X

Новости

Вчера
2 дня назад
10 июля 2020
09 июля 2020
08 июля 2020
07 июля 2020
Фото: Константин Долгановский

Антибизнес: клиенты микрофинансовой организации стали лишаться квартир

Так откровенно пермяков не «кидали» со времен девяностых.

Эта история началась три года назад. Выйдя на пенсию, Ольга Калина решила не сидеть сложа руки. В августе 2012 года, она зарегистрировала ИП и открыла овощной киоск. Однако, для развития бизнеса нужны были деньги. Ольга Яковлевна рассудила так: в крупном федеральном банке, ей, пенсионерке, кредит, естественно, не дадут, потому следует изучить рекламные предложения от структур поскромнее. И тут она наткнулась на объявление компании с солидным названием «Центр развития бизнеса». То, что нужно, — подумала начинающая «бизнес-вумен» и направилась по указанному адресу.

— Всё у них было, с одной стороны, очень серьёзно, с другой — очень мило, — вспоминает Ольга Калина, — встретили с улыбкой, предложили чай, кофе.

Приятной наружности девушка по имени Юлия выслушала Ольгу Яковлевну и сказала, что, к сожалению, обычный кредит в 300 тысяч ей, пенсионерке, не дадут, но поискать варианты можно. Например, оформить заём под залог недвижимого имущества, если такое имеется.

— Имеется! — обрадовалась Ольга Яковлевна. — Двухкомнатная квартира в микрорайоне Пролетарский.

Кто ж знал, что, мечтая продавать овощи, человек потеряет единственную жилплощадь...

В квартире на Пролетарке, кроме Ольги Яковлевны, проживали её дочь и восьмилетняя внучка. Но собственник у жилого помещения был один — Ольга Яковлевна, что упрощало все последующие действия. Юлия, сотрудница «Центра развития бизнеса», заботливо обхаживала своего нового клиента, объясняла, что и как нужно сделать, назначив в итоге встречу в Росреестре, где обе стороны должны были заключить и зафиксировать сделку. У входа Юлия достала кипу бумаг и предложила поставить подпись под якобы договором залога. В строке, где была указана сумма, красовались два с половиной миллиона рублей! Ольга Калина вспоминает: когда она спросила Юлию, что значит эта цифра, та похлопала её по плечу и сказала: «Так надо». Ну, надо так надо. Подпись была поставлена. Документы, в том числе и право собственности на квартиру, были переданы сотруднице микрофинансовой организации.

На минуту наша героиня заволновалась: ещё бы, ведь она сама, собственноручно (!), отдала единственный документ, подтверждающий, что она владелица своих квадратных метров. Но когда все бумаги ей вернули, она прижала их к груди и сомнения в правильности действий развеялись. Да и Юлия успокоила: мол, ну вот, все документы у вас на руках, как только расплатитесь по кредиту, мы тут же снимем с вас залог...

— Я тогда спросила Юлию: а где договор займа? — вспоминает Ольга Калина. — Она мне ответила, что сейчас в офис приедем — получите договор. И тут же на улице стала давать мне кредит в 300 тыс. руб. Я удивилась: почему так, без документов, под простую расписку в блокноте о получении денег?..

Кстати, простые расписки в блокноте впоследствии стали и основным документом, подтверждающим ежемесячные платежи по кредиту на протяжении полутора лет! А договор займа нашей героине так и не предоставили. Видимо, «так было надо»...

В самом начале 2014-го Ольга Калина попала в больницу с приступом аппендицита, отчего задержала платежи на несколько месяцев. В конце апреля прошлого года в дверь её квартиры постучали. Два крепких молодых человека с порога заявили, что пришли всех выселять. Перепуганная пенсионерка вызвала полицию. Приехавшие стражи порядка развели руками — у молодых людей были все документы на квартиру.

