X

Новости

Вчера
2 дня назад
08 декабря 2018
07 декабря 2018
06 декабря 2018

«Техника Молодёжи»: Ностальгия по мечте

136статей

Обозреватели «Звезды» о важных культурных событиях: театральные и кино-премьеры, выставки.

Фото: Борис Эренбург

Товарищи! Современные технологии семимильными шагами входят в жизнь трудящихся, неумолимо приближая наше светлое будущее. Огромную роль в техническом просвещении играют печатные издания: о новейших и даже грядущих достижениях нашей передовой науки каждый желающий может прочитать на страницах журнала «Техника — молодёжи». Но в распространении технических знаний неоценима важность работы сотрудников культмассового сектора. Показательным примером их труда на этом поприще является спектакль Пермского театра «Большая стирка», в котором подготовили сценическую программу по статьям из журнала «Техника — молодёжи». Свою премьеру коллектив театра представил в одном из самых передовых культурно-просветительских учреждений Перми — «Центре городской культуры».

Есть такой жанр в фантастике с красивым, но сложносочинённым названием — ретрофутуризм. Если вкратце, то это описание будущего (или настоящего) таким, как его видели в прошлом. Это могут быть и огромные дирижабли над мегаполисами XXI века, и машины на ядерных двигателях, и многое-многое другое. Советское прошлое — богатейшая почва для ретрофутуризма, поскольку самые фантастичные варианты светлого будущего тогда создавались в гигантских количествах. И многие из них были описаны в легендарном журнале «Техника — молодёжи». Режиссёр и руководитель театра «Большая стирка» Дмитрий Заболотских написал и поставил на основе старых статей из того журнала спектакль «Техника Молодёжи», который является одновременно отличным примером ретрофутуризма и хорошо показанной ностальгии.

Такому необычному спектаклю — необычную премьеру. Вернее, сразу две премьеры. Первая состоялась в Екатеринбурге на IV Уральской индустриальной биеннале. А уже спустя две недели «Технику Молодёжи» показали в «Центре городской культуры». Именно на его площадке спектакль и создавался полгода, при поддержке министерства культуры края и фонда «Новая Коллекция».

«Большая стирка» — это театр без труппы, артисты в нём подбираются под конкретный проект. В «Технике Молодежи» играют всего четверо актёров — Александр Смирнов, Ольга Пудова, Дмитрий Юрков и Михаил Шестаков. Квартет актёров поддерживает живой музыкой ансамбль солистов «Квартет Каравай». Всего за час с лишним они вместе погружают зрителей в светлый и радостный мир несостоявшегося будущего, описанного в журнале «Техника — молодёжи».

Но путешествие в этот мир начинается из нашего. В самом начале Александр Смирнов запросто рассказывает трогательную историю о том, как ему (самому артисту или его герою — понять невозможно), в детстве друг подарил огромный пазл (или, как тогда говорили, «пузле») с географической картой. Он очень обрадовался, но вместо того, чтобы тут же его собрать с друзьями, убрал на верхнюю полку. На долгие десять лет. Просто времени не мог найти, чтобы его собрать. «Ну что у меня за жизнь такая», — сокрушается по этому поводу Смирнов.

Фото: Борис Эренбург

Похожую историю рассказывает и Михаил Шестаков, но только о журнале «Техника — молодёжи», который он так любил читать в детстве, но их подшивка тоже оказалась на верхней полке. Просто не мог найти времени перечитать её. «Ну что у меня за жизнь такая», — сокрушается по этому поводу Шестаков. Но всё же он решается на поступок — взять и прочесть все номера любимого журнала.

Фото: Борис Эренбург

Тут-то на сцене и появляется ансамбль «Каравай», современные люди преображаются, и под знаменитую мелодию «Марша авиаторов» открывается настоящий портал в мир, сошедший со страниц советского журнала. Мир, полный самых фантастических достижений и идей вроде летающих домостроительных комбинатов, самодвижущихся дорог, полётов в космос, верных роботов, ждущих землян годами на другой планете, мегаломанских проектов изменения климата и циклопического агитационного самолёта «Максим Горький». Мир, в котором добро сражается только с ещё большим добром. Рассказы об этом всём дополняют небольшие, вполне соответствующие тексту чудеса сценической трансформации: ёлка вдруг становится ракетой, гардина — деталью робота, рулоны бумаги — дорогами и домами.

Фото: Борис Эренбург
Фото: Борис Эренбург
Фото: Борис Эренбург

Также всё действие идёт с перерывами на малоизвестные, но очень интересные советские песни в оригинальных аранжировках руководителя квартета «Каравай» Олега Згогурина. К сожалению, самой фантастичной на сегодняшний день оказывается песня не о космосе, а добром участковом, которому рады все граждане.

Фото: Борис Эренбург

Но атмосфера удивительно светлой, трогательной и доброй коммунистической утопии в спектакле возникает благодаря режиссёрским решениям и работе актёров. В плане последнего «Техника Молодёжи» — это настоящие именины сердца. Потому что редко в каком спектакле можно увидеть, чтобы актёры с таким явным удовольствием выкладывались и играли так от души, сплотившись в отличный ансамбль. Благодаря этому абсолютно не сценические тексты научно-популярных статей, в которых нет ни одной шутки, актёрам удаётся преподнести с юмором. Порой они по-хорошему играются с этими текстами. Чего стоит хотя бы переполненная энтузиазмом сцена борьбы хорошего с ещё более хорошим или возникновение внутри спектакля ещё одного мини-спектакля. «Техника Молодёжи» — очень весёлый, смешной и при этом трогательный спектакль. После просмотра кажется, что режиссёр Дмитрий Заболотских мог бы поставить, а эти артисты — так же задорно и остроумно сыграть — даже телефонный справочник.

Фото: Борис Эренбург
Фото: Борис Эренбург

Важнейшая особенность юмора в «Технике Молодёжи» — это отсутствие постмодернистской «фиги в кармане», которая давно в этом самом кармане протёрла дыру. К проектам, статьям, стихам из «Техники — молодежи», которые сейчас выглядят где-то наивно, а где-то даже безумно, режиссёр и актёры отнеслись с уважением, пониманием и прониклись им. Ведь в спектакле эти вещи становятся настоящими символами большой и яркой, как сверхновая звезда, мечты. Мечты о грандиозных свершениях, великих достижениях и победах, покорении космоса и природы. О жизни, что станет прекрасной песней.

«Техника Молодёжи» демонстрирует и саму эту мечту (вот он, ретрофутуризм) и ностальгию по ней. Вернее, по тому времени, когда такие мечты вообще были возможны. При этом выстраивается эта ностальгия бережно, без пафоса — мол, раньше было лучше. Да, тогда много чего не было, а вот мечта была. Сейчас много чего есть, а мечты нет. Мы положили её на верхнюю полку и всё никак не найдём времени снять оттуда. Ну что у нас за жизнь такая...

Фото: Борис Эренбург

Спектакль заканчивается своеобразным возвращением актёров из советской утопии. Михаил Шестаков говорит, что не может читать номера «Техники — молодёжи» за 1981 год. Потому что кажется, что в журналах 1980 года пропущена одна важная статья. Статья о победе коммунизма во всём мире и наступлении долгожданного светлого будущего. Действительно, такой статьи нет и, видимо, быть не могло. Но в спектакле она есть, её читают актёры. И этот финал звучит словно намёк на то, что мечта всё-таки не окончательно забыта там, на верхней полке.

***