X

Новости

Сегодня
2 дня назад
19 сентября 2019
18 сентября 2019
Фото: Анастасия Яковлева

Резонансный усилитель

27 мая на Дягилевском фестивале впервые вручена Всероссийская премия «Резонанс» для музыкальных критиков и СМИ, пишущих об академической музыке и музыкальном театре. Кто и зачем организовал премию? Кем, кому и за что она вручена? И почему сегодня музыкальные критики оказались в центре всеобщего внимания?

«Спасибо вам, что вы все здесь. Название премии себя оправдало!» — с этими словами обратился к публике ведущий церемонии награждения премии «Резонанс» театровед, критик, телевизионный ведущий Илья Кухаренко.

Ведущий церемонии вручения Всероссийской премии «Резонанс» театровед Илья Кухаренко. Фото: Анастасия Яковлева

Зал Пермского театра оперы и балета снова был полон, что удивило даже самих организаторов церемонии. Казалось бы, премия для музыкальных критиков и СМИ, пишущих об академической музыке и музыкальном театре, могла заинтересовать лишь профессиональное сообщество критиков и околотеатральные круги.

Эффект тем более неожиданный, если вспомнить, что, с одной стороны, в последнее время специалисты в области академической музыки и театра с убеждённостью утверждали, что профессия критика в России если не умирает, то переживает серьёзный кризис. С другой стороны, темы театральной жизни в этом году неизменно попадают в топ и вызывают бурные обсуждения у широкой аудитории российских медиа. Достаточно вспомнить, насколько живой отклик получил в марте и апреле этого года запрет оперы «Тангейзер». С каким волнением обсуждались в СМИ и интернет-сообществах номинанты и лауреаты Всероссийской театральной премии «Золотая Маска».

Если синхронизировать события, в те же самые месяцы кураторы и жюри премии «Резонанс» принимали, читали, обсуждали и выбирали конкурсные работы молодых критиков, присланные на соискание премии со всей страны. Конкурс был объявлен 1 сентября 2014 года. В номинации «Лучший критический текст об академической музыке и музыкальном театре» в лонг-лист было сначала отобрано 18 рецензий (из 120 присланных на конкурс) авторов из Москвы, Санкт-Петербурга, Нижнего Новгорода, Нижнего Тагила и Красноярска. На следующем этапе в шорт-лист были включены пять текстов четырёх авторов. Именно эти авторы и приехали на Дягилевский фестиваль. Кроме того, премия поощряет печатные и интернет-издания, пишущие о музыкальных событиях. Более того, в число номинаций включена почётная премия, присуждаемая опытным музыкальным и театральным критикам за вклад в развитие профессии.

Но прежде чем рассказывать о победителях и церемонии награждения, интересно понять, какие цели поставили перед собой организаторы этого неожиданного проекта и почему сегодня важно вызвать резонанс общественного внимания к области музыкальной и театральной критики.

Предыстория проекта

Идея премии «Резонанс» появилась два года назад у Анастасии Зубаревой и Анны Инфантьевой, выпускниц магистерской программы «Музыкальная критика» Смольного факультета свободных искусств и наук Санкт-Петербургского государственного университета.

Кураторы премии «Резонанс» Анастасия Зубарева и Анна Инфантьева. Фото: Анастасия Яковлева

Анастасия Зубарева, куратор премии «Резонанс»:

— Когда мы с Аней еще учились в магистратуре Смольного, мы приехали в Москву на фестиваль Большого театра «Век „Весны священной“ — век модернизма». Там нам посчастливилось познакомиться с Вадимом Моисеевичем Гаевским (театральный и литературный критик, балетовед, учёный, заведующий кафедрой театроведения РГГУ. — Прим. ред.). Он сказал одну вещь, которая поразила нас до глубины души: «Знаете, я преподаю в РГГУ, и мои студенты не знают меня. То есть они не соотносят, что человек, читающий им лекции, — это автор тех самых книжек, которые стоят на полке и которые обязательны для прочтения. Наверное, мы уже никому не нужны». И когда мы возвращались из Москвы в Петербург, то размышляли над тем, что можно сделать, чтобы этой чудовищной ситуации не было, каким образом можно запустить механизм поощрения великих людей, которые зачастую сами себя таковыми не осознают и чувствуют себя забытыми и ненужными. Так формат премии пришёл сам собой.

