X

Новости

Сегодня
Вчера
2 дня назад
Фото: Иван Козлов
165статей

Город как территория для жизни, самореализации и взаимодействия жителей. Пространство и смыслы.

«Я боялась мультиков про крота»: пермяки делятся воспоминаниями в рамках проекта «Соседи по Перми»

В феврале Центр городской культуры презентовал на Пермской Ярмарке исследовательский проект «Соседи по Перми». Этот проект предполагает работу с личными историями, поэтому мы начали с того, что попросили посетителей «Арт-Перми» поделиться воспоминаниями и ассоциациями, которые возникали у них при знакомстве с городскими фотографиями Ивана Козлова. В итоге таких воспоминаний набралось больше шести сотен — мы были искренне тронуты таким вниманием и интересом. А 19 марта в ЦГК открылась выставка «Долгий-долгий день», в которой, помимо прочего, артисты театра «Новая драма» озвучили эти воспоминания — получился настоящий аудиоспектакль, ностальгический и проникновенный.

Выставка продлится ещё почти месяц. Но мы понимаем, что не у всех хватит времени на полтора часа воспоминаний, звучащих из динамиков, поэтому большую часть из них мы решили воспроизвести здесь, в текстовом формате. Мы очень благодарны всем, кто поделился с нами своими анонимными воспоминаниями и ассоциациями. Надеемся, что вы не станете огорчаться, не увидев своей реплики в этом материале: мы отобрали для публикации меньшую часть их них, в полном объёме они просто не уместились бы. Но ничей вклад не был напрасным: мы бережно сохранили абсолютно все ваши отклики и обязательно используем их в нашей дальнейшей работе, в новых публикациях и выставочных проектах.

Дом спорта на улице Веденеева (снесён)

Фото: Иван Козлов

Автор рельефа и фронта — Курбашов Михаил Юрьевич, член Союза художников России.

Дом спорта на Веденеева. Здесь росли чемпионы по тяжёлой атлетике в лихие 90-е годы. Сынуля, будучи первоклассником, узнав об этом, тоже побежал туда заниматься! Да здравствует спорт!

В −30° ходили мимо ночью — смотреть на звёздное небо.

Пытались сходить покататься на коньках в детстве, но попытка не удалась. Главное воспоминание — идёшь маленький мимо, а тебе всегда вылетают теннисные мячики. Там был теннисный корт.

В этом здании были спортивные секции, открытая площадка для большего тенниса, профсоюзный комитет НПО «Искра», в 1970-е годы на уличной площадке проходили танцы.

Зелёное праздничное детство. Зелёное — потому что здание такого цвета. Праздничное — потому что, когда я жила в Перми, в этом здании была ёлка, и мне очень понравилось там.

«Дом спорта» на улице Веденеева. Там был кинозал, в который нас водили, когда я была в детском саду. Я очень боялась мультиков про крота.

Стадион «Динамо»

Фото: Иван Козлов

Уроки физры проходили там. Однажды какой-то легкоатлет толкнул меня, так как я ему мешала бежать. У меня шрам на руке и нелюбовь к бегу.

Сгоревшая вышка. 2006 год, тренировка по лёгкой атлетике. Лето, жара. На стадионе много спортсменов и будущих пожарных. Во время тренировки спасателей загорается вышка, на которую они забираются. Вышку потушили спустя 5 часов. Сейчас там новенькая, чистая вышка.

Это место хорошее, потому что я там играл в футбол.

Микрорайон Ераничи

Фото: Иван Козлов

Рядом с моей шарагой на Декабристов. Шабили ляпки на этой скамейке. Романтическая пора моей юности.

В этом районе, напротив этого дома, живёт моя бабуля. Этот район вселяет меня страх и детское восхищение.

Очень типичный дворик. Наверное, наш. Это Водники? А может, и нет.

Егошихинское кладбище

Фото: Иван Козлов

Храм Успения Богородицы. Перестала туда ходить после того, как батюшка наругал меня за ободок ребёнка. Он ему не понравился, а я старалась, наряжала к причастию.

Успенская церковь. В 1976-1978 годах её начали расчищать Илья Колыбалов, Алексей Кутергин и другие художники.

