X

Citizen

Сегодня
Вчера
08 декабря 2017
07 декабря 2017
06 декабря 2017
05 декабря 2017

Зоны особого невнимания. Почему план по созданию охраняемых природных территорий в Перми под угрозой?

Фото: Тимур Абасов

Двенадцать новых особо охраняемых природных территорий должны появиться в Перми до 2022 года. В ближайшее время, до сентября, будет создано три. Процесс этот — крайне важный для Перми. По рекомендациям Минприроды РФ, площадь особо охраняемых природных территорий (сокращённо ООПТ) должна составлять не менее 18 % от площади города, сейчас же она она едва дотягивает до 9 %. Однако реализация плана наталкивается на препятствия. Отдельные территории исчезают из списка — и формально, и фактически. Что-то отдают под застройку, что-то ненадлежащим образом содержат. Но главная проблема, которая ставит как таковую реализацию плана под большой вопрос — статус земли в долинах малых рек. Разобраться с ней можно либо с помощью Государственной думы (что долго и сложно), либо с помощью регионального Министерства природы. Оно же, судя по всему, «саботирует» решение проблемы.

Создание новых ООПТ предусмотрено перспективным планом развития системы особо охраняемых природных территорий местного значения. Он утвержден ещё в 2014 году, за основу взяты предложения Кафедры биогеоценологии и охраны природы Географического факультета ПГНИУ.

К моменту утверждения плана в городе уже существовали 12 ООПТ. План предусматривал создание ещё 20. Предложения экологов ориентируются на рекомендации Министерства природы РФ — те самые упомянутые выше 18 %. Соблюдение этого норматива — редкость не только в масштабах городов. Причина в том, что присвоение статуса ООПТ — процесс сложный. Во-первых, нужна инициатива. Во-вторых, поддержка властей. В-третьих, средства на научное обоснование, организацию и дальнейшее содержание ООПТ.

ГородКоличество и статус ООПТПлощадь ООПТ, га (% от площади города)
Москва119 (118 регионального значения, 1 федерального значения)27 500 (10,9 %)
Екатеринбург31 (15 регионального, 16 местного значения)12 825 (26,15 %)
Казань7 (6 регионального значения и 1 местного значения)3684 га — местного значения (8,7 %)
Пермь19 (2 регионального, 17 местного значения) — с учетом трех новых ООПТ6 968,9 (8,7 %)
Санкт-Петербург14 регионального значения6 004,4 (4,17 %)

С момента принятия плана в Перми было создано четыре новые особо охраняемые природные территории. Сейчас в процессе — ещё три. Это «Бродовские лесные культуры» (544 гектара между микрорайоном Голый мыс и деревней Броды), «Глушихинский ельник» (1028 гектар южнее Лядовского тракта, в истоке реки Глушиха) и «Язовской» (371 гектар к западу от Восточного обхода, в междуречье Язовой и Балмашной). Предполагается, что процедура по ним завершится в сентябре, когда будут внесены изменения в Правила землепользования и застройки. Процесс присвоения статуса — небыстрый, только на подготовительную работу по каждой территории (межевание, землеустройство, подготовка проекта) уходит несколько месяцев. Однако, если вести работы параллельно, то за пять оставшихся на реализацию плана лет можно успеть, и главным препятствием становится вовсе не время.

Схема ООПТ города Перми. Зелёный цвет — существующие территории, красный — перспективные территории.

Сложность первая: территории отдают под застройку

Мы уже упомянули, что по плану в Перми должно было появиться 20 новых ООПТ. На деле их осталось уже 19 — одну из территорий, на которой планировалось создание особо охраняемой зоны, мы потеряли. Это Парк Победы. Причина исключения его из списка — решение о строительстве на этой площадке зоопарка. Оно было принято без учёта мнения экологов, напомнил заведующий лабораторией экологии и охраны природы ПГНИУ Дмитрий Андреев.

Эта территория по факту имеет значительное рекреационное значение и активно используется населением, поэтому мы были не против создания парка. Но зоопарк в естественном темнохвойном лесу — это, конечно, невосполнимая утрата для экологии города. Тем более, в этом районе — между Нагорным и Осенцовским промузлом. В городе множество мест для размещения масштабных объектов, в том числе, и зоопарка. Проект можно было реализовать без ущерба для экологии. Например, на улице Братской, на Бахаревке или Иве.

Такой выбор — между защитой городских зелёных зон и желанием вести строительство или потребностью размещать в городских границах крупные объекты вроде зоопарка — приходится делать регулярно, и далеко не всегда в пользу создания благоприятной окружающей среды.

Проект зоопарка в Парке Победы, разработанный ЗАО «Институт ПИРС». Фото: Министерство строительства и жилищно-коммунального хозяйства Пермского края

Сложность вторая: даже статус ООПТ — не гарантия защиты

Например, в контексте конфликтов вокруг сохранности естественных ландшафтов постоянно всплывает Черняевский лес. Сад Горького и территория вокруг Мотовилихинского пруда хоть и имеют статус особо охраняемых природных территорий, но находятся далеко не в идеальном состоянии. То есть происходит утрата отдельных объектов, которые вроде бы находятся под защитой.

Три перечисленные ООПТ, по словам Андреева, находятся в наихудшем состоянии. Ситуация в остальных лучше, за исключением локальных нарушенных участков. Нарушения связаны прежде всего с захламлением территории бытовым и строительным мусором, загрязнением водных объектов, вытаптыванием, размещением различных объектов и сооружений, существовавших ещё до создания особой зоны. Кроме того, к нежелательным последствиям приводит деятельность внутренних и смежных землепользователей.

