилась работа «Мне нравится».

Русские образы переизбыточны. В моем видео я концентрируюсь на главном, использую минимум визуальных средств. Сначала я нарисовала и сделала кокошники. Я хотела их сделать тонкими и хрупкими. Они обозначают для меня русскую идентичность, которая в современном мире стирается. Все глобализуется, люди становятся похожими друг на друга. Когда девушки поворачивают головы, кокошники становятся не видны. Это про исчезновение культурной идентичности.

В конце прошлого года я написала Наиле Аллахвердиевой (арт-директор PERMM, — Прим. ред.) в «Фейсбуке» и показала ей свое портфолио. Работа ей понравилась. Летом я буду показывать «Мне нравится» в Музее современного искусства PERMM на выставке модной фотографий «Метаморфозы».

О Перми и молодых художниках

Я приезжала в Пермь в 2013 и 2015 годах. Музей PERMM тогда размещался в Речном вокзале. Мне нравятся старые деревянные домики, троллейбусы и даже грязь на улицах. Чувствую себя вернувшейся домой. Особенно забавляют горки, с которых скатывается ребятня. Я вспоминаю своё детство. Много гуляю одна, фотографирую и снимаю видео. Возможно, я сделаю о Перми работу.

Валерия Абендрот в ЦГК Фото: Галина Сущек

На «Арт-Перми» я познакомилась с молодыми пермскими художниками. Они позвали меня в Центр городской культуры. Мне рассказывали, что многие художники уезжают из Перми. Жаль, художников нужно поддерживать. О современном российском искусстве я ничего не знаю, слышала о художнике, который зашил себе рот (Петр Павленский, — Прим. ред.). Но я не интересуюсь таким искусством. Я не политический художник — телевизор не смотрю, новости не читаю. Живу в своём мире.