X

Новости

Вчера
2 дня назад
25 сентября 2020
24 сентября 2020
23 сентября 2020
22 сентября 2020
Фото: st.pixanews.com/wp-content/uploads/2012/12/Pasta_pixanews.com-6.jpg

«К вечеру по столу ездил автомобиль из макарон»: скульптор Сергей Пахомов и его паста-вселенная

Словосочетание «поделки из макарон» наверняка нагоняет на большинство читателей дикую тоску, потому что ассоциируется в первую очередь с какими-нибудь детскими кружками или уроками труда у младших классов. Так и представляется эта картина: всё семейство сидит и пытается слепить фигуру человечка из спагетти и клея ПВА. К счастью, пермяку Сергею Пахомову все эти стереотипы оказались совершенно чужды. Именно поэтому он ухитрился возвести «макаронные поделки» до уровня «паста-скульптур», а хобби превратить сначала в искусство, а потом и того больше — в актуальное искусство. Уже совсем скоро мы расскажем о совместном проекте, который Сергей готовит с Центром городской культуры, а пока рассказываем о самом Сергее и о его витиеватом творческом пути.

Сергей Пахомов, по его собственным словам, — «предприниматель, в силу обстоятельств ставший художником». Всю свою жизнь он прожил в Краснокамске, а после возвращения из армии занялся рекламой — это по-прежнему его основной род деятельности.

Увлечение скульптурами из макарон для Сергея началось с рекламной кампании (кто бы мог подумать) макаронной фабрики. Собственно, то, что после неё мир обрёл нового художника, стало единственным позитивным результатом этой кампании, потому что ей самой так и не суждено было реализоваться: краснокамская фабрика «Млада», которая её заказала, закрылась из-за нерентабельности.

Сергей Пахомов со своей книгой Фото: facebook.com/Pastamodels/photos/a.320722151794268/320723821794101/?type=3

Но до этого руководство «Млады» успело пригласить Сергея, чтобы отснять образцы продукции:

— Мне показалось, что это скучно, — вспоминает Сергей, — я им говорю «дайте мне образцы с собой, а я вечером покумекаю, как с ними быть». К концу вечера у меня по столу уже ездил автомобиль из макарон.

Через пару дней несколько подобных автомобилей проехались уже по столу директора фабрики, от чего тот впал в полный восторг. И несмотря на то, что кампания так и не запустилась, этот восторг воодушевил Пахомова — ему как профессиональному рекламщику всегда была важна чужая реакция на тот или иной продукт. И он продолжил создавать скульптуры, а в 2008 году даже запатентовал плоды своего хобби. В патенте так и написано: «сувениры из макарон»:

«Помню, пришёл в торгово-промышленную палату, а там сидят такие женщины, у которых по два высших образования и которых явно сложно удивить, потому что они там навидались городских сумасшедших с разными вечными двигателями. Но я им показал скульптуры, и они такие: „Обалдеть!“ Надо, говорят, патентовать».

Все признаки патентования, по словам сотрудниц ТПП, были в наличии. К примеру, чтобы выдать патент, требовалось сперва убедиться, что у изобретения нет аналогов. Конечно, выяснилось, что до этого в мире создавали платья, украшения и прочие вещи из макарон, но проект Сергея был признан экспертами ТПП значительно превосходящим по уровню любые аналоги, так что патент он получил. Это нужно было ему не только для того, чтобы идею кто-нибудь не украл, но и в целях пиара. Как справедливо замечает Пахомов, в заголовке «Пермяк создал скульптуру из макарон» нет ничего особенного — ну создал и создал, бывает. А вот «пермяк запатентовал скульптуру из макарон» — уже совсем другое дело.

Некоторые модели Фото: local.yandex.by/events/1036385

О заголовках Пахомов беспокоился не напрасно: вскоре после получения патента о скульпторе написали его знакомые пермские журналисты, затем кто-то отправил тему в «Интерфакс», а уж после этого от журналистов буквально не было отбоя: Сергей вспоминает, что в течение как минимум недели съёмочные бригады в его квартире просто сменяли одна другую. А потом подключились и представители книжной индустрии: на Пахомова вышли сотрудники издательства АСТ и предложили ему сделать книжку о макаронных скульптурах. Пахомов, недолго думая, согласился, и вскоре книга «Модели из макарон» увидела свет.

В книге небольшая часть отводилась вступлению, полезным советам и философии макаронного дела, а остальное место было занято «мастер-классами»: подробными авторскими инструкциями по сборке той или иной модели. Речь шла именно о моделях, потому что поначалу Пахомову было интересно именно моделирование, а не скульптура: ему хотелось, чтобы всё вертелось, двигалось и в точности повторяло оригинал — без всяких художественных изысков. Поэтому в его коллекции были в основном транспортные средства, а единственным зданием долгое время оставалась мельница — и то только потому, что у неё есть крутящиеся лопасти. Автора интересовала в первую очередь динамика, статичные объекты его не привлекали.

Один из разворотов книги «Модели из макарон» Фото: labirint.ru/books/414580

Во всяком случае, до тех пор, пока однажды к нему в гости не приехали сёстры. Сергей решил им что-нибудь подарить и придумал сделать на них «паста-шаржи»: особого портретного сходства добиться, понятно, не удалось, но новое направление его всерьёз увлекло. Он начал делать из пасты людей, животных, копии популярных скульптур и модели зданий, причём наличие в этих зданиях чего-нибудь движущегося или крутящегося уже не было обязательным условием. Одной из первых он сделал копию Пизанской башни — для знакомых итальянцев.

