X

Новости

Вчера
2 дня назад
16 мая 2019
15 мая 2019
Фото: Владимир Бикмаев
6статей

Каждый квартал мы собираем экспертные мнения, данные по количеству упоминаний в новостных медиа и социальных сетях по политикам и общественным деятелям, определяя самых влиятельных персон Пермского края.

Рейтинг «Звезды»: политменю на завтра

На политической кухне «Звезды» эксперты рейтинга влияния обсудили «блюда», приготовленные в прошлом году, и попытались спрогнозировать «общую карту стола» на год больших выборных кампаний.

В прошедшем году традиционный звездинский рейтинг претерпел некоторые изменения: он стал выходить по итогам квартала (не ежемесячно, как было раньше), а к традиционным оценкам экспертов, касающимся степени влияния фигурантов рейтинга на те или иные процессы, добавилась «чистая математика». Благодаря порталу «Медиалогия» появилась «картинка» упоминания тех или иных фигур рейтинга в СМИ и соцсетях. Однако результат «субъективного» подхода экспертов практически всегда расходился с «объективными» цифрами «Медиалогии». Об этих расхождениях, влияющих на итоговые оценки, а также о том, кто и по каким причинам не попал в анкету рейтинга и говорят ли полученные места о влиятельности фигурантов на процессы, происходящие в крае, шла речь на круглом столе.

Желаемое и действительное

Данные сводного годового рейтинга, составленного по достаточно простому принципу «сложить и поделить квартальные цифры», не сильно удивили экспертов. Большая часть их отметила, что лица, попавшие в топ-20, находятся там в основном заслуженно. Но всё же появление некоторых фигур в первой двадцатке вызвало вопросы. «Что делает на 13-м месте в итоговом рейтинге глава города Игорь Сапко, который всего лишь спикер, не влияющий на политические процессы?» — удивлялся Евгений Плотников. С 5-й позицией, которую занял Олег Демченко, не согласился Анатолий Пичкалёв: «Если верить заявлению губернатора, что Олег Васильевич практически уже не работает в крае, то как он мог оказаться на 5-м месте? Хотя в течение года он работал...» — вспомнив механическую систему подсчёта, согласился Анатолий Евгеньевич.

Анатолий Пичкалёв Фото: Антон Фиштик

Часть экспертов поделила вошедших в топ-20 на некоторые системные группы, формирующиеся по разным принципам. Так, Евгений Плотников отметил «группы, борющиеся за власть» и условно разделил участников двадцатки на «группу Басаргина», «группу Скриванова» и только формирующуюся «группу промышленников».

Евгений Плотников Фото: Антон Фиштик

Сергей Пономарёв подчеркнул, что всех участников процесса он делит также на три категории, но уже по несколько другому принципу: «Первая — это системные игроки, облечённые ежедневной чиновничьей и депутатской деятельностью. Вторая — те, кто не стремится быть публичным человеком, но тем не менее имеет политическое влияние. И третья категория — это те, кто создаёт информационный повод, тем самым влияя на какие-то политические решения, корректировку или выработку подходов». Исходя из этого, сводный рейтинг совпал с ожиданиями Сергея Владимировича: практически все фигуранты находятся на «своих» местах, за исключением Дмитрия Самойлова, который, по мнению замруководителя крайизбиркома, заслужил более высокие позиции.

Николай Девяткин (слева), Сергей Пономарёв Фото: Антон Фиштик

За повышение влиятельности главы города Перми высказался и политический тяжеловес Николай Девяткин, по мнению которого Дмитрий Самойлов вполне достоин третьего места. «Но вот кого не хватает в топ-20, — заявил Николай Андреевич, — так это представителей территорий края, которые вносят большой вклад в развитие территорий». К ним Николай Девяткин причислил главу Березников Сергея Дьякова и руководителя Пермского района Александра Кузнецова. «Не совсем я воспринимаю, что Лилия Ширяева в рейтинге стоит выше Игоря Папкова. С моей точки зрения, Папков больше оказывает влияния, ведь он, по сути дела, управляет всем внутренним процессом в Заксобрании», — заявил Николай Андреевич, начав высказанным мнением дискуссию о соотношении публичности и влиятельности фигурантов рейтинга. «У нас в городе появились портреты некоторых политиков, но ведь это не значит, что все они самые влиятельные фигуры в крае», — поделился своим наблюдением Девяткин.

Политконсультант, директор Центра избирательных технологий. Фото: Антон Фиштик

Однако Людмила Ознобишина, напротив, высоко оценила политическую активность и высокий уровень влияния Лилии Ширяевой. «Это происходит не только в силу её медийной активности — но и в силу законотворческой активности. Или благодаря её конструктивному общению с исполнительной властью: Лилия Николаевна ставит содержательные вопросы по качеству подготовки документов», — отметила эксперт. Ещё одна тенденция, связанная с личной активностью людей «без статуса», по мнению Людмилы Ознобишиной, присутствует в отношении депутатов городского и краевого парламентов, традиционно появляющихся в топ-20, таких как Владимир Плотников, Дмитрий Скриванов, Алексей Бурнашов и Олег Жданов. «О чём это говорит? На мой взгляд, о какой-то личной активности, личном весе и авторитете, которые играют определённую роль при оценке, которую мы даём им так или иначе. Ну, например, если „дело жизни“ Бурнашова — борьба с налоговой льготой — завершилось в 2015 году, то благодаря нашим оценкам он получает по-прежнему высокое 12-е место». Политконсультант согласилась в целом с тройкой лидеров рейтинга, особенно подчеркнув вторую позицию Геннадия Тушнолобова как связующего звена в коммуникационном процессе между депутатским корпусом и правительством края, однако отметила, что четвёртое место Анатолия Маховикова — это всего лишь аванс, «потому что мы понимаем, кто реально руководил администрацией в 2015 году».

