X

Citizen

Вчера
2 дня назад
19 сентября 2017
18 сентября 2017
15 сентября 2017
14 сентября 2017
13 сентября 2017

KAMWA-2017. Когда в гостях лучше

91статья

Журналистский взгляд на события, явления, территории, мероприятия в Перми и Пермском крае.

Фото: Владимир Соколов

«Три дня и три ночи...» — примерно столько обычно отводится сказочным героям на путь из точки «А» в точку «Б», на сражение с чудищем или на трудовой подвиг со сказочными результатами. Нам не довелось сражаться с трёхглавыми драконами и преодолевать горы высокия, моря глубокия. Три прекрасных дня и три чудесных ночи мы провели на фестивале KAMWA, при этом подвиги совершали организаторы, а мы лишь смотрели и слушали. Непривычно длинный и для городского жителя пеший путь по рельефному и пыльному маршруту «Эколагерь — пляж — Хохловка — Эколагерь» нам всё-таки приходилось проделывать ежедневно, но если в руках вкусное мороженое, а вокруг столько интересного, дорога не кажется долгой.

В эколагерь мы заехали в пятницу — в день открытия фестиваля. Пропуск для автомобиля нам в этот день не понадобился, на дороге не было ни одного бдительного экипажа ГАИ, а большую парковку для тех, у кого нет заветной бумажки за стеклом, только заканчивали готовить. Доехали до самого эколагеря, выбрали место для палаток. Пока ставили палатки и обустраивали быт, дети успели подружиться с соседским мальчишкой Вовкой и принялись изучать карту фестиваля.

Обустройство палаточного лагеря, хоть и крохотного, — дело хлопотное. Открытие фестиваля, которое проходило на малой сцене в Эколагере, мы не смотрели, а слушали, благо слышимость хорошая везде. На вечерний концерт всё же сходили. Послушали «ВОЛГУ». «Вы что сидите? С ума сошли?» — удивлённо спросила солистка Анжела Манукян, открыв глаза после первой песни. В самом деле, композиции группы не располагают к задумчивым покачиваниям торсом. Разве что в самом начале. «Урвали» немного Veilla из (Санкт-Петербурга) и Shsmam Jungle из Белоруссии. Хорошо! «Камва» началась. Завтра будет трудный и до предела насыщенный всякими интересностями день.

В субботу утром нам обещали какую-то китайскую гимнастику с возможностью участия всех желающих. В 06:00 утра. Мы желали, но не в шесть утра, поэтому посмотреть загадочный Тай-Чи-Гун-Цы или что-то в этом роде в исполнении живых китайцев нам так и не довелось. Решили, что посмотрим потом, днём в Хохловке в исполнении русских адептов.

Если не считать бдительной охраны на входе в музей под открытым небом, первыми гостей встречают раздатчики рекламных флаеров, народный хор и площадка Сельхозакадемии с плодами со своего подопытного хозяйства. Однако если не сворачивать с деревянного тротуара, вы прямиком попадаете в Город мастеров. Здесь есть на что посмотреть и потратить денежки. Хлеб, мёд, плюшки, браслеты, «фенечки», одежда, керамика, детские игрушки, украшения, сувениры и даже мастер-классы — всё эксклюзивное, авторское, ручной работы и из натуральных материалов.

В одной из палаток продавали изделия из кожи. Авторские, ручной работы. Вот тут-то мы «зависли». Хотелось купить «вот это», «это», «вон то», брутальную сумку и вечный с виду рюкзак. В итоге купили три браслета детям, а четвёртый нам подарил сам автор работ, который приехал на фестиваль из Омска.

Первые выступления музыкантов начинались на малой сцене у реки, возле соляного амбара, поэтому, минуя Город мастеров, народ потихоньку спускался к небольшой набережной, где можно не только послушать живую музыку, но и посмотреть этнокино в бывшей солеварне, и полюбоваться стереофотографиями нашей природы. По дороге к солеварне гости глазели на лэнд-арт объекты, а самые отважные могли сесть за рояль в кустах и, позируя для фото, понажимать клавиши.

Некоторые задерживались ещё до рояля, который стоял на полпути от Города мастеров к солеварне. Их интересовал этнофутуристический перформанс «Люди и птицы». Каждый мог взять сложенные тут же кучкой останки человеческой одежды и подарить им вторую жизнь, приспособив на пока безжизненные стилизованные силуэты птиц. Плоды коллективного творчества выглядели неплохо

На сцене у реки нас ждали Ирландцы Kila, «Сипертас» из Коми, Пермский дуэт «ШАМАНАКАМА», Obinitsa Seto Grupp из Эстонии, дуэт «Живые ворота» из Москвы, мордовцы «Морама», единственный в России профессиональный исполнитель на Hurdy-Gurdy Андрей Виноградов и многие другие.

