X

Новости

Сегодня
21 сентября 2018
20 сентября 2018

«Население недовольно. Но мы-то в таком же состоянии». Полазну оставляют с одной бригадой «скорой помощи»

Фото: Максим Артамонов

Инфекционное и родильное отделение в посёлке Полазна закрыты уже давно, а терапия и хирургия работают как дневной стационар. Тяжелобольных, нуждающихся в госпитализации, отвозят за 40 км в Пермь или Добрянку. Мало того, в марте могут сократить одну из двух бригад «скорой».

В октябре прошлого года фельдшерам Полазненской больницы выдали допсоглашения к трудовому договору, в которых говорилось об изменении оплаты труда. А именно: снижение оплаты в ночное время на 30 %, снижение надбавки за стаж с 80 до 50 %, а также изменения в оплате за категорию. В декабре медработников собрали и объявили им, что содержать их нерентабельно. Была даже озвучена сумма кредиторской задолженности учреждения в 7 млн рублей.

В Полазне сейчас работают две бригады скорой помощи. По официальным данным, они обслуживают 12 тысяч человек — таково население посёлка, но скорые обслуживают и близлежащие деревни, поэтому по факту получается больше.

Медработники рассказывают, что по нормативам у них должно быть 27 ставок вместе с диспетчерами. Планируется сокращение на 10,5 штатных единиц, или на семь человек.

«В бригаде должны выезжать два фельдшера. Бывает такое, что выезжает один фельдшер, то есть бригада неполная, неукомплектованная. Помощь оказывается не в том объёме, в котором должна. Либо два человека — четыре руки, либо один человек. Есть разница? Нам сказали, что откроют неотложку, но она выписывает больничные листы и назначает лечение, а мы как фельдшеры не имеем на это права», — рассказывает фельдшер Анна Р.

Фото: Максим Артамонов

Медработники не понимают, как дальше будет работать больница, потому что терапевтическая служба тоже сокращается — с пяти до трёх участков. Терапевты будут ездить только к лежачим, остальные должны будут добираться на приём самостоятельно.

Фото: Максим Артамонов

Но местные жители говорят, что уже сейчас записываться на приём нужно за две недели, что будет потом — непонятно. А ведь, например, записаться на сдачу анализов можно только через терапевта. Аналогичная ситуация с педиатрами. Если сейчас педиатр сидит на приёме три часа, то будет сидеть шесть часов, а затем должен будет успеть ещё и на вызовы. Педиатрические койки тоже сокращают, оптимизируют сестринский состав. Будет работать одна медсестра и на терапевтический, и на педиатрический участки.

«Слабенький помрёт, живенький живёт. Хочешь жить — не болей», — с горькой усмешкой говорит водитель «скорой».

Нам объясняют, что денег не выделяют, брать их негде. Содержать нас очень дорого, мол, две бригады не потянуть. Тяжёлых больных мы тут не лечим, а везём их в Пермь или Добрянку. Это инсульты, инфаркты и серьёзные травмы. По маршрутизации мы и женщин возим рожать тоже в Пермь. У нас «доезд» до места прибытия должен быть 20 минут по всем стандартам. Но в 2016 году мы опоздали на 1163 вызова. На 50 ДТП мы успели вовремя, а на 24 опоздали, на два вообще больше часа ехали... Представляете, останется одна бригада, и если она уедет в город, то здесь вообще никого не будет. А ведь бывает, что и по три раза за смену приходится в Пермь ездить, — говорят медработники.

Фото: Максим Артамонов

Жители сейчас возмущаются, что только две бригады. Жалуются на то, что долго ждать. А сейчас они понимают, что если оставят одну бригаду, то можно вообще никуда не звонить, ручки складывать и помирать... У нас тут вообще полный бардак. После капитального ремонта здание родильного отделения открыли и тут же закрыли. По той причине, что нет тёплого перехода. Палату интенсивной терапии тоже закрыли, хотя оборудование привезли новое. Им даже попользоваться не успели. Или вот машина у нас замечательная — вот с такой дырой (показывает). Летом мы попали в ДТП, в нас врезалась фура, и в ремонт вложили кучу денег. Но нам сейчас приходится подкладывать туда огромную подушку, чтобы не дуло. Там не только пациента держать опасно из-за такой низкой температуры, но и нас самих. А если кто-то из нас заболеет, то работать вообще некому будет, — объясняет фельдшер Галина М.

