X

Новости

Сегодня
Вчера
2 дня назад
16 ноября 2018

Гражданские сезоны. «Пермь-36: история репрессий. Главы 19-20»

18статей

Пермский «Мемориал» и Центр городской культуры совместно с интернет-журналом «Звезда» запускают цикл материалов в рамках проекта «Гражданские сезоны. Пермские дни памяти». Публикуем тексты, повествующие и осмысляющие те темы, которые стали предметом обсуждения во время «Гражданских сезонов»

Фото: АНО «Пермь-36»

Представляем очередные главы рукописи Андрея Никитина. Текст посвящён музею «Пермь-36», а точнее тому, как менялось отношение к нему со стороны властей, как оттеснялись от руководства основатели, супруги Виктор Шмыров и Татьяна Курсина, и во что в итоге превратился музей истории политических репрессий.

Глава XIX

02.03.15 АНО ЗАКРЫВАЕТСЯ. РАБОТА ПРОДОЛЖАЕТСЯ.
АВТОНОМНАЯ НЕКОММЕРЧЕСКАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ «МЕМОРИАЛЬНЫЙ ЦЕНТР ИСТОРИИ ПОЛИТИЧЕСКИХ РЕПРЕССИЙ „ПЕРМЬ-36“» (АНО «ПЕРМЬ-36») ПРЕКРАЩАЕТ СВОЮ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ И НАЧИНАЕТ ПРОЦЕДУРУ САМОЛИКВИДАЦИИ

Все попытки переговоров с администрацией Пермского края о сохранении «Перми-36» как настоящего музея истории политических репрессий в СССР и как уникального исторического памятника оказались безрезультатны. Все возможности АНО «Пермь-36» выстроить партнерство власти и общественности в этом вопросе исчерпаны.

Еще 30 сентября 2014 года на очередном витке переговоров, во время встречи с главой администрации губернатора, ныне ушедшим в отставку, руководство АНО «Пермь-36» сообщило, что готово к любому варианту развития событий, в том числе к полному сворачиванию своей деятельности на территории комплекса. Фактическое отлучение автономной некоммерческой организации от созданного ею мемориального музея произошло почти год назад. С тех пор ситуация не изменилась.

Не имея возможностей для выполнения уставных целей и понимая бесперспективность дальнейших переговоров, Правление АНО «Пермь-36» приняло решение о прекращении деятельности АНО и начале процедуры ликвидации общественной организации.

Мы благодарим за поддержку и постоянную помощь наших партнеров из Пермского и Международного Мемориалов, уполномоченного по правам человека в Пермском крае Татьяну Марголину, председателя Совета при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека Михаила Федотова, бывшего уполномоченного по правам человека в РФ Владимира Лукина, президента Фонда защиты гласности, председателя Правления АНО «Пермь-36» Алексея Симонова, мы благодарим десятки честных журналистов, а также сотрудников администрации Президента РФ, ставших инициаторами многих переговоров, которым, к сожалению, не суждено было завершиться.

Но более всего мы благодарим тысячи людей, знакомых и незнакомых, которые оставили свои подписи и заявления в защиту музея. Сердечное спасибо всем вам. Ваша поддержка придает нам силы не прекращать нашей деятельности по осмыслению трагического опыта отечественной истории. Сейчас эта работа будет носить более академический и камерный характер, но мы будем продолжать ее.

Правление и коллектив АНО «Пермь-36».
(из пресс-релиза АНО «Пермь-36»)

Когда в очередной раз стало ясно, что никакой альянс с властями не возможен — ни по любви, ни по расчету, — родилось это заявление. Более двадцати лет назад общественная организация при поддержке администрации и правительства Пермского края начала работы по сохранению уникального комплекса лагерных построек эпохи ГУЛАГа на территории бывшего «учреждения» ВС-389/36. За эти годы были отреставрированы и восстановлены почти все здания и сооружения на территории памятника. Собраны уникальные фондовые коллекции и богатейшая научная библиотека. И были все основания оставить стране не только сохранившийся памятник, но и настоящий музей истории ГУЛАГа. К этому времени сам памятник был включен в список 100 уникальных памятников мира независимой экспертной организации World Monuments Watch и стал кандидатом на включение в Список Всемирного наследия ЮНЕСКО.

