X

Новости

Сегодня
Вчера
2 дня назад
Фото: Анастасия Сечина

Содержать нельзя убивать. Власти почти решили, где поставить запятую

Принятие «Закона об отстреле собак» (так прозвали его журналисты), очевидно, откладывается. Документ, внесённый губернатором и принятый Законодательным Собранием в первом чтении, получил около восьми десятков поправок. «Больше бывает только в закон о бюджете», — прокомментировала депутат Елена Зырянова. По её мнению, это говорит о том, насколько сырым и неподготовленным документ был изначально. Хотя разрабатывать его начали ещё в апреле.

Резко негативно на законопроект среагировали зоозащитники, прокуратура и Общественная палата РФ. Противники закона из депутатского корпуса называли его «концептуально неверным» и сомневались, что доработка возможна в принципе. Сейчас уже почти очевидно, что текст претерпит серьёзные изменения и ожидать его прохождения во втором чтении в январе не стоит. Более того, для того чтобы документ начал работать, потребуется также принятие нескольких подзаконных актов. «Хорошо, если к лету всё успеем», — комментируют депутаты.

Получается, что ситуация неопределённости, из-за которой весь последний год были серьёзные проблемы с отловом собак, продлится ещё примерно полгода, и это — по весьма оптимистичным прогнозам. Заложниками затянувшегося решения проблемы остаются и горожане, и животные.

Нет полномочий — нет денег

— Это Кляка, его прямо передо мной сбила машина. А вот это Директор. Он деловой! Эта банда из приюта на Пензенской. Там у меня ещё слепой есть товарищ... — Андрей Солохин показывает своих собак. И их примерно сто. Они живут в просторных вольерах на его частной территории в Закамске на улице Гальперина.

Фото: Анастасия Сечина

Вольеры чистые, все собаки ухоженные, откормленные. Чтобы содержать неспокойное хозяйство, у Солохина специально наняты два сотрудника. Только зачем ему это хозяйство, Андрей и сам толком объяснить не может.

Фото: Анастасия Сечина

— Ну, не знаю... Не знаю я... Ну, не можешь пройти мимо, и всё. Знаешь же, что они слабые и беззащитные, — пытается подобрать слова бизнесмен.

Жалуется: жена ругается, не понимает его «дури», даром что сама собачница. Всё начиналось с одной подобранной псины. Потом вторая, третья, а теперь уж и счёт потерял — что собакам, что деньгам. «Зачем, — говорит, — мне их считать? Перед кем отчитываться? Только перед собой».

В своё время точно так же Солохин «не смог пройти мимо» муниципального приюта на улице Пензенской (находится в десяти минутах езды от ул. Гальперина). Вспоминает: приехал туда, зашёл — и глаза на лоб полезли. Стал помогать, а потом принял площадку в управление как аутсорсер. До 2015 года учреждение поддерживалось финансово из бюджета, хоть и с перебоями, а потом Солохину сказали — или мы всех собак перевозим в приют на ул. Соликамскую, или содержи здесь площадку сам. Что значит «перевезти» четыре сотни животных в другой, переполненный до отказа приют, бизнесмен понимал прекрасно и животных отдавать отказался. Весь прошедший год он финансировал их существование из своего кармана.

А под конец года пришёл в городскую администрацию с просьбой — изыскать всё-таки возможность поддержки приюта на Пензенской. В администрации обещали подумать, но гарантий положительного решения не дали: сложно, мол, найти легитимный вариант в ситуации, когда город не обладает никакими полномочиями по отлову и содержанию безнадзорных животных. Сейчас власти ждут принятия того самого закона о передаче полномочий, но и после — не факт, что удастся найти средства.

— Сейчас в законе нет ничего, даже сбора трупов с территории города, хотя их штук по 50 в год бывает. И прописанное там содержание — это только кормление на 10 дней, без воды и ветпрепаратов. Никакой закон! Система говорит — идите и убивайте, — прокомментировал на встрече с Солохиным заместитель начальника городского управления экологии Лев Третьяков.

По его словам, если полномочия на муниципалитет спустят такие, что приют на Соликамской справиться не сможет, их часть передадут Пензенской. Однако заместитель главы администрации Перми Андрей Ярославцев не исключает и иного варианта — полной ликвидации муниципальной службы по содержанию домашних животных вместе с городскими приютами.

Приют на ул. Пензенской Фото: Анастасия Сечина

Пока у администрации в этом вопросе царит абсолютная неопределённость. Не ясно, когда город получит полномочия, в каком объёме и с какими деньгами.

Закон вне закона

Между тем ещё в марте следственное управление краевого следкомитета заявило, что участились случаи возбуждения уголовных дел по фактам смерти несовершеннолетних от укусов собак.

— Расследование показало, что такие случаи стали возможны вследствие нерешённости вопросов организации отлова и содержания безнадзорных животных, — пояснила на рабочей группе краевого парламента 22 декабря старший помощник прокурора края Вероника Файн.

По данным краевого центра гигиены и эпидемиологии, число укусов растёт в целом: в 2013 году оно составило 2 716 случаев, в 2014 году цифра возросла до 3 038.

