X

Citizen

Сегодня
Вчера
2 дня назад
17 ноября 2017
16 ноября 2017
15 ноября 2017
14 ноября 2017

«Никогда не был „отписочным чиновником“». Чем запомнился, возможно, новый уполномоченный по правам человека в Пермском крае

Фото: Маргарита Трухонина

Полномочия краевого омбудсмена Татьяны Марголиной истекают 20 сентября. Она уже заявила, что после своего ухода намерена стать советником главы региона и сосредоточиться на преподавательской деятельности в Пермском классическом университете. Своим преемником Марголина рекомендовала назначить Павла Микова, ныне Уполномоченного по правам ребенка. Мы решили узнать у общественников и экспертов, как они относятся к кандидатуре Микова, и чем он запомнился за почти десятилетнее пребывание на посту детского омбудсмена.

«Очень доступный чиновник»

Руководитель фонда «Колыбель надежды» Елена Котова вспоминает, как Павел Миков встал на защиту бэби-боксов, хотя «это имело для него большие последствия». По мнению Котовой, детский омбудсмен быстро реагирует на сигналы, которые к нему поступают, поэтому поддерживает рекомендацию Татьяны Марголиной.

Фото: Тимур Абасов

— Сейчас такая мода: когда кого-то назначают, и человек не успел ещё что-то сделать, его уже все обсудили, всё вспомнили. Это, наверное, не совсем правильно. На посту детского омбудсмена Павел Миков зарекомендовал себя хорошо. Не могу судить за всё, но, по-крайней мере в нашем сотрудничестве, в решении каких-то конкретных проблем в отношении детей, в реагировании на чужую беду, с ним очень легко найти контакт. Причём он умеет отстаивать позицию не только на региональном уровне, но и на федеральном. И показательный пример здесь — с фондом «Колыбель надежды». Павел Владимирович защищал и отстаивал этот проект на федеральном уровне, хотя для него это всё имело большие последствия. Если он видел, что что-то делается в интересах детей, то для него не было преград. Миков работал в тесном контакте с Татьяной Марголиной. Если бы даже были какие-то другие кандидатуры, то её рекомендация всё равно имела бы для меня большое значение.

Надо просто дать возможность человеку работать, а сейчас, до момента назначения, выискивать недостатки не стоит. А ошибки, которые неизбежны у любого человека, не надо рассматривать как трагедию. Не ошибается только тот, кто ничего не делает. Поэтому я только положительно отношусь к тому, что кандидатуру Микова предложили на пост Уполномоченного по правам человека. Павел Владимирович — очень доступный чиновник, он быстро реагирует на ситуации. Не надо его долго просить, писать ему письма. Можно позвонить и попросить о помощи. Это очень многого стоит, когда за должностью стоят реальные дела. Поэтому у него всё получится.

«Нам будет его очень не хватать»

Для президента общественной организации защиты прав детей-инвалидов и их семей «Счастье жить» Анастасии Гилёвой важно то, что Уполномоченный по правам ребёнка всегда в делах, связанных с детьми-инвалидами.

Фото: Ольга Степанина

— В отношении Павла Микова у меня только положительные эмоции и слова благодарности. Он, действительно, если так можно сказать, очень грамотный правозащитник и, самое главное, в своей сути никогда не был «отписочным чиновником». Я не могу рассматривать вопросы других социальных категорий детей, но могу точно сказать, что в отношении детей-инвалидов мы всегда получали от Павла Владимировича колоссальную помощь и поддержку. Например, все сложные вопросы, которые невозможно было решить в рамках нашей юридической консультации, так как необходим был административный рычаг, решал Павел Владимирович и его аппарат.

Если говорить о больших победах, то благодаря Микову в рамках проведения III Пермского краевого семейного форума в декабре 2016 года был подписан Протокол о создании Ассоциации общественных организаций, занимающихся проблемами детей-инвалидов в Пермском крае. Учредителями Ассоциации стали 12 ведущих некоммерческих организаций региона, которые ежедневно оказывают комплексную помощь и поддерживают детей-инвалидов и их семьи. И уже в этом году вместе и при помощи Павла Микова мы смогли сдвинуть с мёртвой точки вопрос профориентации и трудоустройства детей-инвалидов, начались движения по организации спорта и отдыха наших детей. Кроме того, Миков всегда был за повышение правовой грамотности. В прошлом году и в этом мы вместе выпустили сборники и брошюры о правах и льготах ребёнка с инвалидностью. Поэтому нам будет его очень не хватать!