Фото: Максим Артамонов

Со спецодеждой и обувью у фельдшеров ситуация тоже аховая. Говорят, что раз в три года им должны выдавать обувь, но этого не происходит. В результате обувь изнашивается.

В конце ноября у нас фельдшер из-за плохой обуви упала и порвала себе коленные связки. Теперь неизвестно, сможет ли вообще работать. Они (руководство больницы —Ред.) всё ссылаются, что нет оплаты, ничего нет, за вас ничего не платят, вы нерентабельны. А как мы можем быть рентабельными, если мы работаем в социальной сфере? Население недовольно, нам всё высказывает. Но мы-то тоже в таком же состоянии... Оптимизация дошла до того, что девушки сопровождают психбольных без полицейского и у них нет никаких гарантий собственной безопасности.

Фото: Максим Артамонов

Жители Полазны решили поддержать медиков и организовали сбор подписей против оптимизации. Сейчас уже собрано порядка 300.

Марина Владимирова, инициатор сбора подписей против сокращения «скорой» в Полазне:

Люди все в шоке, не понимают, почему и зачем всё это делается. Они возмущаются и недовольны. Все же говорят, что Полазна — такой большой посёлок, а хотят превратить её в деревню. Как будут ездить в Добрянку пенсионеры, которые с трудом передвигаются? Машины есть далеко не у всех.

Местная жительница Гульнара Рожкова задала вопрос на сайте администрации Полазны по поводу сокращения оказываемых медицинских услуг в больнице. При этом женщина сослалась на то, что нелогично сначала строить детский сад почти на 300 мест, а потом сокращать больницу.

В администрации объяснили оптимизацию тем, что, в связи с ежегодным сокращением фонда ОМС финансирования ГБУЗ ПК «Полазненская РБ», учреждению необходимо приводить расходную часть в соответствие к доходной, поэтому для решения этой финансовой проблемы «планируется ряд изменений»:

«До 60 % вызовов относятся к вызовам неотложной медицинской помощи. Таким образом, предполагается сокращение 1 поста скорой медицинской помощи, но планируется введение бригады неотложной медицинской помощи».

Лицензия на этот вид деятельности ещё не получена, но в администрации уверены, что «необходимая медицинская помощь будет оказываться в полном объёме».

Чиновники районной администрации и краевого Минздрава ведут переговоры с депутатами Госдумы, Земского Собрания Добрянского района и представителями общественности. Пока никаких решений не найдено.

Сами фельдшеры «скорой помощи» считают, что надо сокращать не их, а... бухгалтерию.

«Почему я одна на бригаде должна работать за двоих фельдшеров, получая зарплату за одного? Почему бухгалтер не может выполнять работу экономиста, бухгалтера и кассира и получать зарплату кассира? У нас не такие зарплаты, как у бухгалтеров и экономистов. В первую очередь надо сократить администрацию», — так рассуждают медики.

Фото: Максим Артамонов

Вместо постскриптума

Когда мы обратились к главе краевого Минздрава Вадиму Плотникову и попросили прокомментировать планируемое сокращение одной бригады «скорой» в Полазне, руководитель регионального ведомства эту информацию опроверг, заявив, что никаких сокращений не планируется.

По словам жителей, больницу, о которой говорит министр, изначально планировалось построить в селе Моховона на 70 коек. На проект было затрачено около 3,5 млн рублей, но впоследствии от этого проекта отказались. Куда ушли потраченные деньги, жители могут только предполагать. Сейчас решено строить здание в самой Полазне. В декабре прошлого года краевые парламентарии скорректировали финансирование стройки с 670 до 281 млн рублей. К тому же количество койко-мест планируется сократить до 36.