Почти все музыкальные группы кочевали со сцены на сцену, и при желании их можно было услышать как у реки, так и на главной сцене, и в Эколагере.

Традиционно не повезло с воздушными змеями. Пилотажный шоу-балет с одновременным управлением несколькими спортивными кайтами завораживал.

Дизайнерские небесные «птицы» гостей из Германии и Бельгии заставляли усомниться в справедливости законов аэродинамки. Но огромный коричнево-зелёный дракон так и не смог подняться в небо, а лишь лежал на траве, отчаянно пыхтя.

В который раз фестивалю повезло с солнцем, но не с ветром. Синий парашют-буксир смог поднять в небо только большого полосатого кита, да и то ненадолго.

Жаль, конечно, но не критично. Вокруг всегда происходило что-то интересное: играла музыка, показывали этномоду, катали какое-то ритуальное колесо и отмечали Праздник свежего хлеба.

А вечером в эколагере нас ждал вечерний концерт KAMWA-party с участием DJ Hobta из Германии, DJ Casto из Перми, франко-болгарской группы Tui Mamaki, Kottarashky & The Rain Dogs и команды с интригующим названием Samosad Bend из Санкт-Петербурга. До этого предстояло пробраться к палаткам и приготовить ужин.

И то и другое было сделать непросто. Огромный шатёр с детской площадкой под названием «Мама отдыхает» раскинул свои щупальца так, что обойти с коляской его можно было только двумя путями: вокруг всего палаточного лагеря или по жутким развороченным грязным колеям. «Когда завозили оборудование, были дожди. Сначала застревал один кран-борт. Его вытаскивал другой, покрупнее, и тоже застревал. Потом приезжал трактор К-700 и вытаскивал всех», — рассказал нам Констанин. Он занимался окормлением стражей порядка, был тут с самого начала и видел всё своими глазами. С колеями понятно — лето такое. С «Мама отдыхает» — не очень. Так или иначе, к палаткам мы пробирались. Другая сложность — приготовление ужина. В эколагере запрещено жечь костры. Пожалуй, это было нашей главной печалью. Ну как же так! Как без костра! Даже газовыми горелками нельзя было пользоваться. Девять визитов в ресторан семьёй из шести человек, да плюс мороженое и прочие вкусняшки — это перебор для нашего скромного журналистского бюджета. В таких случаях обычно делают один большой костёр, куда каждый может притопать со своим котелком и приготовить еду, но и такого не было. Мы, конечно, выкрутились. Не скажу как.

Следующий день мы начали с пляжа, откуда нас «выдернули» организаторы, сообщив о том, что скоро начнётся пресс-конференция с участием врио губернатора Максима Решетникова, министра культуры, руководителей культурных учреждений и прочих немаловажных лиц. Сначала идти не хотелось. Мы на «Камве», всё прекрасно. Какой губернатор? Зачем? Однако журналистский интерес сделал своё дело, и мы стали спешно собираться.

Кажется, домик, куда тесно набились участники пресс-конференции и представители СМИ, называется «финским». Это такая восьмистенная коробушка рядом с административным зданием. Посмотрев на участников мероприятия, можно было понять сразу: про «Автомат и гитару», сатанинские знаки, духовно-патриотические скрепы, «Пермский калейдоскоп» и «Весёлый коровяк» в этом кругу говорить не принято.

Взяв слово первым, Решетников сообщил о том, что здоровье, связь, дороги, образование, рабочие места и газификация безусловно важны, но чем больше понимаешь, что всё это решаемо, тем больше понимаешь, что этого мало. Отток молодёжи продолжается. Для неё важно ощущение жизни, «движуха», смыслы. А смыслы — это территория культуры.

Решетников также добавил, что у нас мощный культурный фундамент и фестивальное движение, которое мы возрождаем. Был также затронут вопрос самоидентификации Пермского края на примере оформления детских поликлиник.

Не понравился предложенный стандарт оформлений детских поликлиник. Там на стенах картины на морскую тему: дельфины, водный мир. Ну почему водный мир? Хотелось бы иметь 15-20 условных сюжетных линий: Строгановы, Дягилев, Горнозаводская цивилизация... Местные бренды...

