X

Надёжные люди в ненадёжном транспорте. Кто провожает нас на работу каждый день и делает это с душой?

Фото: Галина Сущек

Пермский трамвай — штука легендарная и почти мистическая. Через его большие окна можно смотреть на бегущие деревья скверов, в его музыкальном грохоте можно помолчать, побыть одному, по вечерам трамвай сияет как рождественская ярмарка, да и никогда не знаешь, где он встанет... В песнях «Аквариума» трамвай, например, всегда напрямую связан с устройством мироздания. Мы решили проверить эту теорию, и узнать, почему стук трамвая для пермяков — не пустой звук.

Два наших респондента в той или иной большой степени любят две вещи — трамваи и людей. Один девять лет водит трамвай из Балатово на Висим, другой столько же играет в вагоне на скрипке. Занимаясь каждый своим любимым делом, они создают из трамвая нечто большее, чем просто громкий транспорт.

Судьба Ивана Батракова не могла сложиться иначе. Говорит, что даже из роддома его забирали на трамвае. С детства он мечтал стать вагоновожатым, но выучился сначала на экономиста, а уже потом освоил профессию водителя трамвая. Иван рассказывает, что осознаёт свою значимость, когда ранним утром везёт горожан на работу — по 200 человек в заполненном вагоне. Он увлечён историей трамвая в России и знает, как обстоят дела с транспортными сетями в других городах — почти каждый день после работы уставший, но увлечённый Иван изучает вопрос на специальных сайтах.

Фото: Галина Сущек

Иван комментирует ситуацию с транспортной сетью в Перми однозначно: если трамваи убрать, город встанет в пробках полностью. Например, один вагон на «Пермские моторы» в первую смену привозит не меньше тысячи человек. Вместительность трамвая в два раза больше, чем у автобуса, и пробки ему не помеха. И потом, автобусное расписание ориентируется на пассажиропоток, поэтому в поздние часы люди на остановке могут ждать транспорт подолгу, трамвай же до последнего сохраняет интервал в 10 минут.

К вынужденному «стоянию» трамваев наш герой относится по-философски. Во-первых, если учитывать, что на трамвае можно объехать пробки, то периодический простой нужно расценивать как досадное недоразумение. И если он сломался, нужно его простить.

Иван говорит, что пассажирам нравится вежливость, правда, излишне тактичные кондукторы ему не по душе — весь день приходится слушать, как они желают «доброго пути». Он спокойно общается с пассажирами на остановках, пытается сгладить любые конфликты. Пассажиры отвечают взаимностью — благо советская традиция «отвечайте нам, а то мы напишем в Спортлото» ещё жива. В трамвайное управление регулярно приходят и жалобы, и благодарности по поводу «стиля езды» и вежливости многих водителей.

Иван Батраков, вагоновожатый Фото: Галина Сущек

Перед новым годом весь город обычно стоит. На шоссе Космонавтов нам не дают проехать — там есть обесточенный участок. Я один светофор пропустил, два светофора пропустил, минут 15 стоим. Вагон — битком. Я открываю дверь и говорю пассажирам: «Что вы возмущаетесь? У меня тоже смена кончилась, в депо надо стоять. Вы помогите мне — движение перекройте, и я поднимусь. Я вас даже до „школы“ довезу». Я вывел пассажиров, показал, где надо встать, они остановили две полосы шоссе Космонавтов, и я поднялся. Они помогли мне, я им.

Вагоновожатый отмечает, что автомобилисты и велосипедисты на дороге не так опасны, как пешеходы, которые могут перебегать улицу, где им заблагорассудится. К счастью, Аннушка масло больше не разливает, и трагические истории давно не случались. Однако, бывает, что люди пытаются «бодаться» с трамваями вполне осознанно.

Мы с коллегой однажды поймали ребят, которые вагоны обстреливали. Подъезжая к Ипподрому, увидел девушку на мотоцикле... с пистолетом в руках. Мне повезло, а после меня у трёх вагонов стёкол нет. Ребята из пневматики стреляли, ради интереса.

Иван говорит, что большинство его коллег считают свою работу призванием. Вагоновожатый — это соблазнительная ответственность и даже статус. В коллективе есть внутренний язык жестов — надо же как-то витиевато объяснить, что на линии ждёт проверяющий. И ещё свои «межтрамвайные» поговорки и приметы, которые недоступны непосвящённым.