Очищать от мусора успенскую церковь начал Рудольф Веденеев, а не Леша Кутергин. В те дни я ходил в Церковь, а Веденеев на митинги. Он позвонил мне, пригласил на митинг, а я его пригласил на первый субботник. Он пришёл и открывал дверь в церковь очень ржавую.

Раньше, в пятидесятые, вместо этой церкви, точнее, до этой церкви, было хранилище с кинолентами, и мы школьниками бегали, залазили в окно и брали эти плёнки, когда уже, естественно, разорился этот склад. Мы брали эту плёнку в школу и на уроке поджигали и кидали под парту, она дымилась и воняла, нас освобождали от уроков и ждали, когда всё проветрится.

Пленер на Пермском кладбище. Я сидела и почти в полном одиночестве рисовала этюд церкви.

Красные казармы

Фото: Иван Козлов

Порядок времён. На переднем плане остатки от воинской части «Красные казармы», на заднем плане видна часть «Крокуса» — это жилой комплекс, построенный на воинской части.

Когда проходишь по району Красных казарм, кажется, что очутился в старом советском фильме. Только лучше. Там по-настоящему сушат белье на верёвках. И стоят во дворе велосипеды. Клумбы разбивают под окнами. И ни один подъезд не закрывается. По крайней мере, так было.

Постоянно курю у этого дома.

Пляж на КамГЭС

Фото: Иван Козлов

Вечера с чаем. Мы с сестрой часто приезжаем весной и осенью на пляж КамГЭС, привозим с собой заваренный чай в термосе, выпечку, сидим, разговариваем, встречаем закат.

Ведь это пляж на КамГЭС. Однажды большой компанией мы там забыли подругу... Она не обиделась.

На днях делал выставку своих работ на железнодорожном переходе. И вообще люблю это место.

На этом пляже мы с подругами были несколько раз, ни об одном не знали родители. В первый раз мы пришли, не думая, что зайдём в воду. Уходили мы оттуда с мокрыми шортами.

Счастливые воспоминания о прошлом лете с друзьями. Помню, однажды пришли на пляж, и начался сильный ливень с грозой. Люди прятались под навесами, кто-то спешил домой, а мы на свой страх и риск пошли купаться. Тогда ещё, кажется, кто-то чуть не утонул.

Каслинский переулок

Фото: Иван Козлов

Я случайно нашел крокодила, пытаясь сфоткать разрушенный дом. Это было зимой. Я был в шоке.

В 10 лет к нам привезли фигуры животных из бетона или гипса, и всё свободное время мы проводили там. Мое детство было по-настоящему счастливым.

Такие уличные скульптуры, отделанные грубой мозаикой, стояли на детских площадках и в детских садиках. Их много было на Южных курортах, некоторые «добрались» до Урала.

Я жила в Верхней курье, и мы бегали по крокодилу, который был установлен на детской площадке в санатории «Верхняя Курья». Сейчас там жилые дома, а я переехала на Парковый. И, гуляя с детьми, увидела крокодила моего детства. Заброшенного и печального, ушедшего от меня в связи с взрослением, но вернувшегося, чтоб напомнить.

Фото: предоставлено автором воспоминания

Зелёное тянется к зелёному; в страшном сне такое видела.

На фотографии нарисован крокодил — кажется, он ползёт, чтобы съесть дом.

Зелёный крокодил атакует зелёный дом, так как думает, что он из крокодиловой кожи его собратьев.

Докучаева, 38

Фото: Иван Козлов

Мой уютный дом. Виноград уже вырос до восьмого этажа

Дом моего детства! Поэтому этот снимок очень отзывается в моём сердце, а сейчас там живёт подруга и это вдвойне приятней!

Первая любовь. Романтика.

Дом с плющом. В этом доме живёт моя знакомая, с которой мы сотрудничали в один период времени. Она — владелица пенопластовой мини-фабрики. Очень творческий человек, очень эмоциональный. Дом очень светлый. Рядом красивейший лес, гулять в котором просто мечта. Исключительно светлые впечатления!

Волосатый дом.

Дом в котором я жила, родила дочку. Очень приятные воспоминания об этом месте.