Если говорить о моей личной человеческой позиции, то я считаю, что Павел Миков будет более эффективен на посту Уполномоченного по правам человека. С моей точки зрения, Уполномоченным по правам ребёнка должна быть только женщина. В силу природных особенностей мужчины: у них более холодный ум и чёткий расчёт. Они эффективнее решают вопросы граждан, а женщины с большим сердцем и материнским инстинктом — вопросы детей. Я могу это говорить, сравнивая Анна Кузнецову и Павла Астахова. Была бы очень рада видеть на должности Уполномоченного по правам ребёнка в Пермском крае Лилию Ширяеву — это грамотный и юридически подкованный специалист и потрясающая мама.

«Самый яростный лоббист внедрения западных ювенальных технологий»

Пожалуй, самыми известными противниками Павла Микова в регионе были и остаются активисты из национал-патриотического движения «Суть Времени». Они знают буквально каждое высказывание и решение детского омбудсмена и оценивают их критически. Координатор Пермского отделения движения «Суть времени» Павел Гурьянов считает, что Миков «уже известен всей стране как самый яростный лоббист внедрения в России чуждых большинству населения западных ювенальных технологий».

Фото: Дмитрий Окунцев

— Это закон о тюрьме для родителей за шлепок, о сексуальном просвещении с пяти лет, об усыновлениях в США и прочем. Миков выступал против запрета на гей-пропаганду среди несовершеннолетних, а в пособиях, написанных при его соавторстве, детям предлагают поразмыслить над утверждением: «Нет ничего аморального и патологического в сексуальных отношениях между людьми одного и того же пола». Но главное, что этот «правозащитник» защищает только право на беспредел чиновников. По факту он покрывает и поощряет изъятия детей из семьи без достаточных правовых оснований, считая, что разрушение семьи — в интересах ребёнка. Всем также памятна его поддержка закона Пермского края о лишении пособий детей из неполных семей. Недавно он поддержал закрытие старейшей в Перми юношеский библиотеки, и таких примеров много.

Но, наверное, самый вопиющий случай — это события 2013-2014 года, когда всю страну потрясли известия о групповых изнасилованиях несовершеннолетних воспитанниц Пешнигортского детского дома мальчиками из этого же учреждения. В самых первых комментариях по данному случаю Павел Миков заявил, что девочки отдались «по любви», а также добавил, что одна из воспитанниц до поступления в детский дом продавалась собственными родителями для сексуальных услуг «соседям» за бутылку водки. То есть, попытался свалить вину на жертв. По окончании следствия насильники отправились в тюрьму, а ни один из фактов, порочащих изнасилованных девочек и их семьи, следствием не подтвердился. Более того, как сообщали работники детского дома в СМИ, Павел Миков знал о ситуации и запрещал выносить эту историю наружу — о ней стало известно только благодаря местной правозащитнице. Как может стать Уполномоченным по защите прав человека тот, кто защищает только обидчиков этих прав и идеологически легитимирует беспредел чиновников?

«Хватило духа встать на защиту прав детей даже в ущерб себе»

Координатор проекта «Дедморозим» Дмитрий Жебелев считает, что значительная часть критики в адрес Павла Микова связана чуть ли не «с самыми яркими, достойными и почти героическими моментами его деятельности именно как защитника прав детей».

Фото: Тимур Абасов

— Во-первых, Павел Владимирович — чуть ли не единственный Уполномоченный в России и чиновник вообще, кто осмелился публично критиковать закон, запрещающий усыновление сирот, в том числе детей-инвалидов, иностранцами. Из-за него тысячи ребят уже потеряли шанс на семью, сотни — на восстановление здоровья, а десятки и вовсе умерли. Каждый год действия закона эти цифры растут. И за каждой из них — судьба конкретного ребенка. У Микова хватило духа встать на защиту прав этих детей даже в ущерб себе.

Во-вторых, история с изнасилованием в детском доме Пешнигорта. Для адекватного восприятия достаточно выключить эмоции и попытаться понять: там и жертва, и преступники — дети. Да ещё и сироты, которых вот так вот воспитало общество, то есть мы с вами. Право на защиту, как бы это ни было странно для нас, обывателей, есть у них всех. А набраться смелости публично защищать обе стороны хватило только у Микова.

И главное, лучше поступить некрасиво, чем поступить неправильно. Особенно, когда речь идёт о правах человека. Оставаться на их защите публично даже с риском для себя Павел Владимирович умеет — это принципиально важное качество для уполномоченного. Оно не отменяет недостатков, которые есть у Микова, как и у каждого человека. Но я не вижу тех, которые помешали бы ему справиться с новыми обязанностями.

***