X

Новости

Сегодня
2 дня назад
19 сентября 2019
18 сентября 2019
Фото: Диана Корсакова
154статьи

Обозреватели «Звезды» о важных культурных событиях: театральные и кино-премьеры, выставки.

Искусство видеть. Почему нужно идти на выставку Николая Касаткина в PERMM

В Музее современного искусства PERMM при партнерстве галереи pop/off/art открылась большая ретроспектива московского художника Николая Касаткина. На неискушенный взгляд «Двойная перспектива» — традиционная живопись, сюжеты которой сторонятся современности. Интернет-журнал побывал на выставке 87-летнего живописца и объясняет, почему она актуальна, как никогда.

При входе публику встречает недружелюбный автопортрет. Художнику нет никакого дело до нас, зрителей. В синих джинсах и красном свитере он стоит лицом к холсту и спиной к публике, делая повседневную работу. На мольберте недописанный холст — монументальный пейзаж (такие встречаются и на выставке). Полотно рассекают три световых пятна: слева свет из окна, в которое смотрит художник, рисуя пейзаж; в центре блик на стене от окна, которое находится за пространством картины (то есть в месте, где стоит зритель) и справа блик на недописанном холсте.

Фото: Диана Корсакова

Пространство выставки замысловато организовано куратором Арсением Сергеевым, который так же витиевато написал сопроводительный текст, сообщая, что, хм, «идея экспозиции сосредоточена на рекурсивной специфике творчества Николая Касаткина, и цель — метафорически выстроить „оптический прибор“ художника».

Фото: Диана Корсакова

Оупенспейс музея рассекают хаотично расположенные стенки с вырезанными по бокам выемками-окнами — словно метафоры трех световых пятен на автопортрете. На неискушенный взгляд на картинах живописца нет ничего необычного, их сюжеты банальны. Мало того, это типичные картины рядового провинциального члена союза художников в духе Васильева, Шишкина и Левитана. Безлюдные эпические просторы среднерусской возвышенности. Городские пейзажи. Несколько автопортретов, которые хитро играют с отражениями.

Фото: Диана Корсакова

И только попадая на второй этаж, становится понятно, чем занимается живописец. Николай Касаткин — не певец русской хтони, где «дышит почва и судьба», а тонкий исследователь русского искусства, который остроумно препарирует «то, что мы видим и то, что смотрит на нас» — также, как это делает в прозе, скажем, Павел Пепперштейн (кстати, пейзаж художника, где в траве на окраине деревни валяются деревянные костыли, вполне мог бы стать иллюстрацией к роману «Мифогенная любовь каст»).

Фото: Диана Корсакова

Приём куратора со стенками-окнами здесь обретает внятность, овеществляя сериальный метод и оптику Николая Касаткина. Подходя к первой части триптиха «Ноктюрн», зритель видит еще два подобных пейзажа, которые открываются в окнах за ним. Подобный эффект производит и портрет мальчика, который сидит на пороге дома. Два остальных — увеличивают расстояние между наблюдающим и мальчиком, и умножают раму. Считаем: первая — рама холста, вторая — двери, третья — еще одна двери, четвертая... и так далее. Художник добивается эффекта отражения зеркала в зеркале. Это уже не «двойная перспектива», а тройная и четвертная...

Фото: Диана Корсакова
Фото: Диана Корсакова

Постепенно включается и внимание к деталям — они ключ к пониманию метода Касаткина. Его картины представляют многослойное повествование, смешение техник, которыми художник владеет в совершенстве. Пространство картины — поле боя истории искусства: здесь реалистическая техника сменяется импрессионизмом, а потом фотореализмом, как во «Сне Вероники». На некоторых пейзажах края работ нарочито не прописаны, подчеркивая: «это не настоящий пейзаж», «это только изображение пейзажа». Дают подсказки и названия работ: «Банальный пейзаж» (остальные три — «Романтический», «Сентиментальный» и «Смешанный» — остались за пределами выставки).

Фото: Диана Корсакова

В типичной марине с обильными кучевыми импрессионистическими облаками «Выход к морю» преграждают гиперреалистично выписанные бетонные балки с бело-красными полосками. Смотрится это как выходка Дюшана, пририсовавшего усы Моне Лизе, или энергичные буквы на картинах концептуалиста Эрика Булатова. Подобный эффект встречается в работах «Мамины коврики», где на фоне унылых пейзажей откуда ни возьмись появляются яркие лоскутные коврики, сохнущие на бельевых веревках с прищепками. А в другой холст художника «залетели» лебеди из хрестоматийной картины Аркадия Рылова «В голубом просторе».

Фото: Диана Корсакова

Николай Касаткин окончил московскую художественную школу, потом суриковский институт. Тридцать лет занимался линогравюрой, преподавал. Выставляется с 1959 года, в 73-м вступил в Союз художников СССР. Его исследовательский подход вписывается в русло московского концептуализма. Неслучайно художник был близок кругу Эрика Булатова и Олега Васильева. Но при этом не входил ни в одно из неформальных объединений, и до сих пор остается сам по себе, на окраине. Скорость его убегания от современности (с 1983-го художник летом живет и работает в деревушке Воронцово под Смоленском) пропорциональна технической безупречности и ясности мысли. Его искусство тренирует взгляд, научает видеть и подмечать детали. И, в конечном счете, отличать правду от неправды. Сегодня это актуально, как никогда.

О проектеРеклама
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС77-64494 от 31.12.2015 года.
Выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций.
Учредитель ЗАО "Проектное финансирование"
18+

Программирование - Веб Медведь