После своей вступительной речи Решетников призвал высказаться «дорогих друзей», пообещав добавить пару слов после того, как уйдёт пресса.

На вопрос Татьяны Санниковой, руководителя Пермского дома народного творчества, о развитии туризма и фестивалей в территориях, Максим Решетников отметил, что нам нужно более активно освещать уже существующие маленькие фестивали и привлекать к их организации краеведческие музеи. И.о. также сообщил, что к нему приезжал арабский шейх, и выяснилось, что арабы не знают, куда им деваться летом от жары. Что-то такое происходит и в Китае. По мнению Решетникова, это шанс для нашей туристической отрасли.

Следующий вопрос прозвучал из уст Пичкалёва, но журналистам не удалось дослушать его до конца, потому что их в экстренном порядке попросили удалиться. Всех. Вероятно кто-то из организаторов пресс-конференции понял, что настало время той самой «пары слов», при произнесении которых прессы быть не должно.

Что это было — не понял никто.

В домике было довольно душно и свежий воздух как-то сгладил огорчение изгнанных профессионально любопытствующих. Впоследствии произошедшее решили переименовать из «пресс-конференции» в более приличествующее «встреча с губернатором». Правы мы были: какой губернатор? Зачем?

Тем временем фестивальные события шли своим пёстрым чередом. Народ наслаждался музыкой у главной сцены, и, проходя между лежащих и сидящих полураздетых тел, можно было безошибочно констатировать: вот этот обгорел, этому тоже пора бы в тенёк, а этой уже ничего не грозит.

На сцене выступали хедлайнеры Kila. Жалко, что у самого ирландистого ирландца — рыжего Эойна Диллона — волынка была с электроподдувом. Вид не тот. На этом о недостатках — всё. Чарующая традиционная ирландская музыка, порой выходящая за пределы фолка, включающая элементы джаза, рока и электронной музыки. Ну и, конечно, харизматичный, немного буйный основатель группы Ронан О'Снодахи.

Девушки в русских сарафанах с венками из полевых цветов на голове, отплясывающие под ирландские мотивы, сдержанные китайцы, покачивающиеся под балканские напевы, молдаване, подхватывающие эстонские народные мотивы... и много-много улыбок. Это «Камва».

Ритм фестиваля способен выдержать не каждый. Перебираться в палаточный лагерь, чтобы вздремнуть часок-другой, — бессмысленно. С погодой по-прежнему везёт: солнце палит, ветра почти нет, и в палатке — настоящая баня. Куда практичнее прихватить с собой коврик и с комфортом завалиться на травку в первом приглянувшемся укромном местечке. Благо полиция и охрана здесь привыкла ко всему и с вопросом «хорошо ли вы себя чувствуете?» (читай: «вы не пьяны?») к вам никто приставать не будет.

Вечером третьего дня в эколагере нас ждало, пожалуй, одно из самых интересных музыкальных событий фестиваля — KAMWA jam.

Это невозможно описать, это недостаточно слышать. Надо быть там, у сцены и мысленно на сцене. Кто бывал, тому объяснять не надо.

Казалось бы, джем — это само по себе непрерывная неожиданность и импровизация зачастую на грани гротеска. Те, кто это творит, входят в транс и ведут за собой публику. Однако на сцене может оказаться некто, кто уведёт коллег в транс следующего уровня, предварительно ошарашив фактом существования такового. Это сделала Tui Mamaki — французская актриса, исполнительница шансона, даба и world music, выступавшая на фестивале с болгарской группой Kottarashky & The Rain Dogs. Появившись на сцене, напевая что-то тихое и мелодичное, «заставив» всех замереть, она медленно подошла к гитаристу и, глядя ему в глаза, «обратилась» лично к нему. Тот, как заворожённый, ответил несколькими «фразами» на гитаре. Замерла сцена, замерли зрители, вслушиваясь в неторопливый магический, как будто интимный диалог.

И вдруг — взрыв! Взрыв ритма, эмоций, движения везде — и на сцене, и вокруг неё. Как будто кто-то невидимый нажал кнопку «ОN». Кажется, ошарашены были все. В эту ночь тишины не хотелось совсем. Ни минуты. Вот такой получился KAMWA jam. Достойное завершение прекрасного фестиваля.

К утру эколагерь наполовину опустел. Понедельник. Мы неторопливо сушили от конденсата палатки и спальники, упаковывали рюкзаки, а дети сидели и тихо грустили. Им не хотелось уезжать.

Нам тоже.

***