X

Новости

Сегодня
Вчера
2 дня назад
12 октября 2019
11 октября 2019
Фото: Иван Козлов
172статьи

Город как территория для жизни, самореализации и взаимодействия жителей. Пространство и смыслы.

Сосули и другие опасности: тревожные кварталы за Богдана Хмельницкого

Кажется, я окончательно растворился в Закамске, который мне за годы этих прогулок сделался как родной. Впрочем, очередная экскурсия из тех мест не отличается яркостью и оптимизмом. С другой стороны, если бы меня это останавливало, я бы вообще старался из дома не выходить.

Сегодня речь пойдёт про кварталы между Богдана Хмельницкого, Ласьвинской, Ардатовской и Новоржевской. Нормальному человеку, если он не закамчанин и не таксист, половина этих названий вообще ничего не скажет. Потому что это самая что ни на есть дальняя даль — Закамск у этих пределов кончается, и начинаются заросли, карьеры, заводы и дорога в Новый Крым. Я как чувствовал, что не стоило туда соваться. Но всё же решил сунуться и за первые полчаса, исследуя участок между улицами Ласьвинской и Полтавской, не сделал вообще ни одной фотографии. Вот разве что меня поразили деревянные белые балясины на лоджии одного из заурядных кирпичных домов:

Фото: Иван Козлов

Если честно, я даже не знаю, бывает ли что-то более унылое, чем постройки из белого силикатного кирпича. Здесь — на улицах Охотников, Полтавской и Дубовской — они преимущественно именно такие. В редких случаях жители пытаются их как-то облагородить, но получается довольно странно. Например, в одном из дворов мне встретился такой вот декоративный элемент из плитки:

Фото: Иван Козлов

ЖЭК-арта тут почти нет. Хотя как раз в подобных дворах — окраинных, малоэтажных, труднопроходимых — я ожидал увидеть его в изобилии. Но на деле тут можно встретить только единичные вкрапления, да и то бесхитростные, типа такого:

Фото: Иван Козлов

Зато во дворах по обе стороны от Охотников и Богдана Хмельницкого очень много цветов. Сейчас как раз цветут мои любимые садовые цветы — вот эти, которые на фото. У нас такие раньше росли в саду, но бабушка их назвала исключительно «семицветиками». Понятно, что по слову «семицветик» у меня ничего дельного не нагуглилось, так что я до сих пор не знаю, как правильно называется этот замечательный элегантный цветок. Напишите в каментах, пожалуйста, спасибо.

Фото: Иван Козлов

Что ещё мы с вами можем отыскать на улице Охотников? Вот, например, бар, оформленный жизнерадостно, как детская танцевальная студия. Жаль, что он был закрыт, конечно.

Фото: Иван Козлов

А в целом — ну, всё. Ничего интересного мне тут больше не встретилось, только однообразные дома из белого кирпича, примерно такие:

Фото: Иван Козлов

Некоторые из них — вроде общежитий на улице Онежской — выглядят так, будто бы уже заброшены, и только по белью на верёвках или по человеческим голосам можно догадаться, что внутри кто-то живёт:

Фото: Иван Козлов

А вот что меня просто убивает — так это таблички, оставшиеся с советских времён и повествующие о том, что тот или иной дом за что-то там борется или соревнуется. Хоть бы их поснимали, что ли. Видно же, что в современных условиях все эти дома борются максимум за физическое существование, и никаких других амбиций у них нет. Так что эти ржавые таблички выглядят каким-то издевательством. «Культура быта», «Образцовое содержание», ну да, ну да.

Фото: Иван Козлов
Фото: Иван Козлов

Хотя надо сказать, что даже в утилитарном облике настолько типичных домов, как эти, иногда появляются интересные архитектурные элементы. Вот как выглядит один из домов на улице Полтавской:

Фото: Иван Козлов

Обратите внимание на окно подъезда. Крутое скруглённое окно, едва уловимая нотка модерна в тоскливой кирпичной постройке:

Фото: Иван Козлов

Во дворе этого дома ещё и детская площадка нетипичная. Кажется, я до сих пор не видел нигде в городе таких странных конструкций. Обычно всё-таки лесенка это лесенка, горка это горка, а карусель это карусель. А тут мы видим попытку создать какие-то странные комбинации и вывести новый вид детской площадки. Как это часто бывает у селекционеров, новый вид как-то не прижился.

Фото: Иван Козлов

Ну что вам ещё показать? С тоски я начал изучать надписи и таблички на кирпичных стенах и удивился, какое внимание в этой части района уделено профилактике травм, полученных от падения СОСУЛЬ. Тут дома-то все сплошь двухэтажные, не каждая сосуля при такой короткой дистанции падения успеет набрать смертельную силу. И тем не менее, почти на каждом доме висит большая ржавая табличка с предупреждением о сосулях. Не трафарет, не надпись краской. Всё основательно. Видимо, у местных коммунальщиков с сосулями были какие-то личные счёты.

Фото: Иван Козлов
Фото: Иван Козлов

Ну и классический вариант, конечно же:

Фото: Иван Козлов

Так, постепенно, мы доходим до улицы 4-й Пятилетки, которая пересекается с Химградской около железнодорожной станции Химград. Здесь, неподалёку от железной дороги, всё капитально заросло подлеском. Даже надписи на окраинных домах различить можно с трудом (тут, например, написано «КОМСОМОЛ»)

Фото: Иван Козлов

Вот такая живописная территория станции Химград. Если сейчас пересечь пути, то попадём на улицу Чистопольскую, где проходила одна из недавних экскурсий. Можно и так, если хотите, но я сейчас предпочту вернуться на Богдана Хмельницкого.

