X

Новости

Сегодня
Вчера
2 дня назад
13 января 2019
Фото: Алексей Гущин
138статей

Обозреватели «Звезды» о важных культурных событиях: театральные и кино-премьеры, выставки.

Трудности перевода культуры, или как мюзикл Jesus Christ Superstar стал экзаменом для Театра-Театра

В любом жанре можно найти если не главное, то основополагающее, почти эталонное произведение. Рок-оперу «Иисус Христос — суперзвезда» можно смело называть таким среди всех рок-опер и мюзиклов. Культовое произведение драматурга Тима Райса и композитора Эндрю Ллойда Уэббера уже почти пятьдесят лет со скандалами и успехами покоряет мир. И вот оно добралось до Перми. Можно сказать, что для Театра-Театра постановка этой рок-оперы стала настоящим профессиональным экзаменом.

Кажется, что рано или поздно рок-опера (или мюзикл, его называют и так, и так) «Иисус Христос — суперзвезда» обязательно должна была появиться в Театре-Театре. Стараниями Бориса Мильграма театр прославился своими постановками музыкальных спектаклей, и замахнуться на Эндрю нашего Ллойда Уэббера было бы вполне естественным продолжением этой деятельности, и даже её новой высотой. Всё-таки легендарный, всемирно известный мюзикл — это непростое испытание и проверка на профессионализм всего коллектива.

Фото: Алексей Гущин

Правда в известности рок-оперы кроются как плюсы, так и минусы. На ней выросли целые поколения, песни оттуда стали хитами, фильм Нормана Джуисона «Иисус Христос — суперзвезда» 1973 года, в котором играли актёры оригинальной бродвейской постановки, завоевал множество призов. В России оперу ставили несколько раз. К тому же спектакль сделан по соглашению с компанией Эндрю Ллойда Уэббера The Really Useful Group Ltd., которое наверняка накладывает на постановку определённые обязательства. Так возникает ситуация, в которой остаётся мало места для возможности придумать что-то новое и чем-то удивить осведомлённого зрителя. Но в Театре-Театре всё-таки нашли выход и попробовали показать это произведение как часть другой культуры, в которой она и возникла.

Фото: Алексей Гущин

Наверное, это отчасти связанно с тем, что с идеей поставить «Иисуса» выступил много работающий в Перми английский режиссёр Майкл Хант. Худрук Театра-Театра эту идею поддержал и, по его словам, фактически выступил как продюсер спектакля, предложив Ханту в качестве художников не английских специалистов, с которым режиссёр ранее ставил спектакли в Перми, а именитых российских театральных художников. При этом, по словам Мильграма, для него было важно, чтобы эта версия рок-оперы, в отличие от тех, что идут в других театрах страны, «не обрусела». Отсюда написание названия по-английски — Jesus Christ Superstar, сделанный поэтом Юрием Ряшенцевым новый перевод стихов Тима Райса, и даже переходы в песнях с английского языка на русский и обратно. Благо весь текст сопровождается субтитрами.

Такая попытка сделать почти бродвейскую постановку на русской земле оправдана с точки зрения смысла и восприятия. Всё-таки западная массовая культура, продуктом которой, безусловно, и является рок-опера «Иисус Христос — суперзвезда», стоит на религиозном фундаменте. Христос на Западе давно стал действительно суперзвездой и важнейшей частью массовой культуры. Собственно этому отчасти и посвящена рок-опера Райса и Ллойда Уэббера.

Фото: Алексей Гущин
Фото: Алексей Гущин

У нас же к этой теме совершенно другой подход, и, в силу многих причин, в нашей массовой культуре образы религии и Христа — большая редкость. Из более или менее известных примеров можно назвать разве что булгаковского Иешуа. Так что поставить в России рок-оперу «Иисус Христос — суперзвезда» с неким западным, менее трепетным чем у нас, отношением к религиозным вопросам — это оригинальная идея. А чтобы подчеркнуть то, что главный герой спектакля — это не Иисус в нашем представлении, по-русски его называют Джисусом. Правда под конец все всё равно сбиваются на Иисуса, кроме того, в титрах и в программке он тоже указан именно как Иисус. Так что эти странные словесные прятки кажутся бессмысленными.

