X

Новости

Сегодня
Вчера
2 дня назад
19 ноября 2019
Фото: Диана Корсакова
11статей

Мы рассказываем о профессиях, без которых не может существовать современное общество, но о которых мы мало что знаем.

«Если всех усыплять, зачем тогда нужны ветеринары?» Один день из жизни травматолога-хирурга в ветеринарной клинике

«Приходят на седьмой день и говорят: „у нас что-то кошечка не кушает“. На вопрос, как долго не кушает, отвечают, что „где-то дней десять“. И тогда хочется задать встречный вопрос: если ваши дети или вы сами не кушаете десять дней по каким-либо причинам, вы будете сидеть все это время дома?» — ветеринар Ильдар Каримуллин работает в ветеринарной клинике больше шести лет. Он говорит, что 80 % успеха в лечении животных любой сложности и специфики зависит от их владельцев. А именно от того, на каком этапе заболевания они обратились за помощью и насколько подробный анамнез они дали при первом осмотре. Часто владельцы затягивают с посещением врача, и состояние питомца ухудшается.

Мы сидим на диване в комнате отдыха, до начала приема ещё полчаса

На общем столе — недопитая чашка чая, толстая книга, заложенная брошюрой по вакцинации кошек, какие-то медицинские журналы. На Ильдаре синий хирургический костюм, на ногах — удобные ортопедические шлепанцы. Он рассказывает, что окончил факультет ветеринарной медицины. Его специальность — травматолог-хирург.

Фото: Диана Корсакова

«Сложность операции зависит от повреждений. Если присутствуют внутренние кровотечения или множественные переломы костей, то нужно провести два вида операций за одну анестезию. В первую очередь оценивается критичность повреждений и устраняется те, что могут повлечь к смерти. Вот весна наступила, будут кошки прыгать из окон. При высотной травме идёт повреждение печени и селезёнки. И, допустим, переломы передних конечностей и переломы нижней челюсти вследствие удара. Если есть травмы внутренних органов, то животное экстренно оперируется. А переломы оперируются планово, потому что это можно делать спокойно в течение семи дней».

Из-под стола выглядывает рыжий пёс Бусик и внимательно смотрит на нас. Каждый раз, когда фотограф пытается его сфотографировать, Бусик напрягается и начинает глухо рычать.

Фото: Диана Корсакова

«Эту собаку взяли, как породистую, для детишек, — Ильдар подзывает к себе Бусика и, чтобы тот не беспокоился, чешет его за ухом, — выросла „почти“ породистая. Детишкам стала не нужна, отправили в деревню в будку жить, в феврале ударили морозы. Волонтёры пёсика забрали, привезли к нам. Было всё печально. Мы его отмыли, вакцинировали, проглистогонили, перевели на нормальное, сбалансированное питание. Он у нас сейчас вон какой мальчик красивый, Аполлон. Есть проблема с коленным суставом, вывих надколенника. Мы в процессе проведём операцию, всё исправим и проведём плановую кастрацию. За одну анестезию сделаем два вида хирургического вмешательства — и лапку исправим, и яички отрежем. Пёс умный, абсолютно адекватный, никогда нигде не нагадит, всё понимает. Собака за несколько дней западает в душу, сложно избавиться, отдать кому-то».

Фото: Диана Корсакова

А серую кошечку Серафиму подкинули прямо в клинику. Ильдар говорит, что так часто делают. Кошку осмотрели, взяли анализы, ничего серьёзного у неё не было.

«Мы её откормили, вакцинировали, проглистогонили, привели в порядок внешний вид, и она у нас теперь живёт. И котят подбрасывали, и собак. Открываем вот эту дверь, а там — переноска, или без переноски, просто котёнок сидит. По возможности всех пристраиваем. У наших врачей почти у всех по несколько животных».

Фото: Диана Корсакова

В клинику часто привозят животных, сбитых на трассе. Люди, которые сбили, привозят очень редко — пять процентов случаев, не более. Обычно привозят люди, которые обнаружили. А ещё чаще — волонтёры. Ильдар говорит, что иногда травмы такие сильные, что животные могут не доехать или скончаться прямо на приёме. На этом моменте в комнату заглядывает медсестра и говорит, что к доктору подошёл первый больной.

