X

Новости

Вчера
2 дня назад
13 ноября 2019
Фото: Анастасия Яковлева
8статей

Как глобальные события, явления, тренды могут повлиять на наш город и край?

Оптимизация бюджетных учреждений: Лучше меньше, да лучше?

Министерство финансов России решило, что оптимизация бюджетных учреждений, начатая в 2010 году, до логического завершения не доведена, а значит, сокращения и сжатия в сфере образования, здравоохранения и культуры будут продолжены. Едва начавшись, новая волна оптимизации уже спровоцировала серию протестов в столице — именно там, в основном, нововведения «обкатываются» до того, как будут спущены в регион.

В основу новых предложений Министерство финансов положило сравнение численности работников бюджетной сферы в России и странах ОЭСР (Организацию экономического сотрудничества и развития составляют, в основном, страны Евросоюза). Утверждается, что работников бюджетной отрасли в России почти в два раза больше, чем в экономически развитых странах.

При этом качество оказываемых услуг оставляет желать лучшего. Бюджетников слишком много, а трудятся они мало, заключают в Минфине. Конкретные меры по дальнейшему реформированию бюджетной отрасли в своей статье приводит издание «Коммерсант». Оно ссылается на подготовленный Минфином план «Оптимизация сети и численности работников государственных и муниципальных учреждений». В свободном доступе документ найти не удалось.

Кроме того, никаких новостей в продолжение темы не появилось, хотя, по данным «Коммерсанта», ещё 23 апреля Министерство финансов должно было презентовать свои предложения правительству. Возможно, учтя недавнюю критику Счётной палаты в отношении оптимизационного плана в здравоохранении, чиновники решили «семь раз отмерить». Мы попытались разобраться, какие изменения всё же могут ожидать бюджетную сферу, если правительство таки решится «отрезать»?

Оптимизацию бюджетной сферы правительство начинало в 2010 году «законом № 83» (противники нововведений назвали его законом «о коммерциализации бюджетных учреждений»). Учреждения тогда разделили на две части. Первые от работы по смете перешли на оказание услуг по госзаданию и получили возможность оказывать платные услуги, оставляя доходы себе. Вторые, неспособные выйти на рынок (армия, тюрьмы и так далее), преобразовались в казённые учреждения и остались на смете. Сейчас ту реформу многие эксперты оценивают как формальную, поскольку показатели качества услуг в ней прописаны не были. В 2012 году реформирование было приостановлено.

Больной вопрос

В здравоохранении новая оптимизация коснётся, во-первых, имущественного комплекса. Небольшие, недозагруженные учреждения планируется сливать с более крупными, а образовавшиеся «излишки» — продавать.

Во-вторых, заявляя о переизбытке врачей (в России на 10 тыс. населения приходится в среднем 43 врача, а в странах ОЭСР — 26,4), медиков планируют сокращать, параллельно внедряя «новые стандарты диагностики и лечения пациентов» и повышая зарплату оставшимся (про майские указы президента мы помним). В Москве под этим соусом уже сократили более восьми тысяч медработников, спровоцировав ряд акций протеста, гасить которые пришлось с помощью компенсационных выплат, превысивших 2,5 млрд рублей.

Евгений Козьминых, директор Пермского медицинского правозащитного центра, с утверждением о переизбытке врачей на душу населения согласен: «Если сравнивать с развитой Европой, он действительно есть». Однако, по его мнению, попытка сбалансировать ситуацию простым сокращением с параллельным повышением зарплаты приведёт к снижению качества медицины. «Врачей сокращать уже некуда, они загружены с утра до вечера», — говорит Козьминых.

По его словам, незагруженным сейчас может быть разве что вспомогательный персонал, но как раз его надо не сокращать, а увеличивать — для того чтобы повысить эффективность труда врачей. «Она очень низкая, — поясняет Козьминых. — Врач занимается писаниной, звонками. 60 % времени на приёме он тратит на заполнение документов. Это нерациональная трата времени квалифицированного специалиста! Всем этим должен заниматься вспомогательный персонал. Но на увеличение его численности никто сейчас не пойдёт».

С этой точкой зрения согласен и другой наш эксперт, главный врач одной из частных клиник Перми Ольга Пастухова. «Любое действие сопровождается заполнением кучи бумаг», — говорит она. Сравнивания бумажную нагрузку врача-муниципала и врача-частника, Ольга утверждает: «Отчётов у наших медиков несопоставимо меньше».

Сомнения у эксперта вызывают и планы внедрения неких «новых стандартов диагностики и лечения» — ведь даже существующие стандарты госучреждения выполняют далеко не всегда. Например, до федерального стандарта не дотягивают стационары — львиную долю тарифа на услуги по ОМС «съедают» лекарства и обследование. «Их уже штрафуют за то, что они оказывают услуги в неполном объёме», — говорит Пастухова.