Как и всё по-настоящему нужное, идея была простой, а механизм её действия — универсальным. С одной стороны, есть задача поощрить молодых людей. И денежная премия становится инструментом поддержки. С другой стороны, активная консультативная деятельность кураторов, презентации, организация встреч с номинантами премии помогут молодым критикам ориентироваться в профессиональной среде, понимать потребности аудитории и требования, которые сегодня предъявляются к авторам рецензий. Немаловажно и то, что премия поощряет и опытных критиков, которым публичное признание необходимо не меньше, чем начинающим.

Проводники музыкальных впечатлений

Как сказано в Положении о премии «Резонанс», она вручается «за искусство слушать музыку, осмыслять её и доносить свои музыкальные впечатления до читателей». Помимо поддержки молодых критиков, премия ставит своей задачей повысить интерес к академической музыке со стороны российских СМИ и установить связь между профессиональным музыкальным сообществом и широкой общественностью страны.

Именно поэтому, как пояснила Анастасия Зубарева, кураторы пригласили на Дягилевский фестиваль не только победителя в номинации «Лучшее СМИ» — главного редактора журнала «Музыкальная жизнь» Евгению Кривицкую, но и главного редактора «Сетевого журнала о культуре» Антона Никтарова (г. Самара). Интернет-издание позиционирует себя как журнал для широкого читателя и стремится писать об академической музыке доступным языком. Премия «Резонанс» поощряет социокультурные СМИ, а не издания профильной, научной направленности. На этом пути кураторы проекта видят способ устранить разрыв между музыкально-театральным сообществом и широкой аудиторией зрителей и слушателей.

Анастасия Зубарева, куратор премии «Резонанс»:

— «Резонанс» сразу задумывался как долгосрочный проект. Идея заключалась в том, чтобы сфокусировать внимание на людях, пишущих про академическую музыку. Я мечтаю, чтобы с течением времени премия стала статусной и престижной. Это даст возможность завоевать большее внимание СМИ, для которых у нас есть отдельная номинация. Очень хочется, чтобы у российских изданий появилась причина публиковать больше текстов про академическую музыку.

Своим замыслом Анастасия и Анна поделились с главным менеджером Пермского театра оперы и балета Марком де Мони, когда впервые приехали на Дягилевский фестиваль в качестве волонтеров. Проект премии был поддержан Пермским театром оперы и балета, Министерством культуры, молодежной политики и массовых коммуникаций Пермского края, Факультетом свободных искусств и наук СПбГУ и его деканом Алексеем Кудриным, порталом colta.ru и лично музыкальным критиком Екатериной Бирюковой, которая возглавила жюри премии. В качестве членов жюри были привлечены эксперты разных профилей: музыкальный критик Ольга Манулкина, композитор Сергей Невский, сценограф Зиновий Марголин и литератор, экс-генеральный директор ИД «Коммерсант», совладелец «Ведомостей» Демьян Кудрявцев.

Как премия может поддержать профессию критика?

Количество работ, присланных на конкурс, заставило специалистов и членов жюри более оптимистично взглянуть на состояние российской музыкальной критики. В процессе работы эксперты сделали много открытий. Оказалось, новое поколение критиков уверенно обретает свой голос и занимается своим делом достаточно успешно, и в разных жанрах. Однако нуждается в серьёзной поддержке.

Анна Инфантьева, куратор премии «Резонанс». Фото: Анастасия Яковлева

Анна Инфантьева, куратор премии «Резонанс»:

— Каким образом премия может улучшить состояние российской музыкальной критики? Деньгами. Нет лучшего стимула. Были времена в российской музыкальной критике, когда можно было писать рецензии и получать за этот труд адекватные деньги. Сегодня об этом даже говорить не приходится. А наша первая премия — 150 тысяч рублей. Неплохое вознаграждение за текст объёмом в полторы страницы.

