X

Новости

Сегодня
Вчера
2 дня назад
16 ноября 2018

Гражданские сезоны. «Пермь-36: история репрессий. Главы 21-22»

18статей

Пермский «Мемориал» и Центр городской культуры совместно с интернет-журналом «Звезда» запускают цикл материалов в рамках проекта «Гражданские сезоны. Пермские дни памяти». Публикуем тексты, повествующие и осмысляющие те темы, которые стали предметом обсуждения во время «Гражданских сезонов»

Фото: Константин Долгановский

В рамках проекта «Гражданские сезоны. Пермские дни памяти», публикуем очередные главы рукописи Андрея Никитина. Этот текст описывает события, происходившие вокруг музея «Пермь-36», начиная с 2014 года. В этот период отношение властей к музею и его основателям стало меняться. Супруги Виктор Шмыров и Татьяна Курсина, постепенно были отстранены от руководства, а сам Музей истории политических репрессий перешёл под власть министерства культуры.

Глава XXI

17.03.15 В АНО «ПЕРМЬ-36» НАЧИНАЮТСЯ ОЧЕРЕДНЫЕ ПРОВЕРКИ. ОБЩЕСТВЕННУЮ ОРГАНИЗАЦИЮ СОБИРАЮТСЯ ОБЪЯВИТЬ «ИНОСТРАННЫМ АГЕНТОМ»

В АНО «Пермь-36», находящуюся в процессе самоликвидации, поступили официальные уведомления о проведении новых проверок.

12 марта пришло письмо из прокуратуры Мотовилихинского района города Перми, в котором извещается, что районной прокуратурой проводится проверка соблюдения законодательства «в сфере сохранности архивных фондов бывших репрессивных органов музейного комплекса АНО „Пермь-36“». Представители прокуратуры сообщили заместителю директора АНО «Пермь-36» Татьяне Курсиной, что проверка проводится по заявлению, поступившему в прокуратуру края.

Еще одну проверку в АНО «Пермь-36» собирается провести Управление Министерства юстиции РФ по Пермскому краю. Предмет проверки: нарушение п.7 ст.32 Федерального закона «О некоммерческих организациях», в котором идет речь об организациях, выполняющих функции «иностранного агента». В соответствии с распоряжением Управления Министерства юстиции по Пермскому краю, проведение внеплановой выездной проверки АНО «Пермь-36» с целью исполнения поручения Минюста РФ должно начаться на следующей неделе. Поводом для проверки также стало некое заявление, поданное в Министерство юстиции РФ.
(из пресс-релиза АНО «Пермь-36»)

Юристы, защищающие интересы «Перми-36» в многочисленных судебных процессах, объяснили новый виток интереса силовиков к АНО, как начавшуюся борьбу за экспонаты, принадлежащие еще не ликвидированной организации. Если АНО на волне вынужденного развода вывезет все свои коллекции из мемориального комплекса, там останутся только голые стены, а сам комплекс фактически потеряет статус музея. В тот момент действительно шли разговоры о том, чтобы передать экспонаты и архивы «Перми-36» в Музей международного «Мемориала» в Москве.

Заявление о добровольной ликвидации АНО, похоже, наделало слишком много шума. С выходом на сцену минюста, вооруженного законом об иностранных агентах, становилось понятно, какая судьба уготована общественной организации. Интересовали разве что сроки и механизмы.

Чье больное воображение вело в обиход и в законодательство устойчивое до этого лишь для уст и ушей сотрудников органов словосочетание? Фигура речи виделась всем фарсом, и лишь потом стала трагедией общественного движения в России.

Фото: Владимир Соколов

Тем, кто в детстве читал правильные книжки про наших доблестных разведчиков и контрразведчиков, было понятно и очевидно, что иностранный агент — это шпион, враг. И никакая словесная юридическая мишура не могла опровергнуть этого убеждения. На то и расчет.

Спустя некоторое время «АНО Пермь-36» познакомили с заявлением, с которого началась эта позорная история. Позорная и для страны, и для Перми, и для отдельно выбранного в качестве орудия репрессий Управления минюста.

Управление минюста по Пермскому краю, по-видимому, имело к музею давний и пристальный интерес. Более того, на вторую половину 2015 года пермским минюстом была намечена плановая проверка АНО. Зачем понадобилась внеплановая?

Позже, сопоставив даты и сроки, Курсина вычислила, что внеплановая проверка началась очень даже «вовремя». Две недели оставалось до того дня, когда истекал год с момента получения последнего зарубежного гранта. Для того, чтобы объявить организацию иностранным агентом, нужно было обвинить ее в двух смертных грехах: ведение политической деятельности и получение иностранных денег. При этом бедные чиновники минюстов в неравной борьбе с третьим сектором, скромно скрестив пальцы за спиною, вынуждены были выдавать любую деятельность за политическую. Что же касается зарубежной помощи, то агентом признавали только тех, кто получал ее в течение последнего года. Вот минюст и торопился.

Татьяна Курсина Фото: Иван Козлов

Надо отдать должное, рядовые сотрудники министерства вели себя достаточно корректно, если не сказать сочувственно, прекрасно понимая и зная, чем должна закончиться эта проверка. Позже, когда решение было вынесено, они заботливо подсказывали: вот пройдет год, и вы можете подавать заявление на то, чтобы организацию исключили из этого «шпионского» реестра.

