X

Новости

Сегодня
Вчера
2 дня назад
Фото: Вероника Быстрых

Анархия отношений. Как живут полиаморные люди

Полиамория — это формат отношений, при которых допускаются любовные связи с несколькими людьми одновременно с согласия и одобрения всех участников. Существует даже Международная ассоциация полиамории. Полиамория может приобретать самые разные формы, в зависимости от того, как договорятся партнёры. Это может быть групповой брак, многожёнство и многомужество, открытые отношения и многое другое. Мы разыскали несколько полиаморов в Перми и спросили, как они организуют свой быт, что говорят родителям и как справляются с ревностью.

«У них как-то с детства всё общее, вот и парень тоже общий»

Полина и Света (имена изменены) — сёстры-близнецы. Около пяти лет назад они обе начали встречаться с Андреем (имя изменено): учились в одном вузе, познакомились в общаге.

«Мне понравилось, как он на гитаре играл, а сестре — что он в настолке-викторине на все вопросы отвечал. Вообще в первый раз так совпало, что нам обеим был симпатичен один человек. Обычно у нас вкусы расходились. Ну, мы и не стали терять время, взяли в руки инициативу и предложили замутить», — рассказывает Света.

Андрей добавляет, что учился играть на гитаре и увлекался интеллектуальными играми как раз для того, чтобы «склеить девушку», только начал осваивать эти навыки в 13-15 лет, а «выстрелило» десять лет спустя.

«Меня часто спрашивали: „как ты их уломал“? Правда в том, что это они предложили именно такой формат. Я подумал около одной минуты и согласился, но мне сначала надо было с предыдущей девушкой расстаться. Съездил вот в другой город, расстался, потом принял предложение. Для всех из нас это первый опыт таких отношений, для девчонок — первый опыт отношений вообще», — говорит он.

У Полины и Светы очень близкие отношения, и даже аккаунт «ВКонтакте» у девушек один на двоих. Они всю жизнь прожили вместе, вещи всегда были общими, так что никакого чувства собственности и ревности Полина и Света не почувствовали. «Вот и парень тоже общий, для них это естественно», — говорит Андрей. Года три назад девушки устраивались на разные работы и переживали, что придётся покупать второй кошелёк.

После университета Полина, Света и Андрей стали жить вместе: «решение съехаться было естественным, как-то даже не обсуждалось, просто сняли одну квартиру». Ребята живут втроём уже более трёх лет, квартира — двухкомнатная. Бюджет у них раздельный — каждый распоряжается своими деньгами как хочет. Общие расходы делят поровну. Решения, которые касаются всех, ребята принимают вместе. В отпуск иногда ездят отдельно. Главный на кухне тот, кто в данный момент готовит. Андрей варит супы, а девушки пекут. На кухне есть правила: 1) кто готовит, тот не моет посуду, 2) каждый убирает за собой сам.

Фото: Вероника Быстрых

Андрей рассказал про свой личный топ-3 плюсов жизни втроём. На третье место он поставил секс втроём, но это случается редко, «по праздникам, и для свежести ощущений и развлечения». Чаще всего они занимаются сексом вдвоём. По словам девушек, никаких обид и ревности они не чувствуют, и пока одна из них занимается сексом, другая может посмотреть сериал или просто делать свои дела. На втором месте бытовые моменты, например, втроём гораздо быстрее готовить. На первое место Андрей ставит «отсутствие необходимости постоянно коммуницировать с партнёршей».

«Я интроверт и иногда просто хочу побыть один и подумать. Один раз мы втроём шли на пляж, и девчонки внезапно меня спросили, почему я с ними не разговариваю. Хотя мне казалось, что я участвую в разговоре уже полчаса как, но выяснилось, что я все это время просто слушал. Минусов почти нет, ну разве что жарко спать посередине, и иногда тебя начинают неосознанно раздавливать во сне».

О том, что они встречаются втроём, знают только близкие друзья. Их родители думают, что Андрей встречается только со Светой. В ближайшее время девушки не планируют заводить детей и выходить замуж, идея брака их не привлекает. Полина и Света говорят, что, если расстанутся с Андреем, не исключают возможности встречаться втроём с кем-то другим, возможно с девушкой.

«Тут дело такое — нормального парня не так легко найти, без всяких стереотипов, раздутого эго и „женщина должна“. Это нам повезло Андрея встретить, он в этом плане можно сказать про-феминист. А как подумаю, что нужно будет в каком-нибудь „Тиндере“ сначала тучу мудаков отсеивать — ну его. Большинство парней даже одной девушки не достойны, не то, что двух», — говорит Света.

