X

Новости

Сегодня
Вчера
2 дня назад
23 мая 2019
22 мая 2019
Фото: Татьяна Татаринова
6статей

Проект Татьяны Татариновой, которая 15 лет прожила в Соединенных Штатах Америки, а сейчас волею судеб снова оказалась в родной Перми. По нашему мнению, это огромная удача, когда журналист получает столь ценный личный опыт, которым можно воспользоваться в профессиональных целях. Теперь Татьяна готова сравнивать процессы и явления, подходы и решения, взгляды и мнения, определяющие жизнь «там» и «здесь».

Американский тренер: Я могу только устно корректировать и прикасаться к клиенту лишь с его разрешения

«А сейчас будем делать растяжку», — сказала милейшая фитнес-тренер одного из пермских клубов, уложив меня на пол в позу руки вправо, а коленки влево. Тут же начала активно жать на меня, добиваясь хруста в моём позвоночнике. Я сопротивлялась, она жала настойчивее. «Ну что же вы мне не доверяете? — расстраивалась тренер. — Так все мануальные терапевты делают». «Но вы же не мануальный терапевт», — прошептала я. И в этот момент поняла, что мне кажется наиболее странным в пермской действительности.

У местных специалистов, работающих в самых разных областях деятельности, отсутствуют лицензии. За годы жизни в другом обществе — на другом конце Земли — я, как оказалось, привыкла, что каждый специалист делает только то, на что имеет профессиональную лицензию.

В Перми же, как и в целом по России, профессиональное регулирование на многие виды деятельности отсутствует. Бизнес функционирует хаотично, без слаженной системы лицензирования и единого протокола на тему того, что может делать определённый специалист.

Записываясь в популярный тренажёрный зал, я обратила внимание на то, что в кратких характеристиках тренеров и инструкторов есть данные про их хобби, но не всегда присутствует информация, касающаяся их сертификации и лицензирования. Кроме того, я заметила, что некоторые групповые занятия хоть и называются на американский манер, но ведутся иначе.

К примеру, на силовых тренировках тренер рекомендует вес потяжелее, а сам показывает упражнения с лёгким весом, и, сделав пару повторений, начинает присматривать за группой. Создаётся впечатление, что он действует по принципу «Делай, как я сказал». В американских групповых занятиях именно тренер работает с самым тяжёлым весом, мотивируя группу и следуя правилу «Выполняй как я». И дело здесь не только в профессиональной чести инструктора-тренера, но и в действующих правилах на лицензирование. Хотя именно на фитнес в моём штате Флорида обязательного лицензирования даже не предусмотрено. Но отсутствие закона не позволяет работать без лицензии. И, как всегда бывает, раз заплачено за право работать, то нужно и соответствовать уровню затрат.

Разговор с американским тренером Натальей Лион

— Моя лицензия персонального тренера стоила $2,5 тыс. и 3 месяца обучения по ускоренной программе Национальной Академии Спортивной Медицины.

Фото: Татьяна Татаринова

Теория, практика и ещё практика. Много-много раз. Практиковались мы на профессионалах кроссфита — одного из самых сильных направлений современного фитнеса. В конце — обязательный экзамен, не сдашь — снова будешь платить и учиться. Моя лицензия действует два года, а потом её снова надо подтверждать — и теоретическими занятиями, и сдачей практических нормативов, и нужно за всё платить, соответственно.

Во Флориде нет закона, запрещающего нелицензированную тренерскую деятельность, но без лицензии ни один спортивный клуб не возьмёт на работу. Лицензия — это способ застраховать и себя, и клуб от судебных процессов. Если ты лицензирован, у тебя и страховка имеется на случай судебных расходов. Если, к примеру, неправильно руководишь занятием и клиент потянул мышцу — он может в суд подать на тренера и на клуб. Тем более тогда, когда делаешь что-то, выходящее за рамки твоей лицензии. Растяжку до хруста, которую ты упомянула, только мануальный терапевт у нас может делать — опять же с соответствующим образованием и лицензией. Я, как персональный тренер, могу только устно корректировать и прикасаться к клиенту лишь с его разрешения. Здесь всё жёстко — делаешь только то, что позволяет лицензия, особенно когда дело касается здоровья людей.

Я с радостью узнала, что в России есть такие же классы, как в Америке, «Pump», к примеру. Единственная разница: инструкторы в России с весом не работают, как вы. Они больше показывают, что делать, совсем не занимаются вместе с тобой.

