X

Citizen

Сегодня
Вчера
2 дня назад
08 декабря 2017
07 декабря 2017
06 декабря 2017

Альтернативнослужащие

35статей

Кто живёт в городе? Что объединяет жителей, по каким принципам и законам?

Фото: Иван Козлов

28 мая в Перми прошёл первый межрегиональный форум альтернативнослужащих. Форум состоялся в рамках проекта «Право на альтернативу», который разработало местное отделение «Мемориала».

Общественники попытались собрать вместе молодых людей, которые предпочли военной службе гражданскую, но сделать это оказалось по многим причинам нелегко. По поводу альтернативной гражданской службы в обществе существует куча стереотипов, из-за которых даже сами призывники не всегда считают нужным афишировать свой выбор (и их смущение можно понять, если даже по официальным документам они, попадая в больницы, заступают на должность «санитарок»: «санитаров» в табели о рангах просто нет). «Звезда» пообщалась с несколькими молодыми людьми, проходящими или прошедшими АГС, и лишний раз убедилась: такой вариант службы требует не меньше мужества и зрелости, чем традиционная армейская муштра. А иногда и больше.

Михаил Сизихин, санитар в центре диализа (закончил службу в 2013-м)

До того как я попал на службу, я учился в универе на философско-социологическом факультете ПГУ по специальности «Философия». Читал много... ну, или немного, но всё же читал книги, связанные с различным мировоззрением, различной философией. Плюс до этого учился в довольно хорошей школе с языковым уклоном. У меня был неплохой уровень образования, который уже заставляет задуматься над тем, что делать по жизни. Ещё я много путешествовал, начал заниматься капоэйрой — сейчас я веду занятия по ней, это мои работа и хобби. Работал журналистом. Волонтёрил в разные годы, начиная с 2008-го. С этими целями выезжал во Францию, помогал там восстанавливать исторические памятники.

Фото: Иван Козлов

До универа я очень хотел заниматься журналистикой, но, когда начал учиться, журналистика всё больше отходила на второй план, уступая место моей нынешней сфере деятельности, которой я постепенно стал уделять больше времени, чем учёбе, и меня отчислили. Вот я и оказался перед перспективой службы. Я решил, что с точки зрения моих убеждений будет правильно пойти на альтернативную службу.

Наверное, в современной России убедить комиссию, что ты должен проходить АГС, мало кому удаётся. Но мне это далось относительно легко. Я уже в школе занимался активной журналистской и социальной деятельностью, много куда писал. Волонтёрство опять же было — мы ходили мыть бабушкам окна и занимались другими полезными делами. У меня накопился определённый список таких дел, мне было несложно представить это на призывной комиссии. Мне ещё помогали друзья Андрей Летягин и Ирина Кизилова: Ирина помогала с оформлением документов, а Андрей просто поразил призывную комиссию. Мне довольно быстро сказали, что не видят во мне «косильщика», и разрешили идти на альтернативную службу.

Самым большим вопросом было то, где её пройти. Иногда отправляют за пределы города — в законе даже прописано, что нужно отправлять людей в соседние регионы. Но там редко предоставляют общежития, так что чаще призывников отправляют в местные организации. Меня отправили в центр диализа в Перми. Я был очень доволен, отработал там, как мне кажется, с достоинством.

Работал я санитаром — обычная работа. Помощь пациентам. Большинство моих подопечных были ходячие, главное было за ними убирать и помогать медсёстрами и врачам. Правда, иногда бывали поручения, которые не входят в функционал, но в России часто так бывает, я к этому скорее философски относился.

Я старался не привязываться к пациентам. Мало кому из этих людей, будем говорить прямо, светит выздороветь. Мне хотелось помогать им и приносить пользу, но я понимал, что каждый человек оттуда в ближайшие годы уйдёт из жизни. Когда через тебя на протяжении службы проходят сотни таких людей, привязываться к ним психологически нереально, и ты просто стараешься делать свою работу, быть честным сотрудником.

Особенно мне запомнился случай с бабушкой, которая не могла двигаться, её нужно было возить по процедурам. Она была полуглухой и полуслепой. Ты пытаешься стать для неё, по сути, заменителем семьи и ближайших родственников. Семья тоже не могла её поддерживать. В итоге даже приходилось ходить в гости к её семье, чтобы напомнить им, что у них есть мама и бабушка. А однажды я пришёл к ним сказать, что им нужно прийти в больницу и навестить уже покойную бабушку. К таким моментам ты стараешься относиться с пониманием того, что мы все люди и всем нам в какой-то момент нужна поддержка.

Кирилл Пастухов, дворник в МСЧ № 70 (закончил службу в 2016-м)

Сейчас я живу в Екатеринбурге, а вообще я из Каменска-Уральского. После школы я приехал в Екатеринбург учиться, отучился в университете на журналиста, потом устроился на работу по специальности. И до этого времени вообще особо не задумывался про военную службу, пока мне не пришлось встать на учёт в военкомат.

