X

Подкасты

Рассылка

Стань Звездой

Каждый ваш вклад станет инвестицией в качественный контент: в новые репортажи, истории, расследования, подкасты и документальные фильмы, создание которых было бы невозможно без вашей поддержки.Пожертвовать
Фото: Тимур Баринов

Городские фотографы. Тимур Баринов

Мы продолжаем наш небольшой цикл, в котором открываем для вас интересных российских уличных фотографов, эстетика работ которых кажется нам близкой. В этой серии — казанский фотограф Тимур Баринов, чей взгляд на городское пространство сформировался под влиянием многих классиков — от Анри Картье-Брессона до Александра Слюсарева, но при этом остался самобытным.

Тимур Баринов

Родился и вырос под Казанью, среди леса и озер. Закончив школу, поступил в Казанский институт культуры (библиотечно-библиографический факультет). После немного поработал в библиотеках, а потом, в основном, в продажах (книги, окна, детские игрушки и т. д.) Участвовал в нескольких коллективных фотовыставках. В январе 2018 года при поддержке фотографа Владимира Кравцова и заведующей библиотекой Оксаны Исаевой была организована персональная выставка в Центральной библиотеке Казани под названием «Сор повседневности. Метафизическая фотография». В разное время фотографии Тимура Баринова печатались в журнале Irreаlity и книгах «Метафизическая фотография» и «Города как камни и представления».

Если не считать первые опыты на разные мыльницы в 2003-2006 годах, то, активно снимать начал в 2009 году. Поснимал разное-всякое: пейзажи, людей, животных, поигрался с макросъемками. В 10-м году появился цифровой Pentax К7, дальше Nikon D700, который сменился на Fuji X100. Использую его до сих пор, хотя временами переживаю ностальгию по приличной зеркалке с цепким автофокусом и «светлым» зумом. Конечно, Картье-Брессон умудрялся делать шедевры весьма простыми камерами, но, как по мне, для уличной динамичной съемки куда удобнее современные аппараты. Главное — запастись батареями, микрофибровыми тряпочками для объектива в плохую погоду и теплым термосом с булочками в холод. Ну и, разумеется, драйвом запастись. Настроиться. Можно взять друга-подругу.

Фото: Тимур Баринов

Примерно через год экспериментов, сделав с десяток, как я считал, весьма приличных пейзажных картинок, отправил их Александру Лапину. К моему удивлению, Александр отказался давать комментарии, ограничившись фразой: «Приходите лет через 10». Это обескураживало. Но я вцепился и настойчиво попросил более подробного ответа. Если вкратце, то Александр сказал примерно следующее: нет смысла фотографировать красоту, очевидную красоту — глаз видит больше, богаче, чем объектив. А уж если и снимать ее, то через призму своего оригинального видения. Личный взгляд автора нужен.

Фото: Тимур Баринов

Что ж... Я уничтожил не один десяток отснятых пленок. И начал активно изучать классиков. Картье-Брессона, Андре Кертеша и далее и далее. В процессе изучения набрел на картинки «отца русской фотографии» Александра Слюсарева. Его черно-белые квадраты глубоко впечатлили и расширили представление об объекте фотосъемки. Оказалось, что можно снимать практически ВСЕ. Важна подача. Искусство приготовить. Сырое и вареное.

Сан Саныч был не какой-то недостижимой фигурой, как французские классики, например. Я добавился к нему в друзья в Живой Журнал. И, более того, вскоре получил личное сообщение с вопросом: «А что вы не френдите никого?» Так завязалось наше общение — жаль, что недолгое, короткое. В 2010 году Александра не стало.

Фото: Тимур Баринов

Надо сказать, что современные работы Александра Слюсарева были мной восприняты далеко не сразу, впрочем, кого-то они возмущали и раздражали по-настоящему, вызывали негативную реакцию, резкие комментарии. На них Сан Саныч терпеливо и сдержано реагировал. ЖЖ Слюсарева был действительно живым. Он не вставал в позу «классика», учителя — официальных «учеников» у него не водилось. Тем не менее, сейчас, когда автора уже нет много лет, можно сказать, что минимум человек двадцать являются его адептами и продолжают придерживаться направления «Метафизическая фотография».

