X

Подкасты

Рассылка

Стань Звездой

Каждый ваш вклад станет инвестицией в качественный контент: в новые репортажи, истории, расследования, подкасты и документальные фильмы, создание которых было бы невозможно без вашей поддержки.Пожертвовать
Фото: Тимур Абасов

Интригующая предрешённость. Если победитель известен, то надо ли участвовать в конкурсе на должность мэра Перми, и чем может помочь опыт Екатеринбурга

В Перми и Екатеринбурге с разницей чуть более чем в месяц выбирают, извините, отбирают главу города. В столице Свердловской области 9 февраля местная дума утвердила Алексея Орлова, в столице Прикамья эта же участь, скорее всего, ждёт Алексея Дёмкина 18 марта.

Одинаковая (почти) процедура отбора и назначения мэра позволяет посмотреть на эти процессы в двух городах под одним углом. Мы поговорили с участниками отборов и экспертами о том, можно ли сравнить происходящее в Перми и Екатеринбурге. Стоит ли пермякам попробовать извлечь какие-то уроки, ведь получается, что хронологически Пермь в этом процессе идёт буквально по следам своего соседа.

В обоих городах конкурс по выбору главы города проходит во второй раз. Впервые в Перми по такой процедуре назначили Дмитрия Самойлова в 2016 году, в Екатеринбурге — Александра Высокинского в 2018.

Справка: Процедура конкурса по отбору кандидатур на должность Главы города — главы администрации делится на три условных этапа:

1. «Подача заявки»: любой желающий может собрать необходимый пакет документов и написать заявление. Ограничений на участие довольно мало, основное — наличие судимости по тяжким уголовным преступлениям.

2. «Доклад»: допущенные к конкурсу участники должны выступить перед комиссией. В Екатеринбурге комиссия состоит из 6 человек, в Перми — из 12: часть представляет краевую администрацию, часть состоит из депутатов городской думы.

3. «Голосование»: отобранные комиссией кандидаты выступают на пленарном заседании городской думы, после чего депутаты, голосуя, выбирают нового мэра.

Дмитрий Самойлов Фото: Тимур Абасов

Небольшой экскурс в историю

Такую процедуру можно считать наследницей конкурсов на должность сити-менеджера, которые появились после разделения должностей градоначальника на выборную-представительскую (мэр) и назначаемую-хозяйственную (сити-менеджер).

В Перми последним всенародно избранным мэром был Игорь Шубин, в Екатеринбурге — Евгений Ройзман. Сити-менеджеры (главы городских администраций) же назначались городской думой по процедуре, которая очень напоминает нынешний конкурс. Кандидаты предоставляли некий пакет документов, готовили реферат на тему под условным названием «Как сделать город комфортным», комиссия отбирала двоих «достойных», дума путём голосования выбирала одного.

В Перми назначение сити-менеджеров всегда проходило практически незаметно, без какого-либо видимого противостояния, без какой-либо политики. За исключением, пожалуй, 2014 года (последнего отбора на пост сити-менеджера), когда о своём желании участвовать в конкурсе заявил предприниматель Андрей Агишев, но и тогда это выглядело не более чем демонстративным жестом. Все сити-менеджеры (Аркадий Кац, Анатолий Маховиков, Дмитрий Самойлов) были фигурами чётко встроенными в вертикаль «край-город».

В Екатеринбурге всё проще и сложнее одновременно. С 2010 по 2018 год сити-менеджером был один человек — Александр Якоб. Однако в столице Свердловской области всегда было напряжение (назовём это так) между областной и городской властью.

В политическом смысле наши два города отличаются довольно сильно, говорит политтехнолог Алексей Чусовитин (родом из Екатеринбурга, в последние годы работает в Перми). В Екатеринбурге исторически сложилось, что мэр или городская дума так или иначе противостояли губернатору.

Алексей Чусовитин Фото: Антон Фиштик

«А в Перми такого противостояния города и края не было. И я думаю, отчасти в этом может быть одна из проблем Перми. Потому что там, где есть напряжение, там есть развитие. Там, где нет напряжения, там болото. Соответственно, я думаю, что большинство структурных проблем в Перми связано с тем, что не было конструктивной оппозиции в городе, в городской думе, которая имела бы ресурсы и поддержку на высоком федеральном уровне. И поэтому Пермь не то чтобы не развивалась, но, скажем так, не блистала.

