X

Новости

Вчера
2 дня назад
19 марта 2019
18 марта 2019
Фото: Константин Долгановский

«В Луисвилле действительно знают о Перми больше, чем в Перми о Луисвилле»

Мини-опрос на тему: «А что вы знаете о Луисвилле?» я начала с таксистов — самой информированной части населения Перми.

Таксисты, как известно, знают если не всё, то многое. И все географические объекты города, и то, что народ думает и обсуждает... По признанию одного таксиста, из исповедей, произнесённых в его машине, можно написать трактат на тему «Кто с кем, за сколько и зачем».

Так что же получилось про Луисвилль? Некоторые путали Луисвилль с Лысьвой и забрасывали меня подробностями о географическом и экономическом положении административного центра.

После серии наводящих вопросов выяснялось, что об отношениях городов-побратимов — Перми и Луисвилля — им известно. Потому как есть плакат, посвящённый их дружбе, по дороге из аэропорта. Для чистоты эксперимента я обращалась с вопросом и к другим пермякам, далеким как от чиновничьих, так и околожурналистских кругов. Если суммировать все ответы, то в общем и целом получится примерно следующее: есть такой город на карте.

Фото: The Pug Father / Flickr

К луисвилльцам с подобным вопросом обратиться пока не удалось, но, по воспоминаниям побывавших в Луисвилле пермяков, наш город там знают.

Татьяна Григорьева, начальник отдела международных и муниципальных связей Пермской городской думы:

— Мне кажется, в Луисвилле действительно знают о Перми больше, чем в Перми о Луисвилле. К примеру, мы как-то зашли в кафе и были приятно удивлены, когда официантка искренне обрадовалась тому, что мы из Перми. Оказывается, её бойфренд у нас учился. Другой случай: продавщица в магазине, узнав, откуда мы, воскликнула: «О, из Перми! Это же наш город-побратим!» Конечно, было приятно. Не уверена, что эти примеры показательны. Может, просто удачное стечение обстоятельств? Не исключено, что если просто спросить о Перми обычных людей на улице, то они такую осведомлённость не проявят. В любом случае нам бы хотелось, чтобы и пермяки, и луисвилльцы знали о дружбе наших городов больше.

Сказались ли политические обстоятельства последнего времени на взаимоотношения между городами-побратимами? Пермяки высказали предположение, что отношения прекратились либо сами по себе, либо заморожены в связи с непростой политической ситуацией.

Татьяна Григорьева:

— Нет, отношения, конечно, не прекратились. Хотя следует признать, что их интенсивность в 2014 году несколько снизилась. Я думаю, причины тому даже не политические, а скорее административные. Например, в Луисвилле всегда регулярно проводится международный гала-фестиваль, демонстрирующий разнообразие межнациональных отношений. Обычно Пермь на нём бывает представлена большой делегацией, состоящей в основном из общественников. Но в 2014 году с фестивалем у нас, к сожалению, не сложилось. Насколько мы знаем, фестиваль проводился, но для местных жителей, представителей городов-побратимов на нём не было.

В целом же отношения продолжаются, политических препятствий мы не ощущаем. Во-первых, официальные дипломатические отношения между Россией и США не прерваны. Речь об этом вообще не идёт. Во-вторых, братские связи между городами и их жителями, то есть связи people-to-people, всегда были важной частью отношений между странами. Даже тогда, когда есть определённые трения на высоком уровне, «низовые» связи (или, как сейчас говорят, «мягкая сила») позволяют сохранить добрые отношения. Мы совершенно не почувствовали напряжения в общении с нашими партнёрами ни в Америке, ни в других странах, где есть города-побратимы.

Не так давно делегация из Перми ездила в Оксфорд, где проводился семинар для городов-побратимов. Туда приехали и мэры нескольких европейских городов. Все как один говорили о важности дружественных связей, о действенности отношений между городами, особенно в непростые периоды истории. Понимаете, во время таких контактов создаётся нечто, чего руками не потрогаешь, монетарно не оценишь. Получается, что расширяется мировоззрение. И нам, и им открывается: какое оно, другое общество, как там справляются с вызовами времени, какими ценностями живут, как можно вместе решать общие проблемы, учиться друг у друга...

Никто из присутствующих в Оксфорде иностранцев — представителей городов-побратимов — не обращался к нам с вопросами о событиях на Украине, не вступал в разговоры по поводу обстановки в России. Лишь однажды был неловкий момент, когда от мэра города Бонн прозвучало в контексте because of you про некоторые сложности в отношениях между странами. При этом мэр Бонна смотрел на пермскую делегацию. Тем не менее тот же мэр Бонна — а с этим городом мы не дружим напрямую, связаны только через Оксфорд — прислал пермякам на имя главы города Игоря Сапко поздравление с Новым годом.

Том Дамсторф, представитель со стороны Луисвилля, также считает, что политическая ситуация в мире никак не повлияла на отношения между городами-побратимами:

— Конечно, меня интересует, а иногда и волнует обстановка в мире, но это ни в коем мере не сказывается на отношении к нашим пермским друзьям. Мои студенты из университета Луисвилля приезжали в Пермь в 2014 году, им исключительно всё понравилось. Причём если раньше мне приходилось ездить со своими студентами (это молодые люди в незнакомой стране), то последние годы я отправляю ребят одних, зная, что пермские друзья о них хорошо позаботятся. Луисвилль этим летом принял 11 пермских студентов.

Так что у нас всё продолжается, несмотря на определённое затишье в российско-американских отношениях. Подоплёка затишья, я думаю, финансовая, а не политическая.

Никто не сказал, что мы не хотим общаться anymore. К сожалению, не удалось отметить 20-летний юбилей дружбы наших городов. Не сложилось. Но обычно пермские друзья очень активны, у госпожи Григорьевой больше идей и предложений, чем я могу осилить!

В разговоре о современных отношениях городов-побратимов президента России вспоминали не раз. Нередко вспоминали, например, его слова из послания к Федеральному Собранию РФ от 4 декабря 2014 года: «Мы будем отстаивать многообразие мира. Будем доносить до людей за рубежом правду. Активно продвигать деловые и гуманитарные контакты, образовательные, культурные связи».

Кроме продвижения контактов, и пермская и луисвилльская стороны хотели бы большего освещения своих отношений в местной прессе.

Татьяна Григорьева:

— Да, с прессой складывается не очень. У СМИ всегда есть другие новости для освещения. (Улыбается.) Даже когда планируется поездка, горожане узнают об этом по сарафанному радио. Да и о результатах визитов тоже. Хотя про основные наши проекты, созданные под влиянием луисвилльского опыта — а это call-центр главы города, общественные приёмы, экстрим-парк — люди наверняка знают.

Том Дамсторф:

— Хотелось бы от поездок большей отдачи со стороны СМИ. От пермской стороны мало приезжает журналистов. Помню, был как-то репортёр с «Эхо Перми». Смышлёный мальчик, но, вернувшись в Пермь, он уволился с радио, то есть отдачи не случилось. Мне кажется, с присутствием журналистов — не мальчиков, а мужей — наши отношения были бы более прозрачными и продуктивными.