На сегодня всего две записи: кот Тайсон и пёс Тимофей

Кот Тайсон, полтора года, повредил ногу в драке

Хозяйка Тайсона Ольга обратились за помощью в воскресенье, привезли кота с больной задней лапой. Она предположила, что кот снова сломал лапу в драке, как было в прошлом году. При осмотре стало ясно, что это не перелом, а прокус.

Кот здоровенный, смотрит с прищуром, морда недобрая, уши прижимает к голове, а крепкое тело — к столу. Ильдар берёт его за больную ногу, переворачивает нужной стороной к себе, тот не дергается. Доктор объясняет, что это оттого, что кот находится не дома. Дома он на своей территории и считает себя хозяином. Если какие-то манипуляции будут происходить в доме, животное ничего сделать с собой не позволит:

«Как правило, владельцы сталкиваются с этой проблемой, например, не могут поставить в квартире укол. На приёме животные ведут себя гораздо скромнее. Они находятся в стрессовом состоянии, в такой обстановке нарываться на рожон для них чревато последствиями (ну это они так думают)».

Фото: Диана Корсакова

Пока врач осматривает Тайсона, его хозяйка Ольга рассказывает, что до этого кот пережил перелом передней лапы. Тогда Ильдар провёл остеосинтез, все срослось. После лапы они пришли с глазом, коту зацепили сетчатку в драке, сейчас вот — прокус:

«Типичное поведение, когда котик убегает, сзади догоняют, как правило, и кусают за задние конечности, — объясняет Ильдар. — И после таких прокусов кожа очень быстро зарастает, в первые 10-12 часов, но рана в этот момент является инфицированной. Внутри создаются самые благоприятные условия для развития патологической микрофлоры, которая приводит к гнойным процессам, что, в принципе, и случилось».

Фото: Диана Корсакова

«Первое, что было — это болезненность, хромота опирающегося типа, и в дальнейшем, как выяснилось на осмотре, созрел абсцесс, который мы начали лечить несколько дней назад, и сегодня у нас контрольный приём. С одной стороны у нас было отверстие от зуба, а с другой стороны мы сделали небольшой надрезик и установили туда дренаж, чтобы содержимое отходило. Там ещё небольшие дозревания есть, но это всё у нас отойдёт. Здесь небольшой сгусток остался, он должен выйти. Поэтому обязательно уберите корочку, которая образуется».

Коту ещё осматривают уши, чистят их, обрабатывают от клещей и отпускают домой.

Фото: Диана Корсакова

Пёс Тимофей, 2 года, он попал под машину и сломал бедро

Тимофей — большой и лохматый. Его приходиться держать втроём. Сегодня у него второй приём. Собака беспородная, жила в частном доме в Краснокамске в будке, гуляла сама по себе. Дом находился около дороги, и однажды Тимофея сбила машина. При ударе пёс получил перелом бедра со смещением, кусок кожи вырвало, и получилась открытая рана. Тимофея из деревни забрали родственники хозяев, до их приезда он пролежал в будке, истекая кровью, три дня. Юрий и Карина нашли местных волонтёров, те помогли довезти Тиму до города и собрать деньги на операцию. Карина рассказывает, что ехали шесть часов и весь салон машины измазали в крови.

Фото: Диана Корсакова

Сначала пса отвезли в другую клинику, там рану зашили, но из-за того, что инфекция уже была внутри, швы распались, и сращения тканей не произошло. Ильдар объясняет: рану, которая открыта более 12 часов, с обширными поражениями на коже, зашивать нельзя. Так создали благоприятные условия для размножения микрофлоры, вследствие чего начался серьёзный воспалительный процесс, и все мероприятия по ушиванию раны оказались напрасными. Как правило, гнойные раны полностью, «наглухо» никогда не ушиваются — ни у людей, ни у животных. Или, как объясняет ветеринар, если уж зашивать, то необходимо устанавливать дренаж для того, чтобы накопившаяся внутри жидкость вытекала.