Закрытие проекта и ликвидация общественной организации были необходимы даже с формальной точки зрения. Фраза о невозможности выполнения уставных целей не являлась трескучим барабанным боем — АНО действительно не могла осуществлять свои проекты на территории комплекса. Государственное учреждение вселилось в музей и захватило имущество, принадлежащее общественной организации. Последняя была полностью отстранена от музея.

Фото: Кадр из фильма «Кому принадлежит прошлое?»

Заявление АНО «Пермь-36» имело оглушительный резонанс. Десятки публикаций в российских и зарубежных СМИ. Отметились и оппоненты общественной организации. Забегая вперед, скажем, что от заявления о ликвидации до самой ликвидации было еще далеко. Власти готовили свой ответ на заявление общественной организации.

Глава XX

12.03.15 ДИРЕКТОР АНО «ПЕРМЬ-36» ВИКТОР ШМЫРОВ: ГЛАВНОЙ ЗАДАЧЕЙ БЫЛО — СОХРАНИТЬ УНИКАЛЬНЫЙ ПАМЯТНИК

Лагерь «Пермь-36» был ликвидирован весной 1988 года. Той же весной на его месте был образован психоневрологический интернат «Кучинский». Но интернат занял лишь некоторые из бывших лагерных построек, большая же их часть была брошена, стремительно разрушалась и растаскивалась местными жителями на хозяйственные нужды.

Инициаторы создания музея впервые увидели этот лагерь летом 1992 года, он практически был в руинах. Но руины казались весьма архаичными, отличными от построек, типичных для лагерей 70-х-80-х годов. Возникло предположение, что они сохранились со времен ГУЛАГа (1929-1953).
(из пресс-релиза АНО «Пермь-36»)

5 марта Пермский «Мемориал» в очередной раз проводил «Возвращение имен». Акция проходила в Саду Декабристов, возле бывшей тюрьмы НКВД № 1. Раньше он назывался Тюремным садом. Дата проведения акции — день смерти Сталина — разумеется, была выбрана неслучайно.

Курсиной в тот день в городе не было, она, кажется, пыталась выбить какие-то крохи на продолжение музейных проектов, которые по инерции продолжали буксовать в вязкой жиже административных препонов.

Обычно все выходы Шмырова из дома она контролировала сама — строго и неукоснительно блюдя его здоровье, время и безопасность. На этот раз Шмыров был один.

Было холодно, снежно, свечи стояли прямо в снегу, на бруствере, сложенном из сугробов. Шмыров снял шапку, прочел список имен, постоял еще немного и отправился на автобусную остановку. Обычно охотно принимавший участие в разговоре, на этот раз он был немногословен. Достал сигарету («Только Тане не говори»).

— Сволочи! — произнес негромко. Имея в виду то ли тех, кто уничтожал людей в 37-м, то ли тех, кто уничтожал музей. А может быть, и тех, и других. Кажется, тогда он впервые употребил слово репрессии по отношению к музею.

Через несколько дней он позвонил и попросил опубликовать на сайте АНО подборку фотографий. Что было — и что стало. Так родился этот релиз, кажется, единственный, привязанный не к конкретному событию, а продиктованный волей и душой создателя и руководителя музея. Спустя два года я спросил, что побудило его, никогда особенно не влезавшего в мою работу, инициировать эту публикацию. — Ты знаешь, сейчас конкретно я, наверное, уже не вспомню. Сама ситуация подтолкнула. Но расскажу интересный случай. После первой своей операции на сердце я напрочь забыл ту работу, которую проделал с базами данных узников «Перми-36». То есть даже забыл вообще, что я этим занимался. Вспомнил только тогда, когда сделал ее заново. Сделал и подумал: а ведь где-то я это уже видел, — сказал Шмыров и засмеялся.

Мне было не до смеха.

И почему-то подумалось, что люди должны знать не только то, как создавался музей, но и то, как его убивали. Так родилась эта книга.

А альбом под названием «До и после» был выложен на сайте АНО «Пермь-36». Вот несколько фотографий из этого альбома:

Помещения административного корпуса до и после реконструкции Фото: АНО «Пермь-36»
Территория особого режима до и после реконструкции Фото: АНО «Пермь-36»

Продолжение следует.

***

Читайте также: колонка Виктора Шмырова о ситуации с музеем «Пермь-36»

Музей политических репрессий «Пермь-36» «переедет» в виртуальную реальность