С другими странами Сергея вообще связывает очень многое (да и себя он идентифицирует в первую очередь как предприниматель, фотограф и путешественник, а уже потом как скульптор). Поэтому довольно скоро после того, как Сергей осознал себя фактически состоявшимся человеком искусства, его потянуло на покорение новых горизонтов: Пахомов стал подбирать подходящую для себя арт-резиденцию:

«К сожалению, — замечает он, — оказалось, что многие европейские резиденции сводятся к тому, что вас водят по экскурсиям и показывают музеи, а вопрос того, что вы будете есть и где вы будете жить, принимающую сторону не очень волнует. При этом они могут просить, например, полторы тысячи евро, а за такие деньги этого маловато».

Вирион Covid-19 из макарон Фото: chitaitekst.ru/novosti/pasta-skulptor-iz-krasnokamska-sozdal-molekulu-koronavirusa-iz-makaron

В итоге подходящую резиденцию он нашёл в Детройте. Причём не где-нибудь, а в знаменитом «детройтском Диснейленде». Это образец аутсайдерской архитектуры, который в восьмидесятые годы создал иммигрант из Украины Дмитрий Шиляк. Он попал в США в пятидесятые, несколько десятилетий отработал на местном заводе, а по выходу на пенсию начал создавать на крыше гаража титаническую конструкцию из разных запчастей, пропеллеров, вентиляторов, скульптур, игрушек и прочего. Шиляк умер в 2015 году, но, к счастью, на тот момент его «Диснейленд» уже был достопримечательностью мирового масштаба, поэтому ему не дали пропасть: группа Hatch Art краудфандингом собрала деньги на его реконструкцию, а на базе объекта устроила арт-резиденцию, в которую и попал Пахомов.

Несмотря на то, что у него под боком был настолько яркий объект, Сергей поначалу впал в замешательство, не зная, что делать из макарон: приглашающая сторона никаких пожеланий не выказывала. Сергей заранее сделал паста-копию мичиганского The Honolulu House Museum, а проект, который предстояло делать «на месте», долго не складывался. В итоге выбор Пахомова пал на реплику памятника The Spirit of Detroit — последнюю он отправил в музей, посвящённый создателю памятника, скульптору Маршаллу Фредериксу, и там её приняли с огромной благодарностью.

Признание со стороны столь уважаемых деятелей культуры воодушевило Сергея едва ли не больше, чем арт-резиденция как таковая, и по возвращении в Россию он принялся за дело с ещё большим энтузиазмом (тем более, что, как он заметил, у нас выбор разных видов пасты значительно превышает американский).

К тому моменту он уже был состоявшимся автором (удивительно, но паста-скульптура оправдала себя даже с экономической точки зрения: Пахомову удалось окупить участие в одной из выставок Арт-Пермь), а теперь начал активно становиться ньюсмейкером, благо, практически любой информационный повод можно было легко поставить на макаронные рельсы.

Сергей Пахомов демонстрирует часть коллекции Джону Уоррену из «Поедем, поедим» Фото: ok.ru/poedempoedim/topic/70599573859244

Например, Пахомов попал в новости после истории с командиром Росгвардии Золотовым, вызвавшим Навального на дуэль — этот вызов выглядел настолько комично, что стал поводом для насмешек и издевательских флешмобов в интернете. Пахомов удачно поймал момент, изготовил из пасты фигурку Золотова и вызвал того на дуэль, пообещав его «отварить».

Виктор Золотов в интерпретации Сергея Пахомова Фото: 59.ru/text/politics/65384031

Следующий медиаповод оказался ещё более пикантным: пользователи «Фейсбука» стали активно обсуждать цензурные алгоритмы, которые не давали им размещать не только эротику и обнажёнку, но и классические произведения искусства. Пахомов присоединился к волне критики «Фейсбука» в собственной манере: он изготовил «пастасутру» — серию фигурок, изображающих как классические, так и довольно экзотические сексуальные позы. На «Фейсбуке» Пахомова почему-то так и не забанили, но зато после этой истории ему предложили сделать выставку в «Музее эротики» в Екатеринбурге.

Скульптуры из серии «Пастасутра» Фото: exler.ru/blog/pastasutra.htm

С тех пор Сергей изготовил ещё много чего: например, макаронных The Beatles, копию памятника доктору Гралю или модель вириона Covid-19. В его планах были и другие проекты — намного более масштабные и странные, в том числе и проекты международного уровня, но их пришлось отложить из-за пандемии. Зато появилась возможность сосредоточиться на проекте, связанном с локальной городской повесткой — именно он в скором времени будет открыт в Центре городской культуры. Что называется, следите за анонсами — ничего подобного из пасты никто ещё не делал.

О проектеРеклама
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС77-64494 от 31.12.2015 года.
Выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций.
Учредитель ЗАО "Проектное финансирование"
E-mail: web@zvzda.ru
18+

Программирование - Веб Медведь
Стань Звездой
Каждый ваш вклад станет инвестицией в качественный контент: в новые репортажи, истории, расследования, подкасты и документальные фильмы, создание которых было бы невозможно без вашей поддержки.