После этого случая наша горе-предпринимательница обратилась к юристам. Ей посоветовали взять выписку из Росреестра. Ольга Яковлевна так и сделала, обнаружив, что её квартира... уже три раза перепродана! И началось — полиция, прокуратура, суды... И всё безрезультатно. Фокус-покус состоит в том, что вместо договора залога Ольга Калина подписала... договор купли-продажи своей квартиры.

— Потому во всех инстанциях мы получаем отказ, — говорит юрист Инна Кандакова. — В полиции нам говорят: нет никаких доказательств того, что, подписывая договор, Ольга Калина была введена в заблуждение...

Пока суть да дело, третий по счёту собственник квартиры подал иск в суд о выселении Ольги Калиной и её семьи.

— Мы подали встречный иск о признании сделки купли-продажи недействительной, — продолжает Инна Кандакова. — В ноябре суд ответил отказом, потому что квартира в очередной раз была перепродана. 22 февраля мы подали кассацию и ждём решения. Хотя понимаем, что шансов очень мало.

Сейчас в квартире на Пролетарке её новый собственник затеял ремонт, а Ольга Калина и её семья перебрались к знакомым. Ольга Яковлевна уже не верит, что можно хоть что-то изменить в этом деле, и винит во всём свою доверчивость...

Кстати, в Перми есть ещё несколько семей, которые либо уже потеряли квартиры подобным образом, либо над ними нависла угроза утраты жилья. И все они, по «счастливому» совпадению, брали кредиты у микрофинансовой организации «Центр развития бизнеса». И вроде как есть информация, что прокуратура начала проверку в отношении указанного «Центра...», результаты которой будут известны через три недели.

По мнению Инны Кандаковой, схема отъёма квартиры в данном случае такая: в микрофинансовую организацию приходит доверчивая пенсионерка с квартирой, которой она единолично владеет. Её обхаживают, втираются в доверие, уверяют, что готовы выдать кредит, но под залог квартиры, иначе никак. Когда клиент «готов», ему подсовывают договор купли-продажи, который он подписывает не вникая. После чего Росреестр фиксирует сделку.

На этом моменте нужно сделать особый акцент. Ведь почему Ольга Яковлевна ничего не заподозрила? Потому что после подписания договора все документы ей вернули, в том числе и о праве собственности. Значит — и квартира её? Но дело в том, что в последнее время изменились правила оформления сделок. Это раньше все документы сдавались, а чуть позже на них ставили отметку «погашено». Теперь бумаги просто возвращают на руки, поскольку действует электронный документооборот. Но откуда было об этом знать пенсионерке Ольге Калиной?

— Далее, — поясняет Инна Кондакова, — человеку передают сумму кредита, но документально не фиксируют. В расписках, которые остаются, нет никакого упоминания ни о «Центре развития бизнеса», ни о выданном кредите. За что каждый месяц платила Ольга Яковлевна? Непонятно. По сути, она лишилась квартиры, ещё и заплатив за это 300 тыс. рублей!

Пока клиент платит и ни о чём не беспокоится, его квартира перепродаётся несколько раз. Таким образом, во-первых, появляется добросовестный приобретатель, который имеет все права на квартиру. Во-вторых, уходит драгоценное время, в течение которого можно было бы оспорить сделку купли-продажи. В нашем случае — это один год.

Конечно, задним числом можно говорить о том, что, если бы наша героиня хоть на каком-то из этих этапов обратилась к юристу, таких последствий удалось бы избежать. А сейчас, увы, формально закон не на стороне потерпевшей. Однако можно говорить и о том, что в случае получения Ольгой Калиной статуса потерпевшей ситуация могла бы измениться.

Но основная проблема состоит в том, что для заведения уголовного дела по факту мошенничества, полиции нужны как минимум несколько однотипных заявлений на действия «Центра развития бизнеса». Сейчас Ольга Калина и её юрист заняты поиском таких же несчастных клиентов МФО, которые под видом договора залога просто отдали свою квартиру.

О проектеРеклама
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС77-64494 от 31.12.2015 года.
Выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций.
Учредитель ЗАО "Проектное финансирование"
E-mail: web@zvzda.ru
18+

Программирование - Веб Медведь