Впрочем, как раз работу стационаров в рамках новой волны оптимизации власти намерены пересматривать. Предлагается ещё больше «снизить уровень госпитализации, переложив нагрузку на поликлиники». Мнение экспертов насчёт оправданности таких действий расходятся, однако согласны они в одном: сокращать койки нужно лишь тогда, когда к новым нагрузкам будут готовы поликлиники. Планы по сокращению персонала входят в прямое противоречие с этой позицией.

Школа выживания

Меры, планируемые в образовательной отрасли, — аналогичные. Во-первых, чиновники намерены продолжить курс на сокращение числа вузов, признанных неэффективными. Во-вторых, Минфин предлагает распространить на всю страну практику слияния школ, детсадов и других образовательных учреждений. Здесь полагают, что таким образом удастся сэкономить на бухгалтерии, юридическом сопровождении и кадровой работе. В-третьих, озвучиваются планы сокращать непосредственно педагогов. Учителей, по мнению Минфина, в России тоже многовато: на тысячу школьников приходится в среднем 111 преподавателей, тогда как в странах ОЭСР — 68.

Слияние, к слову, уже началось. По словам нашего эксперта, директора одного из краевых учреждений дополнительного образования Елены Сергеевой (свою настоящую фамилию она просила не называть, объяснив просто: «Сожрут»), причина всё та же — надо как-то выполнять майские указы президента. «Территориально детские сады остались, где были, для детей ничего не изменилось. Сократили лишь администрацию, — поясняет Елена. — Теперь бухгалтер и, например, заведующий должны разрываться между двумя отдельными детсадами. Ответственности море, сложностей море, а зарплата если и увеличилась, то незначительно».

Оптимизация отрасли за счёт повышения «производительности труда» педагогов может выразиться, по замыслу Минфина, в увеличении нагрузки у учителей-предметников. В Министерстве считают слишком расточительным содержать полный штат преподавателей в каждой школе. По мнению чиновников, «предметники» могут преподавать сразу в нескольких учебных заведениях по графику. «Высвободившихся» преподавателей в этом случае, очевидно, ждёт сокращение.

«Это бред, — комментирует Елена Сергеева. — Не будет никаких приходящих педагогов, потому что их просто нет. У меня, например, есть свободные ставки, но я не могу найти людей. В школах не хватает физиков, математиков, филологов. Выпускники педагогических вузов в школы не идут. Многим работающим учителям давно пора на пенсию».

Утверждение о переизбытке педагогов вызывает недоумение и у другого нашего эксперта, сопредседателя краевого общественного совета «За права детей на образование» Владимира Морозенко. «Учителя у нас в основном работают на 1,5 — 2 ставки, — говорит он. — Это значит, что либо не хватает кадров, либо очень маленькие зарплаты. А в образовании, вероятно, и то, и другое сразу». По поводу планов чиновников распараллелить «предметников» на несколько школ эксперт заявляет, что это, скорее всего, будет обманом: «Если заставить учителя бегать между школами, а ФОТ при этом оставить неизменным, упадёт стоимость часа. Зарплату педагогу, например, поднимут на 20 %, а нагрузка возрастёт на 30 %».

В том, что с зарплатами придётся как-то выкручиваться, эксперты не сомневаются — сегодняшняя ситуация в этом смысле более чем показательная. По словам Елены Сергеевой, все руководители бюджетных организаций образования были обязаны поднять зарплату педагогов до уровня, прописанного в соглашении о выполнении майских указов президента. «Если зарплата будет меньше, мы несём ответственность, вплоть до увольнения», — говорит Елена. В своём учреждении она обязана поднять среднюю зарплату с 20900 рублей до 23500. При этом фонд оплаты труда в этом году... сократили на 400 тыс. рублей. «Район недополучил от края 15 млн, — поясняет директор. — Вот их от каждого муниципального учреждения и отщипывают. Педагогам я меньше платить не могу, значит, должна кого-то сократить, а у административно-управленческого аппарата и вспомогательного персонала отнять часть денег».

Плевок в завтра

Меньше всего ясности — с возможной оптимизацией в сфере культуры. «Коммерсант» на эту тему никаких выдержек из плана Минфина не приводит, однако деятели культуры в любом случае не ждут ничего хорошего.

«Мы всё это уже проходили, — вздыхает директор „Театра-Театра“ Владимир Гурфинкель. — Помним, как создавались единые конструкции из филармоний и театров. Изначально всё это делается не для развития сферы культуры. Чаще всего, это какие-то несоотносимые с искусством глупости. Искусству же приходится работать по принципу „Несмотря ни на что и вопреки всему“. Потому к инициативе Минфина я отношусь как к очередной преграде, которую нужно будет преодолеть. К сожалению, в первую очередь она ударит по слабым, маленьким, нарождающимся коллективам. То есть — по завтрашнему дню».

О проектеРеклама
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС77-64494 от 31.12.2015 года.
Выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций.
Учредитель ЗАО "Проектное финансирование"
18+

Программирование - Веб Медведь