Это дом на Докучаева. До того, как мне исполнилось 3 года, мы жили в нём. Летом мы играли в прятки.

Комсомольский проспект, 84

Фото: Иван Козлов

Полдетства тайком ходила через эти дворы. А сейчас они перекрыты.

Если зайти в арку, то справа был общественный туалет и слева. Мало кто это знает, а сейчас там офисы.

В доме, к которому примыкает эта арка, находится музыкальная школа, она была всегда — школа, да и арка. Мне до сих пор интересно: что за окнами, которые над аркой.

Я там пил. Мы были молоды, нам хотелось веселиться, а этот двор идеально подходил для того, чтобы чувствовать себя живым, но это было в другом городе и фото всего лишь похоже на улицу Орджоникидзе в городе Кемерово. Но имеет ли это значение?

Открытие! Не знала, что над этой аркой кто-то живет! Это очень похоже на двор по Комсомольскому проспекту, 84. Тихий маленький двор. Здесь жили мои дедушка с бабушкой когда-то, а сейчас я навещаю тут дядю и тетю. Ничего не изменилось с тех пор. Этот двор будто застыл во времени, здесь всегда 60-е.

Справа от арки, в здании на 1-ом этаже — музыкальная школа. Я выходила после занятий со счастливым чувством окончания мучений. Было легко. Я смотрела на арки этого красивого дома и мечтала о своей, только своей комнате, в которой на каждой стене по три окна. Много света, много неба. Я шла медленно — домой, в крошечную хрущёвку, не хотелось. Хотелось быть здесь, где красивые дома, много деревьев, тихий вечер и люди гуляют.

Однажды я спряталась под козырёк дома на тихом Компросе (шёл дождь), а на авто мимо (возможно, к себе домой) проезжал тогдашний мэр города Игорь Шубин, он посмотрел на меня, и я из вежливости (и от неожиданности) приветливо кивнула головой, а он кивнул в ответ.

В конце 80-х и в начале 90-х стояли огромные очереди за книгами в магазин «Кругозор». С детьми отстояли многочасовую очередь и купили книгу Гюго «Человек, который смеётся». Дети помнят до сих пор эти арки и долгий-долгий день!

Камская долина

Фото: Иван Козлов

Это место в Камской долине: если ехать с Закамска, то за всеми автосалонами справа находится. Там пустынно, тихо и глухо. Не достроено, но люди там тоже живут.

Заброшенное место в районе Камской Долины. Ездила туда на велосипеде осенью 2018 года. Страшное место. Во дровах ходят мужчины. Дальше застряла в песках, забуксовала. Искала место для диплома, хотела проектировать отель для индусов, но не получилось.

За этим домом начал играть в пейнтбол, а рядом находился ангар, где устраивали дискотеки для наркоманов, а мы их по утрам гоняли.

Когда-то запланированный целый жилой комплекс на болотах Камской долины провалился, как и первый же дом: теперь стоят два памятника русскому наиву.

Парк культуры и отдыха на Маршала Рыбалко

Фото: Иван Козлов

Танцплощадка в Закамске, остановка «Парк культуры и отдыха». В 1980-1984 годы это было клёво! Называлась она «Клетка», там были знакомства и незабываемые встречи.

Назывался раньше «Титаник» — зависали там раньше и на роликах катались, до этого там была дискотека.

Танцплощадка в Закамске — место притяжения молодёжи 70-80 годов рождения. Сейчас разрушена. Осталось только основание. Вспомнилась юность. Ламбада.

Здесь собиралась молодёжь Кировского района, встречались, влюблялись, женились. Мои родители здесь познакомились в 1985 году. Тогда вместо ночных клубов и интернета развлекались именно так.

Раньше в этом павильоне были дискотеки, и здесь я впервые увидела женский стриптиз. Парни пихали деньги ей в трусы. Мне было 16 лет. Света там практически не было.

Я там целовалась со своей первой любовью, а потом с собакой гуляла. В то время это уже было бомжатником, и заходить было страшновато.

Этот клуб стоял в Закамске так долго, сколько себя помню. А недавно его «заколотили» окончательно. Когда мне одиноко, я иду до этого клуба и воображаю, что там танцуют люди. Стою в снегу рядом. Софиты.