Фото: Иван Козлов

Про эти кварталы, расположенные за железной дорогой, и про улицу Богдана Хмельницкого в частности, среди местных жителей ходят мрачные легенды — мол, места тут недружелюбные, а люди суровые. Не знаю, я довольно беззаботно прогулялся. Котика вот видел, претерпевающего издевательства стрижей:

Фото: Иван Козлов

А ещё вдоль улицы Богдана Хмельницкого сохранились вот такие вот придомовые сараи. Или это овощные ямы, я уж не знаю. В любом случае удивительно — раньше, я помню, подобные были во многих дворах, а сейчас это раритет. Особенно шлакоблочные.

Фото: Иван Козлов

Загадкой для меня стали вот эти газетные прорези на каждой двери. От кого и зачем может ждать письмо овощная яма?

(Да, изображение распятия, сделанное ребёнком, тоже можно считать загадкой, но я бы не стал на вашем месте вскрывать эту тему)

Фото: Иван Козлов

Теперь можно подняться немного выше Богдана Хмельницкого и пройти сквозь обширный частный сектор. Обычно я обхожу такие места стороной — во-первых, в них мало городской специфики, а во-вторых, они редко выглядят интересно. Но тут, на улице Чугуевской, есть как миниму один дом, из-за которого вылазка в частный сектор считается оправданной. Это дом, оформленный в стиле ЖЭК-арт, поглядите на него:

Фото: Иван Козлов

Круто. Он, кстати, продаётся. Надо бы нам его выкупить в складчину, а то новый хозяин возьмёт и закроет сайдингом всю эту красоту, как обычно.

Фото: Иван Козлов
Фото: Иван Козлов

На дальнем краю частного сектора, на улице Ардатовской, каким-то образом затесался квартал из панельных пятиэтажек. Чуть левее этого квартала — между Бетонным переулком и улицей Новоржевской — творится совсем какой-то ад. Я оказался там уже в сумерках, в десятом часу вечера, когда жители здешних домов (а, судя по виду, это старые одноэтажные общежития барачного типа или бывшие больничные корпуса) высыпали во двор, чтобы жарить шашлыки, слушать музыку и препираться друг с другом. Атмосфера была настолько нездоровая и напряжённая, что я поспешил свалить оттуда, так ни разу и не достав камеру. Ну, не мудрено — в конце концов, это самый отдалённый квартал, сильно изолированный от остального города — дальше него только промзоны и Новый Крым. Короче, фоток оттуда не будет и появляться там я вам особо не советую. А вот во дворах пятиэтажек по-соседству было спокойнее, и я там немного поснимал:

Фото: Иван Козлов
Фото: Иван Козлов

И вот эту вот штуку я хочу отметить отдельно, потому что обычно я не фоткаю для таких обзоров лебедей из покрышек — лебеди страшно надоели и давно стали общим местом. Но тут другое дело: это просто царь-лебедь, который в разы крупнее всех, до сих пор виденных мною. Эта модификация, как видно, способна выдержать целого медведя.

Фото: Иван Козлов

Тут вообще понимают толк в масштабе — например, во дворе детской поликлиники на улице Ласьвинской живут самые большие из попадавшихся мне ЖЭК-артовских жирафов. Обычно их делают из труб или, там, из перекладин, а тут вот не мелочились и насадили жирафьи головы на трёхметровые брёвна:

Фото: Иван Козлов

Помимо этих жирафов, кварталы к востоку от улицы Ласьвинской ничем особенно не выделяются, там всё как-то вот так:

Фото: Иван Козлов

Разве что меня удивило количество разных надписей в этих дворах. Вот, например, многослойное воззвание, первоначальный смысл которого кто-то поменял на противоположный (пришлось немного зацензурить, извините):

Фото: Иван Козлов

Вот частная жалоба в виде публичного высказывания:

Фото: Иван Козлов

А это уж совсем непонятно — учитывая, что существует только одно кафе «Тихая гавань», оно офигенное и культовое, но оно находится совсем на другом конце города.

Фото: Иван Козлов

В общем, как-то так. Не очень сегодня вышло, да? Ну такой уж район, извините.

Хотя знаете что. Давайте я вам в качестве бонуса крутую находку покажу. В одну из майских прогулок по Закамским окрестностям я проходил мимо дома по Ласьвинской, 19 и умудрился пропустить в его дворе гипсовую скульптуру. И впоследствии совершенно случайно наткнулся на её обозначение в 2ГИС. Вот уж не думал, что этот сервис может быть источником не только практических, но и таких специфичных знаний о городе. Но они большие молодцы, что её обозначили. Потому что заметить её нереально: мало того, что она стоит в закрытом дворе, так ещё и сплошь заросла кустарником. Даже снять её можно только с такого ракурса:

Фото: Иван Козлов

Кстати, судя по тому же 2ГИСу, скульптура называется «Дорога в жизнь».

Фото: Иван Козлов

Довольно символично, учитывая, что этот парень направляется прямиком в непроходимые кусты.

Фото: Иван Козлов
О проектеРеклама
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС77-64494 от 31.12.2015 года.
Выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций.
Учредитель ЗАО "Проектное финансирование"
18+

Программирование - Веб Медведь