Фото: Галина Сущек

Есть у меня романтичная коллега Оля. Дело было на 8 марта. Едет и пишет сообщение, что никто ей сегодня «даже цветок не подарил». Мне обидно стало. А мы на работе, куда я пойду? Вдруг заходит на Цирке парень, цветы продает. От цирка отъехал к светофору, вышел из кабины, спросил сколько стоит. Он руки развел: «Тебе — нисколько». — «Давай два. Праздник же». Мы с Олей разъезжаемся на перекрестке Ленина — 25 октября. Оба вагона заполнены. Я в Балатово, она — в Мотовилиху. Выхожу на улицу, захожу к ней в трамвай, дарю этот цветок... Она до Висима доехала, позвонила и рассказала, что пассажиры были восхищены моим поступком.

Иван открыл секрет — часто трамвай возит школьников на экскурсии по городу, просто это не замечают горожане. И вообще, трамвай очень удобен для использования в особых случаях...

Мне звонит начальник одного отдела: «Мы тебя на заказ приглашаем. К кому — узнаешь. Оденься более-менее». Знаешь, кого я катал? Похоронную компанию «Реквием». У генерального директора был юбилей, с живой музыкой. Я тогда очень сильно смеялся. Они мне скидку обещали 10 %, но так и не дали, когда понадобилось. Я очень обиделся на них, к ним я умирать не пойду.

Фото: Из личного архива Ивана Батракова

Иван исколесил город вдоль и поперёк. Ему нравится, когда украшают город к праздникам, когда светится иллюминация и развешаны флаги. Он считает, что Пермский край — регион достаточно богатый, но использует не все свои ресурсы. Например, было закрыто то, что создавало образ яркого города, привлекательного для жизни — «Белые ночи», арт-объекты, «Экология пространства» с «Длинными историями Перми» на заборах.

Так же считает другой наш герой, который не просто играет музыку в трамваях. Для Михаила Витвицкого это — способ реализоваться, проверить, чего стоит творчество, запустить круговорот добра в космосе, и, кроме прочего, возможность поужинать.

Музыкант ВИА «Кипяточек», «Пою я» и «Тумана», исполнитель психоделического уральского регги играет в трамвае по пути на репетиции. Ему достаточно одного часа игры для того, чтобы питаться три дня. Когда-то он играл на улице только для удовольствия, зарабатывая на концертах, но друзья сказали ему, что в трамвае платят больше. Мало того, здесь он стал получать предложения о работе, концертах и проектах. Михаил отметил, что в Перми можно легко прожить без постоянной работы: хочешь есть — иди играй.

С детства, находясь внутри пермской музыкальной ситуации, с момента, когда пятилетнему Мише подарила струну прекрасная скрипачка, он живёт только музыкой. И людьми. Михаил говорит, что без людей он не был бы самим собой, а социопатия — это, в каком-то смысле, болезнь. У скрипача есть поговорка:

«Никогда не бегай за двумя вещами — за трамваем и за девушкой. В первом случае может сломаться скрипка, во втором — свобода».

Ему доставляет особое удовольствие ответственность перед пассажирами, которая ложится на такого исполнителя, как он — они не ждут появления музыканта, находятся в разных эмоциональных состояниях и думах, а он входит и настраивает их внимание на себя, приносит красоту и гармонию, отдаёт им нечто ценное. Кроме денег Михаилу часто говорят добрые слова, дарят фрукты, конфеты, даже коробками.

Михаил Витвицкий, скрипач Фото: Галина Сущек

Я заметил, что когда люди видят твой поиск, стремление к развитию, они не остаются равнодушными. А если ты относишься к своему творчеству без критики и анализа, если не просишь за него отдать что-то взамен, ты становишься неинтересен слушателям.

О «трамвайных» коллегах Михаил отзывается по-разному, чаще с сожалением. Среди музыкантов есть несколько таких, кто и играет хорошо, и выглядит опрятно. Однако многие, мягко сказать, не следят за собой, из-за чего кондукторы стараются оградить транспорт от музыкантов вообще. Такие «коллеги» сильно портят имидж уличных музыкантов в целом. Однажды Михаилу не повезло — на него разозлился водитель и в результате жаркого спора сломал гриф его скрипки, за что в ответ получил ответный выстрел смычком. В другой раз водителю просто не понравилось, что в его вагоне исполняют «Хава нагилу», и он попросил Михаила выйти. О таких случаях музыкант вспоминает с ироничной улыбкой и говорит, что теперь только машет этим водителям рукой, но больше не заходит.

Философия Михаила Витвицкого заключается в индивидуальной ответственности перед природой, окружающими людьми и ценности постоянного взаимодействия с ними для развития и общего космического блага. По-своему Михаил создаёт и совершенствует городскую среду. Как и Иван Батраков, он считает, что к человеку нужно относиться только хорошо.

Похоже, трамвай и есть это мистическое место силы, в котором существуют созидательные энергии, вырабатывается добро и такт. Простим пермскому трамваю его печальные поломки, ведь в нём работают люди в полном и лучшем смысле этого слова.

***