X

Новости

Сегодня
Вчера
13 июля 2019
12 июля 2019
11 июля 2019
10 июля 2019
Фото: Диана Корсакова
2статьи

В июне проходит месяц гордости ЛГБТ, он отмечается во многих странах мира. В течение июня мы будем рассказывать вам истории пермских трансгендеров с комментариями психиатра.

Истории пермских трансгендеров. Часть 1 — Родион

В июне проходит месяц гордости ЛГБТ. Всё началось 28 июня 1969 года в нью-йоркском гей-баре Стоунволл-Инн, когда чернокожая транс-женщина по имени Марша Джонсон бросила рюмку в полицейских, совершавших очередной набег на бар. Беспорядки, начавшиеся после этого в Стонуолле, стали рождением движения за права ЛГБТ-сообщества. В настоящее время Месяц гордости ЛГБТ отмечается во многих странах мира. В течение июня мы будем рассказывать вам истории пермских трансгендеров с комментариями психиатра.

Родион, начал переход в 37 лет

Данные на бирке при рождении: девочка, вес — 3500 гр, рост — 52 см.

С Родионом (имя изменено. — Прим. ред.) мы встретились в кафе. На вид — обычный парень, волосы коротко подстрижены, среднего телосложения, одет в тёмные брюки и серую водолазку. Водолазка красиво обтягивает мышцы на груди и руках.

Фото: Диана Корсакова

Я мальчик

— Примерно в четыре года я понял, что моя одежда не соответствует тому, что я чувствую. У меня было чёткое понимание того, что я мальчик. То, как меня одевают и как ко мне обращаются, не соответствовало тому, кто я есть на самом деле. Как-то с мамой мы пошли в магазин за очередными покупками. Я пошёл в отдел для мальчиков, выбрал себе одежду и сказал, что буду одеваться так. Мама купила мне то, что я просил. Но сказала, чтобы я надевал одежду для мальчиков дома: «А в садик будешь ходить так, как я тебя буду одевать». У нас была определённая договоренность с ней.

Фото: Диана Корсакова

Когда начался подростковый период, пришёл полный трындец. Потом начались такие искания — «а вдруг я ошибаюсь», «вдруг я всё это придумал». У меня был период, когда я отрицал всё или пытался не думать об этом. Пытался соответствовать тем стандартам и тому, что предъявляет мне общество. Как-то прижился к этой роли и так жил до 25 лет.

Фото: Диана Корсакова

Мне говорили, что я лесбиянка, но я знал, что это не так

— С парнем у меня был опыт лишь однажды, мне хотелось понять себя. Он ничем хорошим не закончился, я понял, что не тот, кем стараюсь быть. А так, у меня отношения только с женщинами были. Мне говорили, что я лесбиянка, но я знал, что это не так. У лесбиянок совсем другое понимание себя, другое поведение. Все девочки, с которыми я встречался, не были лесбиянками, почти все они были гетеросексуалками.

Сейчас мне 39 лет. Где-то в 25-26 лет я окончательно принял, что я — мужчина. Но до того, чтобы прийти к переходу, понадобилось 12 лет. Тогда я работал переводчиком в благотворительной организации, мы занимались помощью детским домам и домам престарелых. Всё это время на работе я говорил о себе в женском роде и одевался, как женщина.

Фото: Диана Корсакова

Потом я часто менял работы. У меня же в документах стоял женский пол и мои имя с фамилией, которые были даны при рождении. И я продолжал вести себя, как женщина. Сейчас у меня нет работы. Я ушёл, потому что хочу начать процесс смены документов и устроиться на новую работу уже с новыми документами.

Переход разрешён

— Мне потребовалось 12 лет, чтобы решиться на переход. Какие-то внутренние страхи не давали. Ещё и определённая позиция в обществе, мне не хотелось её терять. Потом я решил, что это того не стоит.

Я по натуре интроверт, у меня друзей, как таковых, немного, но те, которые были, они остались. А люди малознакомые или знакомые — это уже их проблемы. Я по-философски ко всему отношусь. Мне потребовалось два года психотерапии для того, чтобы начать переход, я до сих пор в ней нахожусь. Не хочу сделать какие-то неверные шаги, принять какое-то неверное решение, а потом жалеть.

Фото: Диана Корсакова

Всё началось год назад, когда я самостоятельно начал гормонотерапию. Для этого нужна справка от эндокринолога, но я доставал гормоны через знакомых. Там пакетики были, я начал принимать по пол-пакетика раз в сутки. Особых изменений не происходило, но я начал чувствовать себя гораздо лучше. Здесь ещё чисто психологический момент очень важен, что ты меняешься, поэтому чувствуешь себя более уверенно.