Андрей Агишев Фото: Антон Фиштик

Андрей Агишев также согласился с тем, что в рейтинге достаточно чётко видны группы влияния. Но то, что в первой тройке традиционно присутствуют губернатор, «который то ли есть, то ли нет, да к тому же находится на последнем месте в каком-то там федеральном рейтинге», председатель правительства и секретарь регионального отделения правящей партии, по мнению Андрея Валентиновича, указывает на «провинциальность» рейтинга. «Провинциальность ещё и в том, что у нас в рейтинге нет фигур федерального уровня, оказывающих влияние на политику в Пермском крае. Да, есть Игорь Шубин в качестве сенатора. Но мне кажется, что в новом году, и сейчас это видно по происходящим процессам, здесь должны появиться Олег Чиркунов и Андрей Кузяев, которые оказывают влияние на происходящие процессы», — отметил эксперт.

Отсутствие новых — региональных или федеральных — фигур в рейтинге отметили и другие эксперты. «Теоретически такая „опция“ присутствует: эксперты могут добавлять „свои“ имена, но возможность попадания этих имён в анкету ничтожна», — заявила Наталья Бондарчук. Среди имён, не попавших в рейтинг, эксперты называли не только Чиркунова и Кузяева, но и экс-главу краевого антимонопольного ведомства Дмитрия Махонина, а также бывшего заместителя главы администрации губернатора Пермского края Кирилла Маркевича. В ходе дискуссии эксперты пришли к мнению, что к завершению первого квартала в анкете рейтинга должны появиться новые кандидаты, которые реально влияют на процессы, происходящие в Прикамье. «При этом, — отметил Андрей Агишев, — эти персонажи должны понимать, что они все несут ответственность. И, возможно, наша задача это показать. А то проще всего сказать: у нас плохой губернатор, поэтому мы всё начнём с нуля. А они-то где были в это время?»

Быть или казаться, вот в чём вопрос

Разговор о реальной или кажущейся влиятельности продолжился и в связи с вопросом: стоит ли объединять рейтинг влияния и рейтинг упоминаемости в СМИ? И здесь практически все эксперты были единодушны: сводить воедино эти два рейтинга нельзя. «При всём уважении к фигурам рейтинга, кто бы сколько ни мелькал на экранах, это необъективно, — объяснил свою позицию Николай Девяткин. — Ведь у нас как получается: один разрезает ленточки, ездит на велосипеде, и у него всегда будет упоминаемость. А фактический его вклад в развитие Перми вряд ли совпадёт с тем рейтингом, который есть. Мы однажды с Олегом Чиркуновым обсуждали эту тему. Он поставил задачу своей пресс-службе увеличить о нём количество упоминаний в СМИ. И в одну неделю было 187 упоминаний его фамилии. После чего я спросил его: стало ли от этого лучше в Перми? Нет. А для чего вы это делаете?.. Так и здесь. Один любит светиться, другой любит работать», — привёл достаточно яркий пример Николай Андреевич.

«Рейтинг „Медиалогии“ интересен сам по себе, поэтому он должен существовать отдельно. С одной стороны, всем интересующимся можно с его помощью понять, кто присутствует в политической и информационной повестке дня. С другой — это просто отличный справочный материал», — пояснил Евгений Плотников. А Наталья Бондарчук предположила, что наличие двух рейтингов поможет обычному читателю понять, где правда: «Имеет смысл ставить эти два рейтинга рядом. И говорить, что вот эксперты, они знают, они вам скажут правду, а вот это — то, что вы видите по ТВ и в интернете! И, возможно, сопоставив эти два рейтинга, читатель поймёт, кто есть, а кто — только кажется!»

Наталья Бондарчук Фото: Антон Фиштик

Эксперты отметили, что с наступлением предвыборного года этот вопрос — быть или казаться? — зазвучит ещё более актуально. А поскольку в это же время под политические цели и задачи начинают оформляться партии, то, по мнению Людмилы Ознобишиной, рейтинг будет дрейфовать в сторону различных партийных фигур. А благодаря формирующимся «тройкам» партсписков в нём появятся не только реальные, но и теневые игроки. И вот здесь для рейтинга, как отметили эксперты, может таиться опасность. Составителям анкеты, в которую входят 50 кандидатов, придётся быть более осмотрительными: новые публичные фигуры, появившиеся накануне выборов, могут оказаться всего лишь временщиками в большой политике. И как справедливо заметил Сергей Пономарёв, у каждого из экспертов хватит разума при появлении тех или иных новых лиц определить: либо это временная «говорящая голова», либо это человек, имеющий определённые перспективы, либо это человек, который действительно влияет на те или иные процессы.

Фото: Антон Фиштик