«Когда его привезли к нам, рана успела загноиться, — Ильдар осматривает ногу Тимоши, тот покорно лежит на столе, морда его зафиксирована высоким пластиковым воротником, а лапы держат владельцы. — Требовалось хирургическое вмешательство: остеосинтез и обработка раны. У нас имеются два шва. Один шов там, где было сильное рассечение и загноение раны, второй шов находится непосредственно для доступа к кости и установке пластины. Мы поставили пластину, которая фиксирует между собой верхний и нижний отломы. После операции животное уже могло опираться на конечность и пользоваться ей полноценно. Когда я начал операцию, то шёл уже пятый день после травмы. Сначала я сделал надрез, чтобы получить полный доступ к кости. Устанавливать пластину нужно от начала сустава до конца сустава для равномерного распределения нагрузки, чтобы не случалось никаких повторных переломов и осложнений».

Фото: Диана Корсакова

«После того, как сделал доступ к кости, я освободил её от фибринозных тканей полностью и зафиксировал, то есть, вычистил костные каналы, которые были закрыты тромбами, и на хирургические инструменты зафиксировал пластину на кости. Посмотрел, чтобы она по всей длине легла равномерно, после чего произвел фиксацию с помощью винтов. Под каждый винт высверливался канал в кости. Основное правило — винт должен всегда выступать за второй кортикальный слой кости, иначе фиксация будет ненадежной. После установки сделал двойную протяжку винтов для исключения ротации и движения, после чего произвёл ряд механических воздействий на конечность. Проверил, насколько плотно всё установлено и отсутствует или присутствует ли какое-либо движение в месте перелома. Основная задача — это зафиксировать кость так, чтобы не происходило смещения осколков. Тогда будет полное сращение без каких-либо осложнений. После чего произвёл ушивание тканей и сделал контрольные рентгеновские снимки. Убедился не только визуально, но и по снимку, что пластина установлена правильно, все винты прошли второй кортикальный слой».

После этого со спокойной душой помощники Ильдара вывели Тимошу из наркоза, и уже через 2,5 часа он был в достаточно бодрой форме.

Фото: Диана Корсакова

Пластина у Тимоши останется навсегда. Животным она не ощущается ни в мороз, ни в жаркую погоду, никакого дискомфорта он от неё получать не будет. Отторжения таких элементов (пластина изготовлена из хирургической стали), как правило, не бывает. Операция проходит под общей анестезией. Нельзя оперировать животное без наркоза, особенно проводить операцию на кости, иначе это может привезти к болевому шоку и смерти. Самый неприятный момент в случае с Тимофеем — это рана, которая была зашита в другой клинике и оказалась инфицированной.

«Если посмотрим, фрагменты швов остались на нижней части, а на верхней части они сохранились полностью, — Ильдар показывает мне следы первичных швов. — Теперь такую рану мы залечим по вторичному натяжению. То есть будем ежедневно обрабатывать антисептиками, давать антибиотики и хорошо кормить. Как правило, такая рана полностью восстановится в течение 3-4 недель после лечения. Если мы посмотрим, свежий слой кожи у нас уже растёт. Вот этот красивенький розовый край — это и есть новая кожа. Мы сейчас лишние швы все уберём, а корочки почистим».

Фото: Диана Корсакова

Гипс животным не накладывается по ряду причин. Во первых, животное не может пользоваться этой конечностью. Когда отсутствует опороспособность на конечность, нарушается кровообращение. Вероятность того, что восстановление будет полным, снижается в разы. Во-вторых, при постоянном тесном контакте с кожей повреждённой тканью под гипсом происходит воспаление с образованием гнойных масс.

«Сейчас эти обработки для него дают не столько боль, сколько дискомфорт. Это посягательство на его личное пространство, плюс фиксация. Он находится в лежачем положении, что для него в данной ситуации, находясь в клинике, является уязвимым положением. Он всячески защищается и ведёт себя абсолютно адекватно и нормально, другой реакции на фиксацию у животного быть не должно. Дополнительно, помимо воротника, надели намордник, но этот намордник ему не нужен, эта собака — душа компании».