Стимулирующим условием, которое оговаривается в Положении премии «Резонанс», является ограничение «срока годности» рецензий, присланных на конкурс. На премию следующего года будут приниматься тексты, написанные и опубликованные в период с 28 мая 2015 года — со следующего дня после вручения первой премии.

Анна Инфантьева, куратор премии «Резонанс»:

— Не все критики, принявшие участие в конкурсе смогли отправить нам свои лучшие тексты, потому что они были написаны раньше обозначенного срока. Теперь, если критик будет отправлять свою работу на премию, он будет заранее знать требования к текстам, иначе будет относиться к тому, что публикует весь год. Особенно если он побывал на прошлогодней премии и ничего не получил. Это, конечно, стимулирует критика.

Анастасия Зубарева, куратор проекта:

— Для нас это первый проект всероссийского масштаба. Было сложно его придумывать, а делать ещё сложнее, потому что мы постоянно сталкивались с реальностью. Но мы всегда старались помнить, ради чего все это затеяли, и с нами были наши единомышленники и партнеры. Огромное спасибо Дягилевскому фестивалю, а особенно — Марку де Мони, который нас сразу же поддержал. Для нас изначально было важно, чтобы премия стала частью большого музыкального события, и лучше Дягилевского фестиваля, настоящего культурного феномена, ничего придумать было нельзя.

Екатерина Бирюкова: «Мы — медиум между театром и публикой»

Председатель жюри премии «Резонанс» приехала в Пермь в апреле, за месяц до начала фестиваля, специально для работы в рамках этого проекта. Она рассказала о своём взгляде на предназначение премии и о том, какие вызовы сегодня ставит время перед профессией критика.

«Мне кажется, сегодня мы должны вспомнить, что есть и другая сторона сцены — театр, который переживает сегодня различные нападки. И мы должны его защищать. В наши дни нужно говорить не только о значимости профессии, но и о морально-этических принципах». Фото: Тимур Абасов

Екатерина Бирюкова, председатель жюри премии «Резонанс»:

— На самом деле это прыжок в неизвестность. Вся работа делается на энтузиазме кураторов премии, которым Анна и Анастасия заразили всех нас. Поначалу мне говорили: профессия умирает, вы не найдёте и пяти человек среди молодых критиков. Благодаря премии «Резонанс» мы вдруг обнаружили, что это заблуждение. Даже в нашем сужающемся поле культурной журналистики периодически возникает потребность, чтобы кто-то профессионально, интересно, и на современном языке объяснил, что такое, например, опера «Тангейзер».

Мои первые впечатления, когда я читала тексты участников, вошедшие в лонг-лист, были связаны с тем, что есть новое поколение критиков в сфере академической музыки. Для меня главное — это продолжение российской критики в наше время. Мы имеем дело с поколением талантливых профессиональных людей. У них есть свежесть взгляда. Важно сказать, что жюри работало очень тщательно и глубоко. Каждый из членов жюри из своей доли текстов сначала отобрал фаворитов. Причём по разным критериям — у каждого члена жюри свой профессиональный взгляд. Мне всегда интересно, когда я вижу, что автор плотно разбирается в предмете и умеет рассказать о событии так, словно это приключенческий роман — такое «профессиональное рытьё».

У каждого моего коллеги своя индивидуальная история: каким образом он пришёл в профессию. Я лично окончила факультет музыковедения Российской музыкальной академии им. Гнесиных. Считается, что это единственное место, где ещё существует специальность музыкального критика. Однако приходят в профессию и с театроведческим образованием, кто-то перепрофилируется.

Критик должен обладать широтой знаний не только в области культуры. Он должен хорошо понимать, что происходит вокруг, за стенами театра. Особенно, если работает не в специализированном издании, которое пишет о музыкальном театре, а в общественно-политической газете, например. Такой человек должен ориентироваться в информационном пространстве в целом, понимать потребности аудитории. Это тонкая вещь, которой нигде не учат. Она приобретается с опытом.

