X

Citizen

Сегодня
Вчера
2 дня назад
17 ноября 2017
16 ноября 2017
15 ноября 2017
14 ноября 2017

«На улице нашей не громыхали телеги». Пермь Георгия Буркова

Фото: Игорь Гневашев/GlobalLookPress

31 мая 2018 года в Перми появится памятник Георгию Буркову. В этот день заслуженному артисту РСФСР, известному по комедиям Эльдара Рязанова и десяткам других фильмов и спектаклей, исполнилось бы 85 лет. АО «КОРТРОС-Пермь» установит памятник в будущем общественном парке ЖК «Гулливер». Почему это произойдёт именно в Перми — понятно. История о том, что замечательный артист родился и вырос в нашем городе, более-менее известна. Но при этом социсследование, проведённое перед разработкой проекта памятника, показало, что пермская молодёжь почти не знает и не помнит Буркова. И уж тем более мало кто знает и помнит, какие места в Перми хранят память о Георгии Ивановиче. Мы решили отправиться на экскурсию по городу и выяснить это.

Георгий Бурков родился в Перми 31 мая 1933 года. Сначала семья Бурковых жила на перекрёстке улиц Пушкина и Карла Маркса, так что в детстве Георгию не приходилось тратить много времени на дорогу в школу — он ходил в расположенную на том же перекрёстке школу № 11 (сегодня это часть Дягилевской гимназии — того корпуса, что запечатлён на снимке, во времена Буркова, конечно, и в помине не было).

Фото: Иван Козлов

Воспоминания об этой школе, которые он спустя годы счёл важным обозначить в автобиографии, связаны совсем не с учёбой. Здесь и далее мы приведём цитаты из книги Буркова «Хроника сердца», вышедшей в девяностые годы — через несколько лет после его смерти. В первой части книги он делится своими воспоминаниями о первых тридцати годах своей жизни, проведённых в Перми:

Коридоры заставлены койками. В вестибюле стоят только что принесённые носилки с ранеными. С раненых не сняты шинели. Это толкает на неприятные мысли, что война совсем недалеко. Думается о нелепости и безумии войны. Зачем нужна она? Кому она нужна? Раненых возят на трамвае, двери в трамвае сделаны сзади. Рельсы проходят мимо наших окон, поэтому я часами наблюдаю, как торжественно тихо и с осторожной деловитостью обслуживающий персонал госпиталя выносит полуживых людей.

Фото: Иван Козлов

Вход в Дягилевку сегодня украшают две мемориальные доски, и одна из них посвящена герою Советского Союза Дышинскому, а другая — академику Кайдалову. Так что память о Георгии Буркове гимназия толком не сохранила, зато он сохранил память об этих местах. Перекрёсток, на котором жила его семья, Бурков вспоминает в связи с дорожными работами, и кажется, что с тех пор толком ничего не изменилось:

Хорошо помню, как в Перми на улице Пушкина, напротив нашего дома, долго возились рабочие, по камню укладывая нашу улицу. Делали они все неторопливо, спокойно. Постукивания тяжёлого молотка по булыжникам. Вспоминать о дорожных рабочих всегда приятно, видимо, ещё и потому, что работа их связана со знойным летом. А лето всегда было в Перми жарким и устойчивым. Дожди шли редко, но и о них вспоминать приятно тоже!

Фото: Иван Козлов

Со стабильно жарким летом, допустим, с тех пор как-то не заладилось, а вот перекрытые для ремонта улицы сегодня — больная тема для многих горожан. Бурков и этот период описывает с нескрываемой теплотой — всё же, темп жизни тогда был несколько иным:

На улице нашей не громыхали телеги, переставали ездить автомашины. Похоронные процессии, путь которых неизменно из города на кладбище лежал через улицу Пушкина, шли в обход, и поэтому не было слышно ежедневных похоронных маршей, т. к. в те времена каждого человека хоронили торжественно и обязательно с духовым оркестром. Одним словом, на улице Пушкина становилось тихо. Равномерные постукивания дорожников только подчеркивали тишину, а не нарушали её.

Раз уж мы заговорили о перекрытии центральных улиц, отправимся на Северную Дамбу, на которой сейчас в конце рабочего дня стоит такая же тишина, как и на улице Пушкина в описанный Бурковым период. С этим безмятежным перекрёстком Георгий Иванович вскоре простится — его семья переедет в дом по адресу Уральская, 111, и Бурков сменит школу. Сегодня на этом доме установлена мемориальная доска, посвящённая «гражданам, достойным славных традиций Мотовилихи» — самому Буркову и его отцу, Ивану Григорьевичу, всю жизнь проработавшему на Мотовилихинских заводах.