Фото: vk.com

Я всегда понимал, что армия мне не подходит и я не хочу иметь с ней дело. Но столкнулся я с ней довольно неожиданно: мой работодатель просто передал данные обо мне в военкомат. И я понял, что лучше мне появиться там пораньше и самому. Но перед этим я стал искать информацию. Я и раньше слышал про альтернативную службу, но думал, что она только для тех, кому религия не позволяет служить в армии. Но церковь, в которую я ходил, службу в армии не запрещает, а иногда даже и поощряет, так что я понимал, что для меня этот путь был закрыт. Но за пару недель до того, как нужно было идти в военкомат, я наткнулся на видеотрансляцию, которую вела Елена Попова — на тот момент активистка «Солдатских матерей Санкт-Петербурга». Из этой трансляции я и узнал, что можно пройти АГС по целому спектру гражданских убеждений. На тот момент мне было 22 года, я уже понимал свои убеждения и мог их нормально сформулировать. В военкомат я пришёл во всеоружии, с готовым заявлением и со всеми документами. Заявление так сразу не приняли — сначала уверяли, что у меня уже пропущены сроки подачи, да и вообще поражались, зачем мне и им это всё нужно. Оттуда меня отправили по врачам. В первую очередь, конечно, к психиатру: какой нормальный человек готов отказаться от службы в армии? Я пообщался с психиатром, она убедилась, что я вменяемый человек и она ничего не может со мной поделать. Уже тогда я отправился на призывную комиссию.

Всё прошло легче, чем я предполагал, ориентируясь на практику «Солдатских матерей Петербурга». У них там всё очень и очень нелегко, идёт давняя вражда с военкоматами, некоторые военкоматы поголовно отказывают людям в АГС, люди по нескольку раз судятся. Тем более что на моей призывной комиссии не заслушали четырёх моих свидетелей — по закону я должен был прийти с гражданами, которые подтвердят мои убеждения. Этих граждан просто не пустили — буквально, кто-то из сотрудников военкомата встал у двери и заслонил всё собой. В этот момент я включил диктофон, чтобы было что предъявлять на суде. И это тоже вызвало шквал негодования. Но в конце концов удалось договориться на запись. Зачитали моё заявление, стали задавать обычные вопросы: «Что я понимаю под патриотизмом?», «Как я защищу свою девушку, если на нас с ней нападут в подворотне?». Мне очень понравился вопрос: «Какого вероисповедания придерживается журналистское сообщество?» В общем, как-то так. Меня попытались заболтать, спросили: готов ли я поехать на Чукотку, чтоб там работать? Но я знал, что сейчас редко отправляют за пределы своего региона, потому что Минобороны не хочет тратить лишних денег на транспортировку. Я стал ждать отрицательного решения, но заявление мне всё-таки одобрили, я очень удивился.

Меня отправили работать дворником в Медсанчасть № 70, которая находилась в моём городе. Время это было, конечно, очень специфическое. Я тут же завёл рабочий инстаграм и за время своей службы постил туда всякие сюжеты. Фотографировал разное интересное. Я ведь до этого не так много проводил времени на природе, и это оказалось совсем неплохо. Службу я закончил в мае и теперь, видимо, придётся в офисе сидеть.

Давид Орлов, санитар в ГКБ № 7

Я из города Верещагино, это в ста километрах отсюда. Учился там, окончил 11 классов, поступал и не поступил. Потом, естественно, был осенний призыв, в который меня не взяли на альтернативную службу, потому что не нашли мне места. Да ещё с жильём проблемы были. Пришлось ждать полгода — уже во время весеннего призыва место нашлось.

Фото: Иван Козлов

Главное, чтобы у тебя были какие-то убеждения. Вообще, сначала, прежде чем пойдёшь на альтернативную службу, надо за полгода до призыва написать заявление. Я его написал, призывная комиссия меня вызвала, и я должен был объяснить, почему я сделал такой выбор. Я им сказал: я свидетель Иеговы и считаю, что Библия — это слово Бога. А из Библии я узнал, что бог ненавидит войны и людей, которые учатся убивать. Я сказал, что хочу быть рядом с Богом, поэтому и выбираю альтернативную службу. Комиссия мне задала несколько вопросов и в конце концов одобрила. В 18 лет я прошёл медкомиссию, а потом меня призвали. Вот уже месяц я служу, осталось год и восемь месяцев.

Меня сюда просто распределили, без выбора — рандомно, как сейчас молодёжь выражается. Тут уж куда попадёшь, там и будешь работать. Но я очень рад, что у нас есть в стране такая возможность — во всяком случае, это вариант для людей с такими убеждениями, как у меня. Заявления всех моих друзей, которые тоже подались на альтернативную службу, одобрили. Как я убедился на своём опыте, главное — показать, что ты живёшь по своим убеждениям и верен им. А это видно. Видно по жизни человека, по тому, как он общается, по всему. В Библии сказано: «Все узнают, что вы мои ученики, если среди вас будет любовь». Иисус так говорил. Я проявлял любовь к разным людям, уважительно относился, многие люди ещё со школьных времён могут свидетельствовать о том, что я христианин. Даже учитель ОБЖ, который всячески побуждал меня участвовать в военной подготовке, тоже мог бы спокойно сказать, что я христианин. Потому что я был добр со всеми. Если бы в военкомате понадобилось за меня свидетельствовать, нашлось бы много людей, которые сказали бы слово за меня.

Сейчас я обычный санитар. Мои обязанности — уборка мусора, помощь больным. Если какого-то больного нужно привести в кабинет — помочь дойти, довести, иногда и донести, я помогаю в этом. Помогаю медбратьям и медсёстрам. Помогаю в лаборатории, мою полы. В общем, совершенно обычная работа санитара. Я могу точно сказать: из-за того что я читаю и изучаю Библию, мне тут гораздо легче. Я стараюсь быть добрым со всеми людьми, и отвечают мне соответственно. Это же золотое правило.

После службы я бы хотел поступить учиться — точно пока не решил, куда именно, но хочу ещё раз попробовать пойти в медицинский колледж.

***

  • Читайте статью Михаила Даниловича о том, как они вместе с Михаилом Сизихиным, одним из героев этой публикации, ходили в военкомат получать военный билет после прохождения АГС.