— Pump, Body Pump, Combat — это очень высокий уровень образования инструктора. Он ценится на мировом уровне. Чтобы использовать эти программы, клуб должен купить право на них, провести тренинг и сертификацию инструкторов. А это сложно и дорого. Во время занятий тренер должен использовать определённый максимальный вес на определённое упражнение. Вообще-то эти программы строго следят за качеством инструкторов. Наверное, ваши пермские инструкторы хитрят и преподают Pump без соответствующей подготовки и без лицензии на право использовать эту программу. В Америке бы это не прошло.

Фото: Татьяна Татаринова

***

Не менее строго обстоит дело и с лицензированием в других направлениях американского бизнеса. Близкая мне тема недвижимости. В 2007 году я получила лицензию риэлтора на право практиковать в штате Флорида. И уже 9 лет исправно поддерживаю эту лицензию, то есть каждые два года прохожу обязательные курсы, плачу за них и за продление лицензии. Кроме того, ежегодно плачу в Ассоциацию риелторов (фото последней проплаты). Это необходимость, потому что без своевременной оплаты лицензия автоматически аннулируется. А практиковать в области недвижимости без лицензии противозаконно. За это грозит штраф в $5 тыс. и возможность тюремного заключения. Безлицензионная практика в области недвижимости приравнивается к таким преступлениям, как разбой, сопротивление сотрудникам полиции, задержание с наркотиками.

На тему лицензирования пермских риэлторов, точнее, отсутствия оного, я поговорила с Дмитрием Овчинниковым, руководителем комитета по взаимодействию с участниками рынка недвижимости и партнёрами Региональной гильдии риэлторов Пермского края.

Удивляет отсутствие лицензирования в вашей профессии. В американской действительности желающий стать риэлтором должен не только успешно выучиться на курсах и сдать экзамен штата, но также пройти проверку на судимость с обязательной сдачей отпечатков пальцев. При обнаружении проблем с законом в праве на лицензию отказывается. А если лицензированный риэлтор нарушает закон, то и лицензии лишается. Как вы считаете, нужно ли подобное лицензирование риэлторской деятельности в России?

— Я считаю, что оно должно быть. Когда отменили обязательное лицензирование в 2002 году, резко возросло количество агентов недвижимости. А качество работы агентов снизилось — вместе с престижем профессии.

К примеру, что сегодня нужно, чтобы оказывать посреднические услуги в области недвижимости? Ничего! Захотел и начал работать агентом. Если захотел работать законно — зарегистрировался в качестве индивидуального предпринимателя. А гарантирует ли это клиенту, что «агент» знает своё дело, обучался, имеет опыт работы, понимание, как проверить чистоту сделки, как действовать с контрагентом, банком, застройщиком? Нет, не гарантирует.

На смену обязательному государственному лицензированию пришла система добровольной сертификации. А поскольку она добровольная, она никак не оградила от входа в профессию всех желающих. И сегодня на рынке работает очень много частных маклеров. Они позиционируют себя как специалисты рынка недвижимости, не являясь при этом ни аттестованными специалистами, ни сотрудниками риэлторских компаний. А что можно спросить с такого человека? Да, как правило, ничего. Именно в адрес частных маклеров идут серьёзные нарекания. В медиа их называют «чёрными риэлторами». Это и закрепляется в сознании потребителя. Тем компаниям, которые прошли аттестацию, чья деятельность застрахована, а сотрудники аттестованы, сложно дистанцироваться от этого общего имиджа. Сознание потребителя всех чешет под одну гребёнку. Мы стараемся это как-то разделить. Но на уровне добровольной аттестации и сертификации не справляемся.

На пермском рынке работает более 300 риэлторских компаний, менее 10 процентов из них сертифицировано. Конечно, закон о регулировании риэлторской деятельности нужен. Уже несколько лет Российская Гильдия Риэлторов лоббирует его продвижение. Есть и другая сторона медали — к разработке подключается налоговая инспекция, другие структуры. Есть вероятность, что всё чересчур зарегулируют и никому особо не помогут. Лишь установят тотальный контроль над этим сектором экономики.

***

На мой взгляд, именно тотальный контроль и правит американской экономикой. Без сертифицированного профессионального тренинга и лицензии тебя не возьмут на работу даже нянечкой в детский сад или санитаркой в дом престарелых. Регулирование профессией подаётся в выгодной обёртке — как защита прав потребителя. Кроме того, это пополнение не только бюджета профессиональных организаций, но и госбюджета.

По-моему, эта тема может быть очень актуальна именно в кризис. С одной стороны, деньги идут в казну, с другой — после введения обязательно лицензирования очень немногие останутся в бизнесе, что создаст условия для успешной карьеры высококачественных специалистов.

Мнение личное и спорное. Наверное, просто сказывается привычка иметь дело с профессионалами, чей профессионализм подтверждён официально.