X

Новости

Сегодня
Вчера
2 дня назад
20 октября 2018
19 октября 2018

Безработица в Пермском крае в цифрах

Фото: Тимур Абасов

Официальные данные о безработице выглядят так, будто никакого кризиса нет и в помине. Но анализ показывает, что фактически без работы осталось в два раза больше людей. А найти новую работу в некоторых профессиях практически нереально.

Ни один экономический спад не обходится без последствий для рынка труда. К этому неизбежно приводит снижение объёмов производства товаров и услуг — в этих условиях работодатели обходятся гораздо меньшим количеством людей.

На первый взгляд проблема безработицы в этот кризис стоит менее остро, чем в 2008-2010 годах. Согласно данным Пермьстата, её пиковый уровень тогда, по сравнению с 2007 годом, подскочил на 3 процентных пункта и практически достиг 10 % (по методике Международной организации труда). Сейчас цифры совсем другие. Текущий абсолютный уровень безработицы составляет всего 6,5 %, и его рост можно зафиксировать только в сравнении с 2014 годом, а в 2012-2013-м, то есть в период относительной экономической стабильности, он как раз и колебался в пределах 6,3-6,5 %. Статус безработного сейчас имеют 85 тыс. жителей Прикамья, а в 2009 таких было 141 тыс. человек. В свою очередь, Агентство по занятости населения если и отмечает увеличение количества обратившихся в поисках работы по сравнению с прошлым годом, то очень незначительное — всего на 1 %. На 16 октября таких людей было 96,5 тыс. человек против 95,3 тыс. на ту же дату 2014-го.

Однако выводы относительно стабильности на рынке труда делать рано. Как показывают цифры, ситуация ещё только разгоняется. То же Агентство по занятости населения фиксирует скачок увольнений: за три квартала этого года количество организаций, прибегнувших к этой мере, увеличилось на треть. С начала года уведомления были вручены 16,6 тыс. сотрудников (+27 % к тому же периоду прошлого года), причём 10,8 тыс. из них были уволены в течение трёх кварталов года, а ещё 5,8 тыс. останутся без работы буквально до конца года. Судя по этим цифрам, волна увольнений не только не идёт на спад, напротив — набирает обороты.

Факт обострения ситуации во втором полугодии подтверждают и данные Пермьстата: с начала года численность безработных, если сравнивать её с аналогичным периодом прошлого года, непрерывно растёт. Такой подход позволяет исключить влияние фактора сезонности: да, летом количество безработных имело тенденцию к снижению, но это не говорит о стабилизации на рынке труда, поскольку оно продолжало расти по отношению к лету 2014-го. В сентябре прирост количества безработных достиг пика: +22 % к сентябрю прошлого года. С точки зрения отраслевой структуры, наибольшее количество безработных зафиксировано в сфере торговли и обрабатывающей промышленности.

Однако официальная статистика не даёт полного представления о провале на рынке труда, произошедшем в 2015 году. Фактическая безработица выше цифр Пермьстата, поскольку из поля его зрения выпадает сегмент нелегальной рабочей силы. Для того чтобы представить масштаб искажений, которые это вносит в общую картину: в прошлом году Центр макроэкономических исследований Сбербанка России оценивал объём этого сегмента в четверть трудоспособного населения страны. Сейчас там идут ещё более серьёзные кризисные процессы, чем на рынке легального труда, но они никак не учитываются официальной статистикой. Причина в том, что мало кто из высвобождающихся «нелегалов» обращается в органы занятости для получения статуса безработного, ведь пособие, на которое они могут рассчитывать, в большинстве случаев будет менее 1000 рублей.

Ещё один фактор, который нужно плюсовать к получившейся картинке, — это скрытая безработица. Минтруд РФ отмечает такую тенденцию: в этот кризис работодатели чаще, чем раньше, вместо увольнения своих сотрудников выбирают либо их перевода на неполный рабочий день, либо полностью приостанавливают их деятельность — выводят в простой или оформляют вынужденный отпуск без сохранения заработной платы. По данным Пермьстата, к концу второго квартала скрытая безработица приобрела серьёзные масштабы, достигнув 12,4 % от количества людей, официально считающихся трудоустроенными. Это почти 80 тыс. человек — то есть ещё столько же, сколько имеют официальный статус безработных. Большинство из них — более 60 тыс. человек — полностью отстранены от выполнения работы, то есть находятся в простое либо отправлены в неоплачиваемый отпуск.

С одной стороны, под влиянием кризиса всё больше людей теряет работу или ощущает вероятность её потери, с другой — снижается спрос на рабочую силу. В течение 9,5 месяцев 2015 года в органы занятости предприятиями и организациями были поданы сведения о 19 239 вакансиях, а на ту же дату прошлого года их количество составляло 43 077 — разница более чем двукратная. Одновременно с увеличением количества безработных это привело к тому, что коэффициент напряжённости на рынке труда (отношение количества незанятых граждан к количеству вакансий) увеличился за последние 12 месяцев в три раза — с 0,59 до 1,53.

Особенно остро проблема безработицы стоит на периферии, поскольку половина всех имеющихся у служб занятости вакансий приходится на город Пермь, а безработных в столице региона лишь 17 % от общерегионального объёма. Кроме Перми, среди территорий с максимальной численностью безработных — Чусовской, Красновишерский, Нытвенский, Добрянский, Чердынский, Чайковский и Осинский районы, а также города Лысьва и Соликамск. В совокупности на долю названных территорий приходится половина всех официально зарегистрированных безработных региона.

Проблема рынка труда в Пермском крае — не только в недостаточном спросе на рабочую силу, но и в несоответствии спроса и предложения с точки зрения профессиональной структуры. По данным Агентства по занятости населения, около трёх четвертей всех имеющихся в службе занятости вакансий приходится на рабочие профессии, напряжённость этого сегмента рынка труда в основном колеблется в пределах 0,5-1,9 претендента на одну вакансию. Сложнее всего обстоит дело в профессиональном сегменте специалистов в области права (коэффициент напряжённости в сентябре был равен 7,5), социальных работников (7,1), работников лесного хозяйства (7,1).