Бульвар на Куйбышева

Фото: Иван Козлов

Здесь, в этом районе, я живу и всю жизнь хожу рядом с этим местом. Разрушается памятник — вот бы восстановили.

Осколки империи; в детстве каждые выходные мы с мамой ехали на трамвае мимо этих скульптур. Помню, что тогда мне очень нравилось то, какой посыл в них заложен. Сильные, красивые люди идут навстречу светлому будущему. Теперь я думаю, что вместо преодоления препятствий и мечты о будущем, лучше жить настоящим и прокладывать асфальт там, где ты хочешь идти.

Вообще, в наши советские времена таких «Девушек с веслом» была масса, подобные скульптуры стояли у нас в пионерском лагере в Губахе. Сейчас лагерей уже нет. А вот «Женщина с голубем на плече» есть в городе и сейчас.

Автор Абалаков Евгений, скульптура «Геолог». Скульптура стояла на Куйбышева у ДК Калинина, такие скульптуры были у ДК Свердлова: футболисты и другие.

Стадион «Юность»

Фото: Иван Козлов

Стадион «Юность». Ходим туда кататься на коньках. А в 1997-2002 бегали там на уроках физкультуры в Педуниверситете. Помню эстафету: солнце, асфальт, азарт, деревянные палочки.

На стадионе «Юность» проходили различные концерты в 90-х годах, на которые можно было попасть по билету или через дырку в заборе со стороны Горьковского парка.

Мы, студенты Педуниверситета, постоянно прогуливали физкультуру, а потом отрабатывали её на этом стадионе. С тех пор Земля повернулась уже много-много раз, но я все ещё помню, как было весело бегать по этим ступенькам вверх-вниз, вверх-вниз.

Воспоминание из будущего: мне в субботу сидеть в этой будке и музыку играть для чемпа по дворовому хоккею RedBull.

Летающая тарелка на приколе; последний инопланетянин решил остаться на Земле.

О, родной стадион! Я профессиональный спортсмен, и с этим местом связано очень много воспоминаний! Я на нём тренируюсь до сих пор!

«Юность». Училась кататься на коньках, целоваться и курить там.

Бегала на «Орлёнке» год. Прихожу как-то в начале зимы на тренировку, охранник меня останавливает, говорит: мы каток залили. Меня это не останавливает, иду дальше. Чтоб он меня точно остановил, говорит: стадион залили и выпустили бродячих собак! Я остановилась, развернулась. Помогло.

На этом катке я каталась с Михаилом (другом) на втором свидании. Безумно красивый вид открывался в тот зимний предпраздничный день. Все деревья были укутаны, каждая веточка, шапками снега. Романтичное и душевное место.

На катке «Юность» этой зимой мы с ребёнком и моей мамой катались на коньках. Спустя 20 минут мы потеряли бабушку из вида, искали её очень долго, распереживались, что потеряли её. А оказалось, что она ушла греться в здание.

Дом на Маршала Рыбалко, 117/1

Фото: Иван Козлов

Ощущение, что на фотографии — жилище горстки людей, выживших после апокалипсиса.

Дом украшен мозаикой Рудольфа Пономарева, 80-е годы. Наш коллега и друг.

Помню, как строился этот дом, мы бегали на стройку, приносили пакет с игрушками и строили внутри свои домики. А ещё, конечно, жевали липучку! Вкус детства...

Это мой дом. Здесь я прожила большую часть своей жизни и сейчас вновь буду здесь жить.

Совсем рядом стоит школа, в которой я училась. В этом доме жили люди, которые могли бы быть моими друзьями. В это отделение «Сбербанка» мы ходили с бабушкой, когда могли себе позволить просто говорить друг с другом. Закамск — это всегда моё безвременье.

Этот дом стал моим родным, когда я вышла замуж. Здесь теперь живет моя семья. Когда я училась в школе, то приходила в этот дом к подружке в гости. Тогда я ещё не знала, что именно в этом доме живёт моя любовь и мой будущий супруг.

КамГЭС

Фото: Иван Козлов

Поездка за мхом: ездили за мхом для строительства бани.

На КамГЭС случился мой первый поцелуй.