Фото: Алексей Гущин

Но в остальном своеобразный перевод культуры, как и перевод языка, в спектакле получается без особых трудностей. От этого знаменитая рок-опера на пермской сцене выглядит не пафосной, но яркой и высококлассной постановкой. Гениальная музыка Эндрю Ллойда Уэббера исполнена великолепно, музруководитель и дирижёр спектакля Татьяна Виноградова как всегда неподражаема. В релизах даже особо подчёркивают, что впервые в России в этом мюзикле играет полный оркестр и рок-группа.

Со своими ролями и партиями артисты тоже справляются прекрасно и удивительно легко переходят с английского на русский, так что это звучит очень органично. Марат Мударисов в роли Иисуса — одна из главных удач спектакля. Его колоритная южная внешность отлично вписывается в образ, а сам актёр вначале показывает лёгкую надменность героя, от которой не остаётся и следа в сценах с сомнениями и мучениями. Альберт Макаров в своего Иуду привносит характерные для других его ролей тягу героя к саморазрушению, но в этой роли у него есть что-то совсем отрешённое, безумное и даже слегка юродивое. Тем сильнее получается его спор с самоуверенным Иисусом. Правда на премьере английский текст Макарову давался явно труднее русского. В другом составе он играет Ирода, который у Александра Гончарука получается не продюсером, как подразумевали авторы мюзикла, а скорее поп-звездой, считающей Иисуса конкурентом по шоу-бизу.

Фото: Алексей Гущин
Фото: Алексей Гущин

Оформление спектакля, которое сделал настоящий дрим-тим российских театральных художников, тоже смотрится, что называется, на все деньги. Наклонная декорация какого-то разрушенного строения — не то храма (того самого от которого в Иерусалиме осталась лишь стена), не то ещё чего-то, сделанная художником Эмилем Капелюшем, входит в спор с выводимым на задник видео современного мегаполиса, которое подготовил Александр Комаров. Также спор времен возникает между разными одеждами героев, придуманными художницей по костюмам Яной Глушанок. Иисус и апостолы одеты во что-то мешковато-белое, Иуда в чёрное (в последнем выходе — белое), а толпа, сначала поющая осанну, а потом требующая распятия, наряжена во что-то вычурно-красно-современное. И, естественно, носятся все со смартфонами и селфи-палками. И всё это великолепие подкрепляет световая партитура Александра Мустонена.

Фото: Алексей Гущин

Благодаря тому, что все элементы работают как надо, Jesus Christ Superstar выходит сверхкомпетентным, профессиональным, отлично сделанным шоу. И это, как ни странно, проблема. Потому что, по большому счёту, больше ничего про этот спектакль сказать нельзя. Он хорош? Да! Он отлично сделан? Безусловно! Есть ли в нём что-то новое и необычное, какая-то особая искра, которая заставляет заново смотреть известное произведение? Никак нет.

Понятно, что трудно в лицензионной рок-опере придумать что-то своё. Режиссёр Майкл Хант явно пытался это сделать, но вершиной его находок стал тихий финал в темноте с распятием. Никакой новой трактовки этого произведения Jesus Christ Superstar не предлагает. Обозначенный в замечательном оформлении спор времён, нового и старого, разрушенного и собранного опять же не работает на смыслы, как и модная видеография, у которой за два часа буквально один действительно нужный эпизод. К тому же такая эклектика в визуале тоже не нова — нечто похожее было в фильме Нормана Джуисона, где Иуда убегал по пустыне от танков, а Иисус выбрасывал из храма пулемёты.

Фото: Алексей Гущин

Поэтому можно сказать, что Театр-Театр сдал свой профессиональный экзамен на пятерку, но без плюса. Мы и так знали, что этот коллектив умеет, и теперь у нас есть ещё одно тому подтверждение. Трудно сказать, насколько это необходимо, хотя хороших шоу никогда не бывает слишком много. А Jesus Christ Superstar — и в правду хорошее шоу. Ни меньше, но и не больше.

***

Читайте также: репортаж с репетиции спектакля Jesus Christ Superstar.

Интервью с режиссёром Маклом Хантом.

Интервью с исполнителем ролей Ирода и Иуды Альбертом Макаровым.