Прокурор региона направил губернатору представление о ненадлежащем исполнении полномочий. Из ответов следовало, что мероприятия по отлову и содержанию собак в крае предусмотрены, а вот денег на них в бюджете не заложено. Лишь после «наезда» прокуратуры краевая ветинспекция провела аукцион на оказание услуг по безвозвратному отлову, но он был признан несоответствующим законодательству, его итоги отменены.

В сентябре прокурор региона обратился в суд с требованием признать бездействие власти края незаконным, и 1 декабря суд требование удовлетворил. Если в течение месяца со дня вступления решения в силу закон о передаче полномочий по отлову и содержанию собак в муниципалитетах принят не будет, ветинспекции придётся искать тех, кто решит проблему через конкурс. Результаты предсказуемы — учитывая несоразмерность задачи и имеющиеся на её исполнение средства.

После того как законопроект о передаче муниципалитетам полномочий был принят на ноябрьском заседании Законодательного Собрания Пермского края в первом чтении, СМИ этот документ назвали просто — «Законом об отстреле собак», а зоозащитники встали на дыбы. Против закона выступила и часть депутатов. Затем среагировали прокуратура, Контрольно-счётная палата (КСП) и Общественная палата РФ.

Главный вопрос — в заложенных законопроектом полномочиях. Их четыре: отлов, содержание, эвтаназия и утилизация. Причём содержать предписывалось только тех собак, что покусали людей или животных, и только в течение 10 дней.

КСП, хоть и рекомендовала принять закон в первом чтении, всё же вспомнила 231 статью Гражданского кодекса, по которой собака, за рядом исключений, должна после отлова содержаться в течение шести месяцев. Учитывая это, КСП указывала на явно недостаточный объём средств, выделяемых муниципалитетам для реализации полномочий.

Общественная палата РФ также указывала на противоречие закона Гражданскому кодексу, а ещё обращала внимание на то, что денег на создание необходимой для исполнения полномочий инфраструктуры (приюты, пункты временного содержания, спецтранспорт и так далее) не предусматривается вообще.

Кроме того, глава палаты Александр Бречалов выражал сомнение в экономической целесообразности закона: «распыление» инфраструктуры неизбежно приведёт к росту совокупных затрат консолидированного бюджета Пермского края. Более рациональным представляется не передача всех проблем и ответственности на местный уровень, а комплексный подход, где органы МСУ совместно с органами государственной власти субъекта работают по целевой программе, добиваясь поставленного положительного результата».

Позицию прокуратуры на заседании рабочей группы озвучила Вероника Файн. Она пригрозила мерами прокурорского реагирования в случае несоблюдения требований Гражданского кодекса и поставила депутатов перед выбором.

— Если привести закон в соответствие с требованиями ГК, цена вопроса возрастает, — объяснила Файн. — При увеличении объёма полномочий денег будет не хватать. Если же мы ограничены суммой в 5 млн, то и объём полномочий должен быть соразмерен этой сумме.

Пока суд да дело

Именно эти развилки и проходила редакционная группа, которая работала над законопроектом 24 декабря. Главной задачей было утвердить перечень прописанных в законе полномочий. Позиции на этот счёт в поправках к документу излагались разные, даже среди зоозащитников не было единого мнения. Например, председатель общественного совета при Госветинспекции края Георгий Ситников поддержал наделение органов МСУ минимальным объёмом полномочий — только по отлову и транспортировке.

Фото: Анастасия Сечина

Однако редакционная группа решила иначе. Её представитель Елена Зырянова в разговоре с журналистом «Звезды» рассказала, что теперь в перечень включены (помимо отлова, транспортировки, эвтаназии и утилизации) также учёт и регистрация животных, лечение и вакцинация, стерилизация и кастрация. А сроки содержания по умолчанию приведены в соответствие с Гражданским кодексом и распространяются не только на тех собак, которые кого-то покусали.

Вот только не ясно, все ли полномочия будут переданы муниципалитетам или часть останется за краем. «Это развилка, по которой не договорились. Но, например, губернатор считает, что надо передавать весь комплекс полномочий — цикл должен быть замкнут», — пояснила Зырянова.

При этом, по словам парламентария, осталась масса нерешённых вопросов:

— Например, нет механизма контроля за исполнением полномочий, и зоозащитники опасаются, что в муниципалитетах собак будут просто умерщвлять. Не указано, в течение какого срока с момента отлова собака стерилизуется и вакцинируется, — перечисляет Зырянова. — Таких неясностей много, их нужно прописывать в подзаконных актах.

По её прогнозам, работа затянется до лета.

Пока же пребывание в законодательной лакуне заставляет участников процесса действовать на своё усмотрение. И если бизнесмен Андрей Солохин решает на свои кровные сохранять собакам жизни, то активизировавшиеся догхантеры действуют в прямо противоположном направлении. И это же направление выбирают поставленные, по сути, вне правового поля муниципалитеты.

— Мы бы могли просто встать и сказать: закон нельзя принимать, потому что он нарушает это, это, это, — и всё, спихнуть проблему. Но нам надо его! Потому что проблема-то наша! — объяснял на рабочей группе глава Лысьвенской гордумы Виктор Комаренко. — У нас что ни приём — там покусали, там дети не могут гулять... И муниципалитеты сегодня вынуждены подпольно этим заниматься, а тут уж — кто как. Кто отстреливает, кто травит...