— Близнец — это такой стоп-фактор. То есть мы не влезали в те отношения, которые нам не нужны или не приносят безоговорочной радости и комфорта. Потому что уже есть человек, с которым всегда весело и который тебя поддержит и любит. Поэтому не было нужды заводить партнера «чтобы был», чтобы не чувствовать себя одиноко, — добавляет Полина.

На вопрос, могли бы они принять кого-то ещё в свою семью, ребята отвечают категоричным «нет». У них довольно уникальная ситуация, и кто-то «левый» не впишется. У них есть знакомые полиаморы, но они «в этой тусовке не крутятся». Андрей говорит, что те полиаморы, которых он видел и знает — «какие-то фрики»: «Даже как-то не очень хочется в их тусовки. Не из-за того, с кем они спят, а из-за того, что они обсуждают. Какие-то странные философские темы».

«У меня было ощущение, что мы танцуем танго на краю пропасти»

Ирина (имя изменено) и Наташа встречаются и живут вместе уже больше года. Они познакомились в пермской ЛГБТ группе «Радужный мир». С самого начала девушки решили, что их отношения будут полиаморными, потому что они обе ценят свободу. Ирине 24 года, а Наташе — 33. У обеих девушек были отношения с молодыми людьми, Наташа была замужем. Сейчас Наташа определяет себя как пансексуалку ПансексуалПансексуальность — термин, используемый для обозначения сексуального или романтического влечения к людям вне зависимости от биологического пола и гендерной идентичности. Пансексуалов могут привлекать не только цисгендерные и трансгендерные женщины или мужчины, но и гендерквиры, и интерсексуалы. Для них пол при выборе партнёра вообще не играет никакой роли. Пансексуалы разделяют себя и бисексуалов, так как пансексуалы — «гендерно слепы» по отношению к полу партнёра, Ирина склоняется к тому, что она лесбиянка. У них уже был опыт полиаморных отношений: находясь в паре с молодыми людьми, они встречались с другими девушками. Их партнёры считали, что это не измена, но в итоге и у Ирины, и у Наташи отношения закончились.

«Когда я была в отношениях, мне нравились другие люди тоже, — рассказывает Ирина. — Я поняла, что не хочу себя ограничивать одними отношениями. Наташа не против, поэтому мы так живём. Ей тоже могут нравиться другие люди, она тоже может с ними встречаться. Я не вижу причин делать наши отношения моногамными и не хочу расставаться с Наташей из-за того, что мне нравятся и другие тоже. Мне дорог этот человек, я хочу с ней жить. Для меня было бы слишком больно и неприятно закончить эти отношения и встречаться с кем-то новым».

— Полиаморные отношения предложила Ирина. Мне было страшно, очень страшно. Сначала я подумала, что она шутит. Потом решила, что можно попробовать. Когда мы начали с ней встречаться, я думала, что это ненадолго. Но через некоторое время я поняла, что уже всё — это серьёзно. Тогда я полностью осознала факт полиамории. До этого я была большим собственником. Без помощи психолога не обошлось. Ирине с этим было как-то проще, или она себя так ведёт, что ей проще. А меня периодически срывает та же ревность. Сначала у меня было ощущение, что мы танцуем танго на краю пропасти, — говорит Наташа.

Сейчас девушки ищут партнёрок через приложения для лесби-знакомств или в тематических группах в соцсетях. О том, что они полиаморки, Ирина и Наташа рассказывают сразу же при знакомстве. Для них их отношения являются эксклюзивными, а все остальные — второстепенными. Пока Ирина и Наташа только ходили на свидания, но до физической близости дело не доходило — другие девушки не хотят вступать в такие отношения.

«Одна из проблем в моих переписках с другими девушками в том, что я им сразу говорю, что Ирина всегда будет на первом месте, — рассказывает Наташа. — Я не против других отношений, но Ирина всё равно будет на первом месте. Им это не нравится. Есть девушка, которая не против начать со мной более интимные отношения, но её пугает тот момент, что для меня Ирина важнее. Она хотела бы, чтобы я только на неё обращала внимание. Одна девушка, с которой я перестала общаться совсем недавно, просто ждала, когда я с Ириной расстанусь. Она думала, что наши полиаморные отношения просто расколются. Что это всё выдумка, мы поживём, нам не понравится, и что начнём ревновать и разойдёмся, и я буду принадлежать только ей. Это одна из проблем полиамории. Полиаморных пар не так много, а полиаморных ЛГБТ пар — тем более. Я знаю только одну полиаморную пару лесбиянок. Ещё одна пара не против полиамории, но они пока не пробовали».