А все достижения Екатеринбурга — это как раз таки из-за соревнования двух центров принятия решений. В Перми можно вспомнить проект Гельмана, но это явление иного порядка. На мой взгляд, оно было обречено изначально, потому что на Пермь пытались натянуть штаны, которые на 10 размеров больше, и там было больше пиара, чем сути. Ну а после Гельмана всё — постепенное затухание при полном отсутствии амбиций».

(Не) совсем (не) выборы

В 2016 году занимавший пост председателя Гордумы и главы Перми Игорь Сапко избрался в Государственную думу. Сити-менеджером в тот момент был Дмитрий Самойлов. Тогда же эта должность была упразднена, следующий мэр становился и главой города, и главой администрации, то есть формально объединял в себе политическую и хозяйственную функции.

Предложенная властями процедура конкурса очень походила на ту, что была с сити-менеджерами. Но внимание и отношение к ней не могло быть прежним. Одно дело — назначается чиновник администрации, другое — первое лицо города.

Пермский политолог Виталий Ковин — один из тех, кто выступал против отмены прямых выборов мэра в 2010 году и участвовал в движении по их возвращению. Он вспоминает, что предложенная процедура конкурса на пост мэра сразу вызвала отторжение.

Виталий Ковин Фото: Диана Корсакова

«Тогда, в 2016 году, в Перми было сильное разочарование в связи с внедрением этой процедуры, — вспоминает Ковин. — И считалось, что участвовать в этом — это значит предавать идею прямых выборов. Соглашаться на это — значит легитимизировать этот конкурс. А сейчас ситуация изменилась, сейчас, наоборот, участие в этой процедуре может быть шагом к возвращению прямых выборов».

Про прямые выборы говорит и екатеринбуржский политолог Дмитрий Москвин. Он в 2018 году подал заявку на конкурс по отбору мэра города.

«В апреле 2018 года в Екатеринбурге отменили прямые выборы мэра и была объявлена вот эта конкурсная процедура, — рассказывает Москвин. — В какой-то момент стало понятно, что все, кто заявляются на конкурс (не считая чиновников), используют его, чтобы просто попиарить себя или свой бизнес. Поэтому я решил принять в нём участие, чтобы заявить, что какая-то часть горожан всё-таки хочет прямых выборов мэра и что вся эта процедура не является легитимной».

Дмитрий Москвин вспоминает, как 25 сентября 2018 года депутаты Екатеринбургской думы на первом заседании нового созыва за 40 минут успели выбрать и себе председателя, и городу нового мэра. Если у кого-то оставались последние сомнения в формальности происходящего, то они улетучились.

«Просто с голоса было внесено: „Давайте не будем никого заслушивать, не будем дебатировать, давайте сразу голосовать по трём кандидатам“. На всё про всё потребовалось 40 минут. Это был абсолютно делегитимизирующий процесс, который не оставил никаких шансов новому главе Екатеринбурга выглядеть более-менее избранным человеком. Это было просто назначение без каких-либо попыток придать этому демократический вид».

Дмитрий Москвин Фото: Иван Козлов

В Перми в 2016 году на первом конкурсе по отбору мэра участвовало всего трое кандидатов. Комиссия «отправила» на думу двоих: Дмитрия Самойлова и директора ПМП «Ветеран» Александра Мартынюка. Оба выступили на пленарном заседании, некоторые депутаты даже задавали Самойлову вопросы, например не считает ли он, что мэр должен избираться жителями, а не депутатами. Будущий глава города ответил, что всё происходит в соответствии с Уставом Перми. В итоге за Самойлова проголосовали 33 из 34 депутатов.

В 2020 году и в Перми, и в Екатеринбурге главы городов досрочно сложили с себя полномочия.

Конкурс в Екатеринбурге. 2021

В столице Свердловской области новый конкурс был объявлен 22 декабря. Приём заявок длился с 11 по 22 января. Доклад перед комиссией был запланирован на 1 февраля.

За несколько дней, в течение которых можно было подать заявку, принять участие в конкурсе решили 44 человека — огромное количество, если сравнивать с тем, что было в прошлый раз в Екатеринбурге (20 человек в 2018 году) или в Перми (3 человека в 2016 году) тем более. Однако, по мнению Дмитрия Москвина, широкого интереса к этой процедуре в городе не возникло.

