X

Citizen

Сегодня
Вчера
2 дня назад
17 ноября 2017
16 ноября 2017
15 ноября 2017
14 ноября 2017

Как Жан-Мишель Баския, только под «Блейзером». В Перми открылась выставка Кирилла Креста

Фото: Иван Козлов

«Доширак». Диван. Крысы. Приставка. Баттлфилд. Вонь арбуза. Если попросить друзей Кирилла Креста ответить на вопрос о том, с чем он у них ассоциируется — именно таким будет один из ответов. Правда, он мало что скажет о личности художника — по большому счёту, это просто ряд никак не связанных между собой понятий и торговых марок. Молодому пермскому экспрессионисту Кириллу Кресту вообще свойственна фрагментарность и парадоксальные сочетания — он умудряется быть безответственным раздолбаем и чутким надёжным другом, активным участником художественных тусовок и геймером-социофобом.

Это же справедливо и для его творчества — одни считают его несостоятельным художником, а другие сравнивают с легендарным Жаном-Мишелем Баския Жан-Мишель БаскияЖан-Мишель Баския (англ. Jean-Michel Basquiat, 22 декабря 1960, Нью-Йорк — 12 августа 1988, там же) — американский художник. Прославился сначала как граффити-художник в Нью-Йорке, а затем как успешный неоэкспрессионист: его картины были похожи одновременно на граффити и наскальную живопись. Художник часто использовал чистые цвета, выдавливая их из тюбиков прямо на холст. Баския стал первым темнокожим художником, добившимся популярности. Но из-за наркотической зависимости он прожил всего 27 лет.

Мы с Кириллом знакомы с тех времен, когда в Перми активно развивалась хип-хоп культура, — вспоминает друг Креста, художник Алексей Илькаев. — Мы тренировались и танцевали вместе в 2007-2009 годах примерно, но потом Кирилла реже стало видно — он играл в Battlefield. А однажды мы, так сказать, снова ворвались в его жизнь. Году в 2012-м мы отвисали у него дома, а он как обычно рубил в Батлу, и мы нарисовали у него на стене двух зайчиков — таких безобидных, ну как в детских садах рисуют. Квартира была родительская, и родителям это не понравилось, поэтому Кирилл съехал оттуда в скором времени.

Чувствуя ответственность за эти события, Илькаев стал часто приглашать Креста на тусовки и в мастерскую — совместно работать над картинами. Кирилл постепенно включился в процесс, и вскоре в «Доме Грузчика» состоялась его первая выставка — Алексей стал её куратором, а ещё помог с холстами и красками. Затем были и другие выставки — друзья из окружения Кирилла всячески помогали ему выйти на городской уровень, и в конце 2016 года Крест с несколькими работами (как минимум, одна из них стала хитом из-за своего названия — «Сталин вышел посмотреть, всё ли хорошо») попал на выставку в музей PERMM.

«Следующий шаг — сделать Кириллу загранпаспорт и выходить на российский, а затем на мировой уровень, — делится планами Илькаев, — там его работы могут быть более востребованными».

Фото: Иван Козлов
Фото: Иван Козлов

Вообще, всё окружение Кирилла в один голос прочит ему большое будущее и чуть ли не всемирную известность. Амбиции у него для этого вполне соразмерные: одну из своих картин, созданных в прошлом году, Крест мечтает продать за миллион долларов. При этом художественная карьера для него вряд ли является самоцелью. В интервью он вообще рассказывал, что рисовать стал только тогда, когда у него отключили интернет — нужно же было чем-то заниматься.