Получив мощнейший визуальный заряд от работ Слюсарева, а также от классиков стрит-фотографии, кинополотен Куросавы, Бунюэля, Антониони, музыки King Crimson, Van Der Graaff Generator и прочих, я вышел на улицу. Будто впервые. А ведь и взаправду -впервые. Я хотел увидеть всё самостоятельно. Снимал то, что задевало визуально. А что задевает? Контрасты, противоречия, нестыковки, гармония или дисбаланс, шепоты, крики, звуки и призвуки. Жизнь! Визуальная жизнь. Мир, который вокруг. Который, вроде бы, был (есть) всегда. Но, во-первых, «все течет», а во-вторых, через окуляр видоискателя привычный мир начинает раскрываться как Другой. Как искусство. Оно ведь не только где-то в музеях. Хорошая сцена есть в фильме «Аптечный ковбой», где Уильям Берроуз, общаясь на неспешной прогулке, говорит своему приятелю, наркоману, решившемуся встать на путь исправления: «Взгляни на то дерево — искусство, и вон там еще искусство, и там, и там»...

Но увидеть мало. Нужно собрать. А вот собрать — это и есть дорога обучения. Что важно в обучении? Не знания, не информация, а время и усилия. Что еще помогает в развитии? Общение, пожалуй. Для меня наиболее важным в этом смысле был приезд в Казань «Фотопередвижников» (июнь 2011 года). Была, без ложного пафоса, чудесная встреча. Просмотр и обсуждение «живых» отпечатков, совместные фотопрогулки по городу.

Фото: Тимур Баринов

В последние годы я, все-таки, стрит-фотограф в больших кавычках. Людей на моих кадрах почти нет. Отчасти это связано с выбором инструмента, не самого удобного для подобного стиля, отчасти — с желанием уйти от навязчивой социальности.

Мне не близка мысль, что в России сложно снимать, хотя наследие советской паранойи тянется шлейфом. Но в Неаполе, скажем, тоже нелегко. Особенно, когда не знаешь языка и пытаешься фотографировать — всего ничего, собачью будку — а это вызывает крик и беспокойство хозяина. Нет, не хозяина будки, а хозяина собаки. В век, когда за всеми круглосуточно наблюдают камеры, люди до сих пор испытывают беспокойство при встрече с увлеченным фотографом.

Впрочем, стрит-фотограф не должен забывать, что он нарушает границы (не бог весть какие, но все же). И быть готовым к разговору с людьми. Иногда нужно покинуть локацию, иногда показать (и рассказать!), что снято, в крайних и редких случаях — удалить кадр. Важно внутреннее спокойствие и навыки общения.

Закончить хочу цитатой: пусть она послужит настроем для постижения мира через объектив:

Учение дзэн утверждает, что в основе всех вещей лежит пустота, через которую возможно увидеть недвойственность всех вещей и явлений. Дзэн указывает, что пустоту можно лишь постигнуть, например, в капле росы, но не описать словами. Пустота в дзэн имеет не обычный отрицательный смысл, означающий «отсутствие чего-либо», а понимается как «наполненность», которая «потенциально содержит всю вселенную». Также пустота означает отсутствие границы между человеком и всем, что его окружает, когда человек начинает непосредственно воспринимать реальность такой, как она есть, без своих «субъективных взглядов», искажающих восприятие.

Фото: Тимур Баринов
Фото: Тимур Баринов
Фото: Тимур Баринов
Фото: Тимур Баринов
Фото: Тимур Баринов
Фото: Тимур Баринов
Фото: Тимур Баринов
Фото: Тимур Баринов
Фото: Тимур Баринов
Фото: Тимур Баринов
Фото: Тимур Баринов
Фото: Тимур Баринов
Фото: Тимур Баринов
Фото: Тимур Баринов
Фото: Тимур Баринов

***

Следить за новыми публикациями Тимура Баринова можно в его «Фейсбуке». Желающих он приглашает к совместным фотопрогулкам по Казани.

Также читайте предыдущий материал цикла — о пермском фотографе Светлане Ларханиди.

О проектеРеклама
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС77-64494 от 31.12.2015 года.
Выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций.
Учредитель ЗАО "Проектное финансирование"
E-mail: web@zvzda.ru
18+

Программирование - Веб Медведь