Фото: Вероника Быстрых

Ирина рассказывает, что на практике всё оказалось не так просто. Ей приходилось разрывать другие отношения из-за того, что Наташе было неприятно и больно, но постепенно они идут к тому, чтобы встречаться и с другими девушками тоже. Внутри пары есть правила. Они рассказывают друг другу о том, что познакомились и общаются с кем-то новым. У них нет друг от друга секретов, чтобы ни одна не думала, что от неё что-то скрывают. Ирина и Наташа говорят, что их отношения основаны на доверии, они постоянно разговаривают и выясняют какие-то моменты. Если одной из них что-то не нравится, девушки это обсуждают и вводят новое правило, либо как-то трансформируют старое.

«У нас есть общая знакомая, к которой я неравнодушна, она мне очень нравится, — рассказывает Ирина. — Я ездила к ней в гости на ночь, и, естественно, рассказывала об этом Наташе. У неё тоже есть знакомая, которая ей нравится. Она мне тоже об этом говорит, если уезжает к ней на ночь в гости. Мы рассказываем друг другу, как провели время, но без подробностей, чтобы сохранять психику друг друга. До секса пока не доходило. Наташа говорила, что она не знает, как к этому отнесётся. Скорее всего, ей будет очень плохо, но она это переживёт, просто нужно будет время».

Сейчас Ирина и Наташа ставят под запрет секс втроём или вчетвером. Также нельзя никого приводить домой, а после секса с кем-то другим нужно обязательно обследоваться у врача, чтобы не принести домой инфекцию и обезопасить друг друга. У Ирины и Наташи общий бюджет, и брать из него деньги на любовниц тоже запрещено. Также до пяти часов у каждой девушки своя личная жизнь, но если одна из них собирается на свидание вечером, об этом нужно сообщать друг другу.

Ирина говорит, что в большинстве своём люди ищут только одного партнёра, многие отказываются от полиаморных отношений. Некоторые соглашаются попробовать, но потом возникают сцены ревности и скандалы. Ирина познакомилась с девушкой-бисексуалкой, рассказала о ней Наташе и они сходили на свидание. Ирина позвонила Наташе, сказала, что ей понравилась эта девушка, и что она хотела бы продолжения. Наташа ответила «хорошо», но потом отправила «ВКонтакте» длинное сообщение с новыми правилами, при соблюдении которых Ирина могла бы встречаться с этой девушкой. Например, взять с собой «мирамистин», если она поедет к своей новой знакомой. Ирина посчитала, что Наташа очень оскорблена, и попрощалась с этой девушкой. По словам Наташи, больше всего она боится, что Ирина влюбится в другую, и уйдёт от неё:

«Сначала Ирина разместила свою анкету на „Сестра сестре“ и сразу же сказала об этом. После этого у меня началась ломка, я пошла к психологу. Мне снились кошмары. В обычной жизни я ничего не чувствовала, кроме страха, что она может найти кого-нибудь и навсегда от меня уйти. И мне снились кошмары, что она знакомится с какой-то девушкой, влюбляется в неё и уходит от меня. Я не боялась того, что она с кем-то переспит, я боялась потерять её. Когда я осознала это, мы начали прорабатывать этот страх с психологом. Я поняла, что в моногамных отношениях это тоже может произойти, я могу потерять её в любой момент. Недавно мне приснилось, что Ирина познакомилась с девушкой, и очень сильно её полюбила. Я проснулась в состоянии спокойствия, эйфории и радости за близкого мне человека. В этот момент я начала сомневаться в том, что когда-то была собственником. Это чувство оказалось намного сильнее и лучше, чем понимание того, что этот человек принадлежит только тебе».

«Давая обещание, мы как будто даём право угнетать нас в случае, если мы не справимся»

Анатолий Фримен — руководитель Пермского регионального отделения «Российской ЛГБТ-сети», основатель проекта «Новая eRA», цель которого — создать безопасное пространство для немоносексуального и полиаморного сообщества. Анатолий ведёт группы взаимопомощи для полиаморных людей и семинары о немоногамных отношениях.