— А что вы могли ожидать? — признался Татьяне Курсиной в порыве откровения один из руководителей минюста в своем кабинете. — Ведь каждое из еженедельных совещаний силовиков у губернатора начинается с «Перми-36».

Глава XXII

01.04.15 КУЛЬТУРНЫЙ ФЛЮГЕР. МИНКУЛЬТ ВЫЖИДАЕТ, ЧЕМ ЗАКОНЧАТСЯ ОЧЕРЕДНЫЕ ПРОВЕРКИ

Сегодня исполняется 20 дней с того момента, как губернатор Пермского края Виктор Басаргин поручил министру культуры Игорю Гладневу урегулировать хозяйственные споры с АНО «Пермь-36» во внесудебном порядке. Министерство не выполнило поручение губернатора, а заместитель министра объяснила, почему это невозможно.
(из пресс-релиза АНО «Пермь-36»)

После заявления АНО «Пермь-36» о самоликвидации организации последовала бурная реакция не только в СМИ. Председатель всё еще бездействующего Совета по развитию музея «Пермь-36» Владимир Лукин провел переговоры с полномочным представителем Президента РФ в Приволжском федеральном округе Михаилом Бабичем. Вопрос о ситуации с музеем «Пермь-36» был включен в повестку заседания постоянной комиссии по исторической памяти Совета при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека.

Вынуждены были как-то прореагировать на это и в Пермском крае (не считая подведение организации под статус иностранного агента): губернатор Виктор Басаргин прилюдно поручил министру культуры Игорю Гладневу урегулировать хозяйственные и финансовые споры с АНО «Пермь-36» во внесудебном порядке. 12 марта новость об этом появилась в местных СМИ. В этот же день министр культуры лично позвонил на мобильник Курсиной и предложил подготовить проект письма на свое имя с предложениями о внесудебном решении вопросов по долгам АНО «Пермь-36», образовавшимся в результате судебных исков. Текст письма Гладнев попросил согласовать со своей заместительницей Ириной Ясыревой.

Игорь Гладнев Фото: Олег Сабитов

Последовавший затем детективный сюжет, как Курсина ловила Ясыреву и никак не могла поймать, был специально запротоколирован пресс-службой АНО «Пермь-36» для истории.

13 марта Т. Г. Курсина не смогла связаться с И. Н. Ясыревой ни по мобильному, ни по служебному телефону.

15 марта, в воскресенье, Т. Г. Курсина по своей инициативе отправила на электронную почту И. Н. Ясыревой предложения о внесудебном урегулировании споров.

16 марта Т. Г. Курсина пришла в приемную Министерства культуры и выяснила через секретаря, что И. Н. Ясырева её письмо получила. В этот же день И. Н. Ясырева уведомила Т. Г. Курсину, что сама с нею свяжется — отправила смс. (Но до конца марта так ни разу и не связалась).

17 марта в СМИ прошла информация о том, что Министерство юстиции начинает проверку АНО «Пермь-36» на соответствие статуса «иностранного агента».

18 марта Т. Г. Курсина отправила телефонограмму в адрес министра И. А. Гладнева о том, что проект письма о внесудебном решении вопросов по долгам АНО «Пермь-36» ею отослан, но связаться с И. Н. Ясыревой нет никакой возможности.

27 марта заместитель министра И. Н. Ясырева, так и не встретившись ни разу с представителями АНО «Пермь-36», заявила журналистам газеты «Новый компаньон», что мировое соглашение с АНО «Пермь-36» невозможно.

Понятно было, что Министерство культуры намеренно заморозило вопрос о мирном разрешении споров, выжидая, когда закончится проверка общественной организации на соответствие статусу иностранного агента. Проверка началась уже после того, как губернатор распорядился о внесудебном решении споров с АНО «Пермь-36». Хотя, вполне возможно, что, отдавая это распоряжение, губернатор уже знал о предстоящей проверке и о том, чем она должна была закончиться. Ну, даже если не он сам, то люди, которые им виляли.

Кстати, договоренность о том, чтобы судебные иски, инициированные Министерством культуры Пермского края к АНО «Пермь-36», были разрешены в досудебном порядке, была достигнута еще на встрече руководства АНО «Пермь-36» с главой администрации Пермского края А. В. Фроловым по поводу возобновления переговоров о сотрудничестве АНО «Пермь-36» и Правительства Пермского края и зафиксирована в протоколе этого совещания от 30 сентября 2014 г.

В какой-то момент, когда вроде бы начинающиеся в очередной раз мирные переговоры неожиданно застопорились, кто-то из информированных чиновников средней руки произнес в административных закоулках фамилию Бабича. Мол, именно там, в аппарате Михаила Бабича, представителя Президента Российской Федерации в Приволжском Федеральном округе, и формируется мнение об АНО «Пермь-36». Другие говорили, что количество потеплений и охлаждений в отношениях власти и музея обусловлено количеством кремлевских башен и точек влияния в президентской администрации.

Хотя какое это сейчас имеет значение? Куда вектор — туда и ветер.

***

Продолжение следует