Сейчас я уже на нормальной гормонотерапии. Один тюбик стоит 850 рублей. Принимаю раз в две недели. Примерно тысячи две в месяц выходит. Это эфиры тестостерона, там разные масла. Действие длительное, я колю его раз в две недели. Изменения пошли быстрее, у меня начал голос ломаться. До этого у меня был совсем другой голос. Повысилась волосатость. Она у меня была не очень высокая до гормонов, а сейчас она намного выше. Сейчас я бреюсь раз в неделю. На теле стало больше волос, повысилось либидо, выносливость, мышечная масса. Если раньше мне надо было упахиваться в тренажёрке, чтобы рельеф был, то сейчас достаточно покачаться, чтобы всё было видно. Мышечная масса гораздо быстрее увеличивается. Из негативных последствий у меня ничего нет. У кого-то давление повышается, у кого-то потливость. У кого-то смена настроения, смена характера бывает. У меня такого нет. Скоро сдам все анализы и пойду к эндокринологу. Возможно, будем корректировать дозу. Я хочу, чтобы у меня быстрее изменения происходили. Но, возможно, это только моё личное желание.

Фото: Диана Корсакова

Чтобы начать официально принимать гормоны, сделать какие-либо операции и поменять документы на новое имя, нужно пройти специальную медицинскую комиссию и получить справку с диагнозом. При переходе лучше всё начинать с нуля. Но когда тебе почти 40 лет, это сложно делать. Когда я ездил на комиссию, там были в основном молодые ребята, 18-19 лет. Я её проходил в Питере. Не стал даже время тратить, чтобы сделать это в Перми. В Перми её можно сделать бесплатно, но на это уйдёт год. Ходить к психологу, лежать в психиатрической больнице — мне вообще это не надо. Зачем тратить время здесь, если я могу съездить в Питер и сделать всё за неделю?

Справка:

Все три героя наших публикаций говорят о том, что пройти комиссию для разрешения гормонотерапии и хирургических операций в Перми невозможно. Мы уделим этой теме особое внимание в следующем материала цикла.

В Питере всё делается в очень сжатые сроки. За 4 дня я решаю офигительную батарею тестов, потом идёт собеседование с психологом, потом собеседование с психиатром, которое длится 2-3 часа, а потом, в конце недели, идёт сама комиссия. Стоит это 27 тысяч рублей. Причём, это не так, что ты платишь деньги и получаешь справку. Есть люди, которым отказывают, а есть люди, которым ставят диагноз и дают справку. Когда поменяю документы, то устроюсь на новую работу. У меня образование психолога, я планирую начать частную практику.

Операций никаких я ещё не делал. Я буду делать сначала мастоэктомию. Это удаление молочных желез. В клинике в Москве операция эта стоит от 80 до 150 тысяч. Ещё я планирую убрать женские внутренние органы, забыл, как это называется. Это показания, чтобы не было никаких раковых опухолей и всего остального. И у меня пока всё. Я не хочу делать низ, потому что меня не устраивает результат, который я видел на фотографиях.

Я все изучил. Здесь есть два варианта — можно сделать фаллопластику, а можно сделать метаидиопластику. Фаллопластика делается в несколько этапов, это очень сложная операция. Там идёт формирование фаллоса, ткани берут либо с руки, либо с бедра, с сохранением нервных клеток. В общем, суть одна — член формируется из кожно-мышечного лоскута. Вырезается, сворачивается, уретра выносится, удлиняется, и получается такая сосиска. В принципе, говорят, что она работает.

А второй способ — это использование клитора. Из клитора делают маленький пенис. Обрезают часть, а сам клитор выше поднимают, за счет половых губ делают мошонку. По желанию могут выносить уретру, чтобы писать стоя. Метаидиопластика мне нравится, как вариант, но у нас в России я не видел, чтобы её делали. Чтобы её сделать, мне надо ехать в Белград или ещё куда-нибудь.

Когда ты находишься на гормонотерапии, клитор увеличивается. Он может до 10 сантиметров вырасти. Некоторым он натирает, так как клитор очень чувствительный. Мне же — совсем не мешает. В принципе, устраивает. Мне ничего не больно, мне, наоборот, даже нравится.

Ещё я мажу на лицо и шею стимулятор для роста волос. Там разные питательные вещества, парни их тоже используют для того, чтобы борода росла быстрее. Улучшает кровообращение и питание, и этот пушок, который есть, он растёт и становится жёстче.

Секс

Я знаю, что у кого-то есть дисфория по поводу всего тела, у транс-парней, например. У меня такого нет. Я себя некомфортно чувствую по поводу верха (груди), эта часть меня убивает. Поэтому и хочу удалить молочные железы. По поводу низа я спокойно себя чувствую, может быть, потому, что я получаю удовольствие.

Фото: Диана Корсакова

***

Читайте также: Как живут однополые пары в Перми.

Ранее мы опубликовали интервью с руководительницей пермской ЛГБТ-инициативной группой «Радужный мир» Юлией Бабинцевой о том, как закон о гей-пропаганде среди несовершеннолетних сказался на деятельности «Радужного мира», и почему преступления на почве ненависти к сексуальной ориентации отличаются особой жестокостью.

Читайте также: почему преследования геев в Чечне касаются всех и монологи трансгендерных людей в день их видимости.

История Александры Селяниновой из посёлка Рябинино в Чердынском районе, которая 25 лет назад после операции перестала быть мужчиной.

О проектеРеклама
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС77-64494 от 31.12.2015 года.
Выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций.
Учредитель ЗАО "Проектное финансирование"
18+
10