«На конкурс заявилось некоторое количество общественников, но вообще, глядя на список из этих 44 фамилий, я был очень озадачен. Кто эти люди? Да, среди конкурсантов была, например, Анна Балтина, но было бы логично, если бы её коллеги тоже заявились. Потому что у каждого есть своя локальная история, которая требует огласки. Ведь это совершенно незатратная история. Это не выборы, скажем, в городскую Думу. Здесь можно легко привлечь к себе внимание, опубликовать программу, делать что хочешь. При этом это не требует от тебя ни финансовых, ни значительных временных затрат. Но, к сожалению, почему-то многие общественники не решились на это».

Анна Балтина, организатор движения «Парки и скверы Екатеринбурга», говорит, что её основной мотивацией было озвучить «мысли активных городских сообществ»:

«Конечно, это не была „анкета горожанина“, потому что невозможно объять необъятное, но кое-какие акценты я расставила. Это вопросы, прежде всего, самоуправления, потому что нет никаких непосредственных рычагов влияния у жителей города, какое сообщество не возьми, всем приходится биться как об стену. Потом был вопрос про градостроительные конфликты: почему они происходят в Екатеринбурге и наши советы, как этого избежать, а избежать их можно, прописав градостроительные регламенты. Ну и, конечно же, меня больше всего волнует тема экологии. „Экология и экономика“, как я назвала этот раздел. Это про состояние нашей реки Исети, про парки и скверы, про мусорную реформу. Вот эти три аспекта я скомпоновала в свою программу, в этот документ».

Анна Балтина

Анна считает, что в какой-то мере поставленную задачу она выполнила. По её словам, комиссию, состоящую из чиновников, действительно заинтересовал доклад и вопросы задавались с искренним интересом.

«Всех заинтересовала, конечно, связь экологии и экономики. Спрашивали: „Как же соблюсти баланс между экономикой и экологией? Что же делать с застройщиками?“ Это, как мне показалось, действительно сейчас в администрации больная тема. Я зафиксировала, как члены комиссии даже записывали за мной, когда я говорила про коэффициент незапечатанных берегов реки с водной и околоводной растительностью. Даже прозвучал комментарий, что „да, мы готовы подписаться под каждым вашим предложением“. Надеюсь, что к программе они отнесутся серьёзно, откроют её и почитают. Может быть, всё-таки наладится какой-то диалог с властью...»

Но в целом, иллюзий о том, как администрация Екатеринбурга относится к этой процедуре, не было. Анна Балтина рассказывает, что, пока продолжался период приёма заявок на участие в конкурсе, власти отчётливо транслировали простую мысль: абы кто не может стать мэром. Нужен соответствующий опыт, лучше чиновничий. Ну и женщина на посту градоначальника не лучшая идея. Поэтому нужны фильтры.

«Сама процедура говорит нам, жители сами выбрать никого достойного не могут. Пусть отбирают депутаты. Вот есть четыре десятка каких-то идиотов, заявившихся на конкурс, и мы вам продемонстрируем, что они не соответствуют требованиям, чтобы стать главой города».

Похожего мнения придерживается и Дмитрий Москвин: речи о «выборах» градоначальника не идёт, власти рассматривают это как «назначение». Всё заточено под победу в конкурсе одного человека, и это очевидно настолько, что никто даже не пытается «сделать вид» или что-то объяснить.

«Конкурс 2021 года в Екатеринбурге прошёл под девизом „максимальная закрытость“, — рассказывает Москвин. — В самом начале, ещё на этапе приёмки документов, было объявлено, что не будут разглашаться имена тех, кто подает документы. Почему? Аргументов ноль. Для отбора не было заложено никаких критериев, единственный критерий — это способность человека сделать четыре копии документов. Вот если этой способности нет, то стать мэром города Екатеринбурга невозможно. Во время доклада комиссии ты мог петь, танцевать, спать, молчать — делать что угодно, ведь критериев оценки нет. Что говорить, в какой форме, нигде не прописано. Поэтому непонятно, почему именно этих кандидатов одобрила комиссия на выбор думе. Далее, за несколько дней до дня представления докладов, власти объявили, что публичного формата не будет. Значит, кандидат и шесть членов комиссии разговаривают в режиме тет-а-тет. Это выглядело крайне нелепо. И самое главное, опять же никакой аргументации за такое решение».

43 кандидата (одного не допустили до конкурса) в течение трёх дней общались с комиссией, которая выбрала троих «достойных». Кстати, Анна Балтина в это число не вошла. 9 февраля на пленарном заседании Екатеринбургской городской думы ожидаемо депутатами был поддержан Алексей Орлов.