Фото: Иван Козлов
Фото: Иван Козлов

Естественно, что, живя практически на перекрёстке Крупской и Уральской, Георгий Иванович часто ходил пешком по Северной дамбе, построенной в пятидесятые годы. Кажется, что это мелкое бытовое обстоятельство, вряд ли достойное упоминания, однако из автобиографии актёра мы узнаём, что именно с Северной дамбой связаны важнейшие его переживания и мысли о природе искусства, и читать их действительно тяжело:

У меня на глазах машина переехала собаку. Удивительно просто: бежала собака, какая-то породистая собака, я не знаю, как называется эта порода, но такие собаки мне нравятся, у них большие уши, веселый нос и добродушный характер, она выбежала на середину дамбы, и её подшиб, подмял грузовик с прицепом. Очень просто. Я пишу, у меня дрожит душа, и меня раздражают обыкновенные слова, которыми мне приходится передавать эту дрожь на бумаге. Я никогда не забуду крика этой собаки! Никогда!

Фото: Иван Козлов

Я ещё раз прошел мимо того места, где машина сбила собаку. Она сидела на дамбе живая. Около неё лежал кусок хлеба. Кто-то пожалел и бросил. Глаза! Глаза! Я хочу, чтобы ты всегда сидела, собака, на моем пути, чтобы каждый день душили меня слёзы при виде твоих глаз, чтобы однажды я не выдержал и закричал на весь город, на весь мир от боли.

Я понял теперь много. Я понял, что такое искусство, и для чего оно должно существовать. Я понял крик Дон Кихота. Я понял муки Гамлета: и не до конца, конечно, понял главную суть искусства. Это — крик радости или крик боли.

Что касается школы № 49, в которую Бурков перевёлся из будущей Дягилевки, то никаких особых воспоминаний о ней — по крайней мере, публично озвученных — у него не осталось. Зато известно, что одним из его любимых мест в городе был район неподалёку от школы, а точнее — самый край Рабочего посёлка, с которого открывался вид на Верхнюю Курью, да и сама верхняя Курья. Благо, в кварталах за цирком и сейчас есть множество точек, с которых по-прежнему можно полюбоваться прекрасным пейзажем.

Фото: Иван Козлов

До отъезда в Москву Георгий Бурков жил в Мотовилихе, а работал в центре — в Пермском драматическом театре. Именно здесь состоялись его первые актёрские триумфы и именно здесь его посетили первые тревожные мысли о своей профессии, своём городе и своей стране. Вообще говоря, всех, кто задумает ознакомиться с автобиографией актёра, ждёт, как было принято говорить несколько лет назад, «разрыв шаблона»: амплуа забавного спивающегося интеллигента, в котором мы привыкли видеть Буркова по телевизору, никак не вяжется с настоящим Георгием Ивановичем — пессимистично смотрящим на жизнь философом, ревнителем гражданских свобод и ненавистником любой диктатуры. Ещё в 1965 году он, одержимый смелыми идеями модернизации театра, с ужасом писал по поводу того, что наблюдал вокруг:

Нехорошие предчувствия. Запрещают пьесы у Эфроса, у Любимова. Наступает время жёсткой политики в искусстве. Постепенно сжимается вокруг нас кольцо запретов, ограничений и цензуры. Что же приближается? 37-й год? Или другое?

Фото: Иван Козлов
Фото: Иван Козлов

Вся автобиография Георгия Буркова пропитана размышлениями о будущем страны и своих сограждан. Размышления эти, как видно из вышеприведённого отрывка, актуальны и сейчас, но многие ли читали и помнят их? Даже тот Бурков, который явлен нам в привычном амплуа из кинокомедий, известен всё меньше: молодёжь города плохо знает его, а люди старшего поколения чаще всего не в курсе по поводу его пермских корней. Этим и руководствовались представители АО «КОРТРОС-Пермь», выбирая личность, которая будет увековечена в общественном парке на территории «Гулливера». Пока что на запланированном месте установки — только камень с табличкой, но в день 85-летия актёра на его месте будет установлен полноценный памятник. Когда «Гулливер» будет сдан, парк на его территории официально передадут городу. А это значит, что в Перми появится ещё одно место для встреч, прогулок, отдыха, и в этом месте будет жить память о Георгии Ивановиче Буркове.