Критика — своего рода навигационная система знаний о культурных событиях. Это — летопись. И требуется эксперт, который бы указал, что тебе действительно пригодится, а что — нет. И объяснил, почему. Важно, чтобы это был эксперт, которому ты доверяешь. Музыкальный критик должен служить переводчиком с языка музыкантов на язык слушателей. Известно, что музыканты живут в своём мире. Если к ним сознательно не прокладывать мосты, то они остаются на своём острове, в отрыве от остального общества. Мы — медиумы между той стороной сцены и этой.

Как изменилась роль критики сегодня? Почему важно привлечь внимание общественности к этой профессии?

Екатерина Бирюкова, председатель жюри премии «Резонанс»:

— Сейчас всё очень резко меняется в связи со сложной ситуацией в экономике и культурной политике страны. Чуть ли не первый раз мы собираемся профессиональным сообществом музыкальных и театральных критиков. Мы создали Ассоциацию. Сегодня сообществу профессиональных критиков необходимо быть вместе и обсуждать вопросы, которые ставит перед нами новая реальность, чтобы вырабатывать общие стратегии. Потому что к нашей профессии предъявляются новые требования. Если раньше мы всё-таки были в большей степени журналистами и заботились о том, чтобы нас читали, то сейчас, мне кажется, мы должны вспомнить, что есть ещё та сторона сцены — театр, который переживает сегодня различные нападки. И мы должны его защищать. В наши дни нужно говорить не только о значимости профессии, но и о морально-этических принципах. Поэтому музыкальная критика сегодня не зациклена только на искусствоведческих вопросах, но переходит и на общечеловеческий язык.

Церемония награждения. Кого удивил Дягилев?

Во время церемонии вручения премии были объявлены и приглашены на сцену лауреаты во всех номинациях. В ответном слове лауреат первой премии Ярослав Тимофеев сказал: «Теперь мне будет труднее писать плохие тексты. Сегодня Сергей Павлович Дягилев меня удивил».

«Лучшее СМИ»

Журнал «Музыкальная жизнь», главный редактор Евгения Кривицкая.

Специальный приз — приглашение на Дягилевский фестиваль — получил «Сетевой журнал о культуре» (г. Самара), главный редактор Антон Никтаров.

«Лучший критический текст»

  • Ярослав Тимофеев (Москва) — премия I степени
  • Богдан Королёк (Санкт-Петербург) — премия II степени
  • Елена Мусаелян (Москва) — премия III степени
  • Екатерина Ключникова (Москва) — премия III степени
Теодор Курентзис объявляет о вручении премии в номинации «Лучшее СМИ, пишущее о музыкальном театре и академической музыке» главному редактору журнала «Музыкальная жизнь». Фото: Анастасия Яковлева
Главный редактор журнала «Музыкальная жизнь» Евгения Кривицкая. Фото: Анастасия Яковлева
Главный редактор «Сетевого журнала о культуре» Антон Никтаров (г. Самара). Фото: Анастасия Яковлева
Куратор проекта Анастасия Зубарева вручает премию второй степени. Победитель — Богдан Королёк. Фото: Анастасия Яковлева
Музыкальный критик, член жюри премии «Резонанс» Ольга Манулкина вручает приз Елене Мусаелян. Фото: Анастасия Яковлева
Елена Мусаелян, обладательница одной из двух премий «Резонанс» третьей степени. Фото: Анастасия Яковлева

«Почётная премия за вклад в развитие музыкально-театральной критики»

Награждён Вадим Моисеевич Гаевский. Лауреат не смог приехать в Пермь, но зрителям было показано видео-обращение Вадима Гаевского к участникам и гостям фестиваля. Речь в его честь на церемонии произнёс композитор Леонид Десятников.

Тексты, заслужившие награду премии «Резонанс»

После вручения премии были опубликованы тексты победителей. Любой желающий может их прочитать.

О проектеРеклама
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС77-64494 от 31.12.2015 года.
Выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций.
Учредитель ЗАО "Проектное финансирование"
18+

Программирование - Веб Медведь