Однако Дмитрий Андреев уверен, что это не повод ставить под сомнение как таковую необходимость присвоения статуса.

Статус охраняемой территории — это существенная защита. Именно благодаря ему удалось отстоять большую часть Черняевского леса, защитить от вырубки и строительства там зоопарка. Сад Горького — хотя бы не вырубили и не застроили. Без статуса ООПТ неизвестно, что вообще было бы с Мотовилихинским прудом — застройку водоохранной зоны там удалось приостановить, хотя отдельные нарушения периодически происходят.

Сложность третья и главная: проблема с созданием ООПТ в долинах малых рек

Всё дело в том, что российское законодательство запрещает организацию муниципальных ООПТ на частных землях. Норма была введена в федеральный закон № 33-ФЗ в декабре 2013 года и имела для Перми совершенно определённые последствия — под вопросом оказалось создание сразу пяти ООПТ в долинах рек Егошиха, Данилиха, Ива, Мулянка и Большая Мотовилиха. Также частично проблема касается долины реки Гайва.

Возникшее препятствие является для Перми с её разветвлённой сетью малых рек серьёзным — недаром проблема сохранения их ландшафта постоянно находится в фокусе общественного внимания. В феврале, благодаря активности общественников, удалось приостановить строительство на берегу Уинки, тогда же суд обязал Гордуму отменить решение, разрешавшее жилое строительство в долине Данилихи.

Пока ситуация с созданием ООПТ в долинах малых рек находится в подвешенном состоянии, неизбежно возникают казусы. Например, в прошлом году была создана особо охраняемая природная территория в долине реки Рассохи. При этом проблема запрета на создание муниципальных ООПТ на частных землях решена никак не была, в результате сама река с водоохранной зоной в границы ООПТ... не попала.

Из ООПТ «Долина реки Рассохи» была исключена сама река и её водоохранная зона

В похожей ситуации находится долина Егошихи: «проблема частной земли» не позволяет исправить ошибку, сделанную в момент создания здесь особой зоны. И, по словам Дмитрия Андреева, Егошихинское кладбище остаётся самой странной охраняемой территорией в городе. «Когда мы предлагали её к охране, в границы попадала долина Егошихи с краснокнижными видами животных, обнажением пермского периода и так далее, — рассказывает Дмитрий Андреев. — Но при создании ООПТ администрация города исключила из её границ особо ценные природные комплексы».

«Долины рек — это огромные вентиляционные трубы Перми, они вытягивают из города выбросы предприятий, смог от автобусов и фур. Застройка нарушает их функции», — говорит эко-активистка, создательница Сада соловьёв Надежда Баглей. Но проблема не только в этом — под ударом оказываются сложившиеся экосистемы и водный баланс, а это уже вопросы безопасности. Нарушив водоток в одном месте, можно получить оползни и аварии на соседних территориях, уже застроенных.

Фото: Тимур Абасов

Депутат Пермской городской думы Надежда Агишева считает, что решение проблемы найти не только реально, но и необходимо:

Свобода распоряжения частной собственностью уже ограничена статусом зоны рекреации, и заявления владельцев о намерении менять этот статус и вести строительство в долинах малых рек выглядят недобросовестными покушениями на право горожан жить в благоприятных условиях. Долины малых рек — ресурс городского развития и прекрасный проект для консолидации различных социальных и экспертных групп. Сейчас, после ряда попыток перевести рекреационные территории под застройку, особенно важна политическая воля и открытая позиция городской администрации — заявления о том, что на частных территориях в долинах малых рек строительство разрешено не будет.

Выходы из сложившейся ситуации действительно есть, и даже не один. Первый — создание в долинах малых рек ООПТ не муниципального, а регионального значения. Такую возможность закон даёт, однако без усилий со стороны краевых властей вопрос с мёртвой точки не сдвинуть. Они же пока пассивны: пермская «Зелёная коалиция» уже обращалась в Минприроды с предложением, а в ответ получила лишь обещание рассмотреть вопрос в июне, на заседании общественного совета при министерстве.

Фото: Тимур Абасов

Общественники отмечают, что Минприроды края, по факту, проявляет незаинтересованность в решении проблемы малых рек. Например, в 2010 году Министерство проиграло суд по иску природоохранной прокуратуры. Истец требовал от него установки границ водоохраной зоны и прибрежных защитных полос для реки Уинки, и суд требование удовлетворил. Но ведомство «волокитило» и затягивало исполнение решения два года. В итоге требование выполнили формально — границы реки были определены, но на кадастровый учёт река поставлена не была. По словам Надежды Баглей, министерство мотивирует это тем, что в решении суда эта необходимость явно не прописана. «Из-за этого саботажа Сад соловьёв испытывает серьёзные проблемы», — говорит активистка.

Второй вариант — попытка отмены законодательных ограничений по созданию особо охраняемых территорий местного значения. Он выглядит ещё менее реальным, но администрация Перми пока идёт именно этим путём и сейчас готовит обоснование для законопроекта, который бы разрешал создавать ООПТ местного значения на частных землях. После согласования на региональном уровне, документ будет внесён в Госдуму. Сколько времени займёт согласование, в администрации сказать не берутся. И тем более непредсказуемо то, как долго законопроект будет «гулять» по коридорам парламента и что в результате решат «народные избранники».

***