Конкурс в Перми. 2021

В столице Пермского края конкурс объявили 26 января. Период приёма заявок — месяц (с 2 февраля по 4 марта). О своих намерениях участвовать заявили уже несколько человек, в том числе и политолог Виталий Ковин. По его мнению, тем, кто так или иначе причисляет себя к критикам власти, надо принять участие в этом конкурсе.

«При заранее определённом исходе этот конкурс превращается в нечто противоположное, — говорит Ковин. — То есть, если в нём участвовать не для того, чтобы победить, тогда для чего? Кому-то нужно поднять узнаваемость, кому-то нужно обратить на себя внимание региональных властей, а для кого-то важно обозначить какие-то городские проблемы, которые власть не решает или решает плохо. В целом же, надо показать, что в городе, кроме единороссовского большинства и группировок внутри „Единой России“, есть и другие альтернативы. Что город не мёртвый, в политическом смысле он живой».

Политтехнолог Алексей Чусовитин не спорит с тем, что результат предрешён изначально. Но это не значит, что действующий врио главы Перми не должен всерьёз относиться к конкурсу:

«Ясно, что вопрос, станет Алексей Дёмкин мэром или нет, не стоит. Поэтому важный вопрос, сможет ли Дёмкин стать легитимным мэром. Согласятся ли пермяки с его решениями, насколько добровольно, без принуждения они будут принимать его руководство. Будут ли решения Дёмкина оспариваться другими политическими игроками. Эта лигитимность закладывается сейчас во время проведения конкурса».

Все эксперты сходятся в мысли, что процедуру избрания мэра необходимо сделать максимально открытой и публичной. Этот конкурс можно и нужно использовать для дискуссии о развитии города. В Екатеринбурге такая дискуссия не получилась.

Анна Балтина подтверждает, что им не удалось в полной мере вовлечь горожан в этот процесс. Программы кандидатов широко не обсуждались, и хотя пресса писала о происходившем в контексте конкурса, сущностного осмысления не было.

«Если пермяки хотят от меня советов, то надо хорошенько продумать, как общественникам, активистам транслировать свою позицию. Чтобы чиновники не перехватили повестку и не свели всё к тому, что только они могут управлять городом».

По мнению Алексея Чусовитина, этот конкурс — прекрасная возможно для власти показать своё «человеческое лицо»:

«Доминирующая повестка в стране и в Перми протестная. Интрига в том, сумеет ли власть навязать свою повестку, и выборы мэра — уникальный шанс переключиться с митингов на нормальную жизнь. Власть на самом деле в поиске новых подходов. Она заинтересована в поиске нового языка в разговоре с обществом. Невозможно использовать только язык силы, нужно что-то более конструктивное».

Политтехнолог не считает, что в Перми на конкурс заявятся столько же кандидатов, сколько в Екатеринбурге, но «пара десятков человек вполне могли бы участвовать: чем больше интересных людей и идей, тем лучше».

Виталий Ковин считает, что количество участников может продемонстрировать сегодняшнее состояние и настроение общества.

«Если власть рассчитывает, что при помощи этой процедуры ей будет проще управлять процессом, проще назначать своих людей на ключевую должность в городском хозяйстве, так надо продемонстрировать, что это не проще. Вы, ребята, с этой процедурой ещё намучаетесь».

Ну и все обращают внимание, что 2021 год — год больших выборов. Это накладывает свой отпечаток на проходящий в феврале-марте конкурс. Для участников появляется возможность заявить о себе в контексте различных предвыборных раскладов.

Конкурс на должность мэра Перми вполне можно рассматривать как начало выборной кампании в городскою думу, считает Дмитрий Москвин. Сейчас можно максимально быстро провести мониторинг, чем живёт город, начать формировать коалиции и группы поддержки.

«У вас в Перми в этом плане должно быть интересно. Просто потому, что дальше открывается политическая перспектива».

  • На момент публикации статьи о своём желании учувствовать в конкурсе по отбору на должность главы Перми сообщили: градозащитник Денис Галицкий, координатор штаба Навального в Перми Сергей Ухов, руководитель «Городских проектов» Александр Синявский, депутат гордумы от КПРФ Геннадий Сторожев, владелец холдинга «Сатурн-Р» Александр Репин, политолог Виталий Ковин.
  • Список документов для участия и основные положения конкурса здесь.
О проектеРеклама
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС77-64494 от 31.12.2015 года.
Выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций.
Учредитель ЗАО "Проектное финансирование"
E-mail: web@zvzda.ru
18+

Программирование - Веб Медведь