В начале 70-х с папой ездили туда рыбачить. Сейчас там всё огорожено забором. А в то время и вдоль левого берега, и справа от водозабора стояли рыбаки. От речного вокзала ходил речной трамвайчик на Гайву с промежуточной остановкой в Курье Верхней.

Всё раннее детство ездили с мамой по этой дороге, и я каждый раз считала количество дверей... и оно каждый раз отличалось!

В 90-е, во времена учёбы в железнодорожном техникуме, регулярно проводились учения по эвакуации в случае прорыва дамбы, отводилось 10 минут на то, чтобы покинуть здание и уйти дальше улицы Ленина. Всё пугали, что трещина есть и она становится все больше, вот-вот рванёт, но до сих пор стоит.

Мост «Европа-Азия»; Конечно, это КамГЭС. Есть мнение, что если бы границы были бы по рекам, то считается, что Гайва-Закамск были бы Европой, а сама Пермь — Азией.

Для меня-маленькой башня на камской ГЭС означала: «Москва». Плыли на речном трамвайчике из Перми Первой вверх по Каме к Гайве, как только видела «Москву» — значит, дома.

Когда я была маленькой, по этой дороге мы с папой ездили в Ижевск. Он говорил, что это КамГЭС, а я говорила ему, что это пермские водопады.

Когда я была совсем маленькой, я искренне верила, что диспетчерская башня на Камской ГЭС — это башня Кремля. Мне кажется, все гайвинские дети так считали. И родителям было нас не разубедить.

На КамГЭС мы часто гуляли с друзьями. Там очень красиво и атмосферно. Можно посидеть и посмотреть на Каму. А еще я люблю Даню Фотина. Все равно никто не узнает, кто это написал.

Фото похоже на это ужасное социалистическое полотно из Третьяковки, где женщина едет по сталинской Москве за рулём машины. Даже как будто башня вдали виднеется. Но цвета гораздо выразительнее.

Юрий Пименов, «Новая Москва» (1937)

Однажды, 45 лет назад, мела метель, я ехала от бабушки с Мотовилихи, на Молодёжной автобус остановился. Я шла пешком по ГЭС и чуть не замерзла! Помогли добрые люди!

Мы часто ездим на дачу через Камскую ГЭС. Я люблю большое количество чаек и слепящее солнце. Папа всегда говорил: «Здесь рыбачить нельзя, а они...». Видимо, ему самому очень хочется, и он завидует.

Каждый день по мосту со школы и в школу. Обычная ежедневная поездка, казалось бы, но каждая эта поездка особенная, потому что волны за окном автобуса особенные. Каждый день они абсолютно разные.

Дома на улице Свердлова

Фото: Иван Козлов

Чумазая кошка. Мне нравится эта чумазая кошка

Можно спуститься от ТЦ «Гудвин» вниз и смотреть по сторонам. Старые дома и шикарные двери. Заросшие огороды и разруха.

Я вспомнила, как в 18 лет мы ходили летом мимо этих домов с остановки Ивановская вниз на пруд. Таких домов там целый островок прошлых времен! Когда-то в этих дворах наверняка сидели друг у друга в гостях соседи!

Котик напоминает моего сбежавшего кота.

Остановка Дзержинская

Фото: Иван Козлов

Помню, как с граффитчиками ходили красить на лайн, как-то даже мерзли под вагоном, прятались от рыжих лис и бегали от полиции.

Данный вид просматривается из многоквартирного дома напротив водонапорной башни. Интересно было увидеть, как выглядит эта «таинственная» башня с другого ракурса.

В детстве нашим развлечением было приветствие поездов. Мы разжигали костры, пекли картошку и махали проезжающим поездам, а они в ответ давали гудок!

Заозерье

Фото: Иван Козлов

Открытие минувшего лета. Заозерье! Причал, бухта старых катеров, баркасов, декабристов и другого. Чем-то напоминает Голландию. Замечательное местечко!

Я помню это место ещё с детства, когда Заозерье было не е***и, а «городком» с настоящими моряками. Таким был и дедушка моей подружки в садике — высокий, загорелый, с густыми усами, в полосатой майке... прямо как в детских книжках рисуют, а Заозерье — как южный старый город из тех же книжек. И эти волшебные дебаркадеры!