«Всю мою жизнь у меня не укладывалось в голове, как можно любить человека и запрещать ему что-либо делать, для меня это вообще какие-то странные представления о любви, — рассказывает Анатолий. — У меня были разные отношения с разными людьми, и всё больше я начинал понимать, что они не могут быть замкнутыми. Когда у меня ещё была постоянная партнёрка, мы с ней обсуждали, что у нас всё открыто, что мы можем друг с другом договориться обо всём, что угодно. Мне тогда было 17-18 лет. Постепенно я начинал приходить к тому, что сначала называл „открытыми отношениями“, потом я называл их уже, находя более точные описания терминов в интернете, „полиаморные“, ну и дальше начинал все больше и больше разбираться в вопросах и теоретизировать некоторые аспекты, которые мы обычно не обсуждаем в обществе. Общался с друзьями, узнавал больше. Делился своими впечатлениями, они задавали вопросы, а я пытался объяснять, как это всё работает».

Фото: Вероника Быстрых

Сейчас Анатолию 29 лет, и свой формат отношений он называет «анархией отношений» или «постполиаморией». Отличие в том, что полиамория предполагает некий свод правил, по которым живут партнёры и партнёрки, в «постполиамории» никаких правил нет, а каждый вопрос обсуждается отдельно. В таком формате партнёры дают друг другу полную свободу, а отношения построены на личных границах каждого, которые нельзя нарушать. Прежде всего, речь идёт о психологических границах. Например, если человеку некомфортно знать подробности отношений своего партнёра с другим, не нужно этого делать. Иначе это будет насилием и нарушением его границ. По словам Анатолия, «анархия отношений» строится на ненасильственном взаимодействии и понимании потребностей другого человека.

«В полиамории же есть определенные договорённости. Если партнёры договорились о формате отношений (например, что каждый должен сообщать, с кем он встречался и в кого влюбился), и кто-то нарушил этот формат, за это может последовать какое-то наказание. В этом контексте полиамория является для меня способом насилия и угнетения. Поэтому я выбираю „анархию отношений“. Полиамория предполагает конкретные договорённости, и они неизменны. Но чаще всего люди живут очень по-разному, жизнь очень разная и мы не можем заранее знать, что мы сможем или не сможем сделать в конкретной ситуации и в конкретный момент. И, давая обещание, мы как будто даём право угнетать нас в случае, если мы не справимся».

Сейчас у Анатолия есть несколько партнёров и партнёрок, он описывает себя как пансексуал. При этом не со всеми возлюбленными он вступает в сексуальные отношения, но не считает их менее значимыми. У Анатолия есть несколько партнёров в Перми, и есть те, кто живёт далеко, с ними он видится периодически. Он не выделяет кого-то одного, всех партнёров считает равноценными. Некоторые из его партнёров знакомы друг с другом, другие нет, большинство из них знают, что они не единственные. При этом он живёт вместе с одним из партнёров, объясняет выбор именно этого человека бытовым комфортом:

«Бывает, нас живёт несколько. Это вопрос удобства — если мы живём в одном пространстве, то это не про любовь и не про какие-то отношения, это про то, что нам сейчас комфортно и удобно. Если мы не живем вместе — это не про нелюбовь, это опять же вопрос удобства. Кому-то удобнее до учебы добираться из своего дома и периодически быть в гостях у меня, либо я могу заходить в гости, либо еще как-нибудь. Это всего лишь вопрос реализации, а не отношений».

Фото: Вероника Быстрых

Анатолий говорит, что никогда не чувствовал ревности, и что это вне его системы ценностей. Но иногда возникают конфликты из-за ревности его партнёров.

«Когда мы обсуждаем ревность, которая возникла, она сама собой уходит. Потому что люди начинают понимать: „ага, мне захотелось сейчас, чтобы ты побыл со мной, потому что я видел, как ты сидишь рядышком с другим человеком, и я подумал, что ты можешь меня оставить“. Так со мной делились мои партнёры. Эти представления берутся из прошлого опыта. Этот страх берется из того, что людей фактически наказывали: ты что-то не так сделал — всё, я ухожу. Этот стандартный формат отношений вшит в нас, как программа, мы его еще со школы помним. Нас никто не учит строить отношения без таких манипулятивных техник, мы их копируем».

В будущем Анатолий хотел бы стать родителем и создать пространство, в котором дети могли бы расти и развиваться. Он хотел бы зарегистрировать немоногамную семью, но современное законодательство не позволяет сделать этого. Кроме того, полиаморные люди очень стигматизированы в обществе и сталкиваются с большим количеством проблем: «каждый раз, когда ты говоришь, что можешь любить кого-то ещё, на тебя сразу вешают ярлык и говорят, что ты „не очень хороший человек“».

***

  • Русскоязычный сайт о полиамории.