X

Citizen

Сегодня
Вчера
2 дня назад
17 ноября 2017
16 ноября 2017
15 ноября 2017
14 ноября 2017

Застойный вариант кризиса, или экономические итоги 2016 года

Фото: Тимур Абасов

К началу 2016-го активная фаза кризиса закончилась, и перед экономикой встала задача справиться с её последствиями. Подводить итоги минувшего года стоит как раз в этом ключе, и, к сожалению, они выглядят довольно мрачно.

В период текущего кризиса экономика пережила двойной шок. Чаще всего на первое по значимости место ставят резкое сокращение спроса. И действительно, из-за снижения уровня жизни людей прежние объёмы производства товаров и услуг стали попросту не нужны, и от этого пострадал сначала потребительский сегмент, а следом и вся экономика. Но не стоит забывать и о шоке со стороны издержек производства: из-за резкой девальвации рубля цены на многие и многие материалы, комплектующие, запчасти и тому подобное ощутимо поднялись, что привело к росту конечных цен и снижению маржинальности многих бизнесов.

Стабильное «плохо»

Когда год назад стало ясно, что темпы спада в экономике замедляются, некоторыми экспертами высказывалась надежда на скорое начало фазы стабилизации, а там (чем чёрт не шутит) — и роста. Эти надежды не сбылись. Спад продолжается до сих пор как в масштабах страны, так и в нашем регионе в частности. По итогам января-ноября промышленное производство Пермского края сократилось на 2 % к прошлому году, оборот розницы — на 8 %, строительство просело более чем на 10 %, а общепит — на 15 %.

Возможно, наиболее красноречиво о ситуации в регионе говорят результаты импортозамещающих отраслей, в пользу которых последние два года работают и серьёзные вливания со стороны государства, и российские контрсанкции, ограничивающие импорт. Здесь имеются в виду, в первую очередь, сельское хозяйство и пищевая промышленность. Первое сохраняет слабую негативную динамику, вторая в 2016 году увеличила выпуск на 2 %, но это не должно вводить в заблуждение: годом ранее отрасль потеряла 6 %, поэтому говорить о преодолении спада преждевременно.

Фото: Владимир Бикмаев

Мы наблюдаем такую картину как раз потому, что в 2016 году последствия обоих экономических шоков преодолены не были. Импортные материалы и комплектующие остаются слишком дорогими, а население ограничивает объём потребления. И неудивительно: по данным официальной статистики, в 2016 году реальные располагаемые доходы населения Пермского края сократились на 23 %, по сравнению с прошлым годом. Но гораздо точнее официальных цифр об этом могут сказать наблюдения банковских экспертов. По их словам, потребление ограничено не только объективными факторами, но и с сознательно выбранной сберегательной моделью поведения: многие отказываются от излишних трат, нередко предпочитают отложить крупную покупку на потом и не брать кредит, а копить.

Одна из причин, по которым проблемы экономики в 2016-м не были решены, лежит в области политики. Это был год выборов, а кто накануне выборов захочет ворошить осиное гнездо?

Три орешка

Тут можно возразить, что существует несколько показателей, которые в 2016 году имели положительную динамику. Действительно, есть такие: курс рубля, инфляция и объёмы кредитования. К сожалению, ни один из них не говорит о реальном оздоровлении экономики.

Экономисты говорят о том, что замедление инфляции во многом является следствием того самого низкого потребительского спроса. Падение доходов вынуждает потребителей экономить, а продавцов — привлекать их с помощью скидок и распродаж. Поэтому снижение темпов роста цен говорит скорее о продолжении спада в экономике, а не о позитивных тенденциях.

Объёмы кредитования в минувшем году действительно выросли, однако они по-прежнему весьма далеки от докризисных уровней. Их активный рост мог бы стимулировать экономику, но Банк России, которому приходится выбирать между интересами реального сектора и финансовой стабильностью (в том числе низкой инфляцией), пока что выбирает второе. Из-за проводимой им денежной политики ставки по кредитам остаются достаточно высокими, и это сдерживает кредитование.

Фото: Тимур Абасов

Наконец, курс рубля. В современной России его динамика определяется в меньшей степени внутренними, а в большей степени — внешними факторами. Например, такими, как соглашение стран ОПЕК об ограничении добычи нефти, а также ситуация в США и спекуляции на финансовых рынках. Поэтому, как ни парадоксально, текущие колебания курса рубля почти ничего не говорят о ситуации, собственно, в нашей стране. Более того, сам факт укрепления российской валюты — тенденция неоднозначная, поскольку сильный рубль — это снижение конкурентоспособности нашей промышленности и снижение поступлений в бюджет. Наконец, большинство экономистов согласится с тем, что ревальвация рубля — это более или менее краткосрочная тенденция, в долгосрочной перспективе он будет слабеть.

Прогноз для пессимистов

С высокой вероятностью наступивший год покажет нам очередной пример вмешательства политики в экономику. В сентябре 2017-го нам предстоят выборы губернатора, а в марте 2018-го — президента. Естественно, что люди, находящиеся сегодня у власти, попытаются удержать градус недовольства населения на возможно минимальном уровне. Поэтому, если не произойдёт никаких из ряда вон выходящих событий мирового масштаба, нас ждёт год, как брат-близнец, похожий на 2016-й. Продолжение кризиса, но в его вялом, застойном варианте.

Подобная краткосрочная, политически мотивированная, стабильность не принесёт экономике пользы в долгосрочном периоде. Ни одна из её проблем не будет решаться, поскольку это можно сделать только через обострение ситуации, а на это в преддверии выборов никто не пойдёт.

Фото: Тимур Абасов

В пользу сохранения стабильного «плохо» играет и бюджетная политика региона и города. Пермский край целенаправленно сокращает размер дефицита регионального бюджета, а городской финансовый план на ближайшие три года и вовсе принят в бездефицитном варианте. В то же время в среде учёных-экономистов и практиков достаточно распространено мнение, что в период кризиса экономика нуждается в стимулировании, а это значит, что бюджетные расходы необходимо наращивать даже ценой дефицита.

Отчасти ситуацию можно было бы исправить за счёт потребительского кредитования: оно оказало бы стимулирующее воздействие на спрос, а тот, в свою очередь, запустил бы восстановление экономики в целом. Однако, если Банк России будет проводить денежную политику по образцу 2016-го, а, судя по заявлениям его главы, так и будет, значительного роста кредитования ждать не следует.