А на Водниках на берегу у моего деда был участок с жилым домом. В 90-е мой старший брат его странным образом продал. Жаль. Очень. Люблю это место!

Место силы, место работы. Ремонтно-эксплутационная база! Сейчас кладбище кораблей, барж. Сейчас это воспоминания, истории.

Долина реки в Загарье

Фото: Иван Козлов

Река Уинка, сад Соловьёв, начало с Садового. Спускаешься вниз и оказываешься в оболочке. Думаешь, чувствуешь. Делаешь выводы. Попадаешь в пространство «защиты», в пространство городского уюта и тишины.

Когда я посмотрела на фотографию, я вспомнила наш Звёздный и наши очень красивые и густые леса. Эта дорожка для меня ассоциируется с дорогой в небо!

Отправься в лес и пропади в другом мире! Маг встретит тебя на обочине главного тракта. Ты обнаружишь свой боевой потенциал и будешь лучшим рыцарем лесного ордена.

Я читала книгу, которая называется «Лес дружбы». Там рассказывается о дружбе двух друзей, которую разрушила ведьма и превратила их в лес.

Этот лес напомнил мне волшебный лес из Гарри Поттера, запретный лес, в котором жили единороги, кентавры и гигантские пауки-анромантулы. Лес одновременно и завораживал, и пугал студентов и учителей Хогвартса.

Запах влажных листьев; можно почувствовать, как по веткам катятся капли дождя. Каждый лист прилипает к сапогам. Счастье в тишине.

Стадион «Энергия»

Фото: Иван Козлов

Вспоминается год 2003-2005. Летом соревнования «УралСвязьИнформ», тянули канаты! Мы победили! Зимой — первый и последний раз встала на коньки и упала! Поэтому его сломали?

Всё детство прошло в районе Слудской церкви и на стадионе «Энергия». Очень жаль, что трибуны в аварийном состоянии, а стадион в упадке. Надеемся на лучшее!

Церковь рядом с моей работой. Единственная церковь, куда я хожу.

Мы с бабушкой (в те времена, когда нельзя было) пошли — вернее, меня повезли — на причастие, первое в моей жизни.

В этой церкви меня крестили, долгое время я жила рядом, пошла в школу, а каждую зиму я каталась на коньках и смотрела со стадиона на Слудскую церковь.

Во время учёбы катались там на коньках. С Аней. Она теперь шьёт чудесных плюшевых медведей и растит четверых детей.

Всё детство я провела на этом стадионе, который сейчас разрушен. Каталась на коньках, лизала ворота, валялась в сугробах и смотрела на золотые купола Слудской церкви.

Меня там крестили. Было холодно, а батюшка молодой и весёлый.

Все мое детство прошло в районе Слуцкой церкви и стадиона «Энергия». Катались на коньках, учились в школе 32. Очень жаль, что стадион в плачевном состоянии. А в церковь нас не пускали в пионерских галстуках.

В этой церкви Жору отпевали.

Небольшой дом перед церковью был в прошлом мужской начальной школой, там учился мой брат. И жили мы недалеко, на улице Окулова.

Я однажды на том катке грохался или чебурахтался раз десять.

В Слуцкой церкви у нас было венчание с моим супругом Сергеем!

Стадион «Энергия» — одно из самых ярких воспоминаний детства. Каток, спортивные секции, просто огромные горы из снега, где можно было провести весь день. В то время церковь была в гораздо худшем состоянии, да и территории занимала, кажется, меньше, чем сейчас. А теперь всё наоборот. Вместо стадиона — развалины. Зато церковь блестит золотом. Жаль, что мы так и не научились сосуществовать вместе в одном большом городе, думать и делать так, чтобы было «И» вместо «ИЛИ».

В этой церкви отпевали мою бабушку в 1978 году. Папа был коммунистом, и ему туда было даже не пройти. Вот такие были времена.

***

Читайте также:

«Музей без стен»: Иван Козлов рассказывает о проекте ЦГК «Соседи по Перми»

О проектеРеклама
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС77-64494 от 31.12.2015 года.
Выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций.
Учредитель ЗАО "Проектное финансирование"
18+