Кирилл Крест Фото: Иван Козлов

Тем, кто сталкивается с Кириллом нечасто и знает его поверхностно, скорее всего, бросится в глаза, что в нём каким-то странным образом уживаются искренность и некая двойственность — человеку со стороны невозможно сходу понять, ведёт он себя серьёзно или пытается отыгрывать какую-то роль. До этого в Перми был один известный персонаж, которому тоже была присуща эта черта, и его звали Гера Микрюков. Но Гера — плоть от плоти городской медийной тусовки, а вот откуда взялся Крест — вообще непонятно. Как-то самозародился в углу тёмного и влажного помещения, возник как факт, с которым теперь надо считаться. Откуда и почему они все появились — вообще интересный вопрос. И сам Кирилл, и та тусовка молодых пермских художников, в которой он вращается. Насчёт слова «вращается» нужно сделать оговорку: Крест, судя по всему, такой эфемерный тип, что сегодня вращается, а завтра нет, и стать «своим» он ни для кого не успевает.

Фото: Иван Козлов
Фото: Иван Козлов

Так вот, мы отвлеклись. Легко понять, откуда лет пять-шесть назад возникла генерация замечательных молодых художников, которых в рамках «Артполитики» воспитывал Арсений Сергеев и которые уже создали себе определённое имя многочисленными проектами в Перми и за её пределами — проектами профессиональными и эстетически выверенными. А вот обитатели «Дома грузчика» создали свой альтернативный микрокосмос с куда менее рациональными законами — логично, что именно там Крест и возник как художник. Создатель «Дома грузчика» Алексей Щигалев вспоминает о своём первом знакомстве с Кириллом:

Впервые мы увидели его, когда он пришёл, снял одежду, а потом резко убежал. Мама его обратно привела, одела и увела домой. Он в одной рубашке оставался, а на улице был мороз. Непонятно, почему он убежал. Может, испугался ножа в руках у Эдика, которым тот вырезал фигурки.

Фото: Иван Козлов

Чуть позже Кирилл Крест обосновался непосредственно в «Доме Грузчика», и у Щигалева остались не самые радужные воспоминания об этом периоде:

Помню, он в мастерской жил и сторожил её (в летний период мастерская обычно пустует). Дурью маялся, не писал работы, в приставку играл. Капитально засрал всё, вот так вот было. Месяц он обитал у нас, потом перекантовался, стал жить у девочек (создательниц антикафе в другом помещении «Дома грузчика» — Прим. ред.). А потом переехал куда-то ещё.

На вопрос о ярких воспоминаниях, связанных с Кириллом, Алексей Щигалев угрюмо отвечает: «Как он с девочками и пёсиком играл в чужом помещении и развёл там срач». Правда, тут же вспоминает и более счастливую историю — о том, как они вместе ездили в закамскую больницу к людям, перенёсшим инсульт, и раскрашивали там стены.

Фото: Иван Козлов

Дружба и сотрудничество с Кириллом Крестом может быть не самым простым испытанием — впрочем, в случае с настоящими художниками, чуждыми понятий формальной цеховой этики, это обычное дело. А особенно с теми, кто находится в непростых отношениях с реальностью как таковой. На эту особенность Креста обращает внимание художница Елена Рэмбо:

Каждый раз при виде Кири мне хочется помочь ему. Но не из жалости, а из ясного понимания того, что нам всем нужен такой человек. Никто так мягко и весело не выпадает из реальности, как он. Сначала я думала, что он какой-то странный тип и даже сумасшедший. Оказалось, что Кирилл — на редкость добрый и верный друг. А ещё он много всего чувствует. Существует по каким-то космическим законам, которые дают ему много бонусов в жизни. Например, для меня до сих пор загадка, как он, питаясь «бичпакетами» с майонезом и газировкой вместо воды, прекрасно себя чувствует и творит. Подразумеваю, что это чудо живет на каком-то своем, неведомом духовном топливе.

Примерно об этом же — только ещё более прямолинейно — говорит и Эдворд вон Бенкендорф: «Крест живёт как святой человек, как Иисус. Он как Жан-Мишель Баския. Только с „Блейзером“ вместо героина».

***

  • Выставка Кирилла Креста «Человек, который старался ни на кого не давить» в Центре городской культуры (ул. Пушкина, 15) продлится до 15 мая.
  • Читайте также интервью Ивана Козлова с художником Кириллом Крестом.