Фото: Диана Корсакова

Ильдар обрабатывает рану и устанавливает бранолиндовую повязку, которая вытянет на себя гнойные массы. Он говорит, что почти любую рану можно вылечить. Это всегда вопрос времени и терпения. Вспоминает, как однажды в его смену привезли кошку. Она обварилась, прыгнув сверху в кипящий суп. На протяжении четырёх недель животное находилось в стационаре, у неё отсутствовало порядка 70 % кожи.

«Мы её ежедневно обрабатывали три раза в день. На кошках очень хорошо заживает, но любое движение для этого животного сопровождалось болью, в домашних условиях было тяжело что-то делать владельцам, поэтому животное оставили у нас. Сейчас она даже шерстью обросла и всё забыла. Главное — не отчаиваться и лечить. Если животное не в критическом состоянии и жизненные функции не нарушены, то это животное можно вылечить. Тем более кошек. У кошек регенерация намного лучше, чем у других животных, в разы лучше, чем у людей. Говорят, что у кошек девять жизней, кошки очень живучие. Если им создать определённые условия без ухудшения каких-либо жизненных факторов, кошки будут выживать всегда».

«Усыпление проходит только по показаниям»

Немного уставшие возвращаемся в комнату отдыха. Я прошу рассказать Ильдара про усыпление животных. Он объясняет, что усыпление проходит только по показаниям. То есть животное либо тяжелобольное, либо очень старое. Тогда происходят необратимые процессы, которые причиняют только боль. Причём, боль и самому животному, и владельцу:

«Это ведь происходит у него на глазах, он и днём и ночью с этим животным, видит, как ему становится плохо, как оно погибает. Как правило, люди обращаются, потому что в данном случае мы в состоянии облегчить судьбу этого животного, что невозможно в человеческой медицине».

Фото: Диана Корсакова

Случается, что хозяин отказывается делать эвтаназию. Но обычно проходит три дня или чуть больше, и владелец приходит обратно в клинику, потому что дальше с этим жить тяжело. В клинике никогда не упрекают владельцев, если они отказываются от эвтаназии, и никогда не уговаривают на эвтаназию. Её предлагают в тех случаях, когда это — единственное, что могут предложить медики. Если владелец соглашается, процедуру проводят. Если нет, то владелец забирает животное и уходит:

«Осознать тот факт, что любимая кошечка, которая прожила с тобой 15 лет, может умереть, и её не станет, и я разрешу это сделать — для владельцев очень тяжелый шаг. Здравый смысл подсказывает, что это нужно сделать, чтобы животное не мучилось, а сердце-то не отпускает. Поэтому сделать этот шаг всегда тяжело. Считается неправильным уговаривать владельцев или как-то давить на них».

Сложная ситуация получается, если животному требуется дорогая операция, а у хозяев нет денег. В этом случае в клинике ищут компромиссы для оказания помощи, предлагают скидки или рассрочку:

«Если однозначное решение: „я ничего не буду делать, усыпляйте“ — мы с таким владельцем прощаемся. И он просто питомца забирает и уходит. Брать на себя грех за убийство животного, которое можно спасти, я не хочу. Мне же потом с этим жить, с этим спать. С точки зрения моих мировоззрений — это неправильно. Если всех усыплять, зачем тогда нужны ветеринары?».

Но бывает по-другому: люди приходят с проблемой, специалисты озвучивают стоимость, сколько это займёт времени, что потребуется делать дома, и человек оказывается к этому не готов. Выбросить на улицу — негуманно, никому отдавать не хочет, упрашивает провести эвтаназию, усыпить. В этом случае в эвтаназии отказывают, животное забирают, лечат, восстанавливают и потом пристраивают через друзей или родственников. Так получилось с Рыжулей. Сейчас этот красивый рыжий кот растянулся на подлокотнике дивана и точит когти о его грубую обшивку. А когда он впервые появился в ветклинике, то был тощим котёнком. Его привезли с переломом позвоночника.

Фото: Диана Корсакова

«Рыжуля сам не писал, не какал, был очень тяжёлый. Порядка трёх месяцев мы его выхаживали. Он восстановился, но не полностью. Ходить может, чувствует задние конечности, но при статичном положении у него идёт тремор мышц, и стоять в спокойном состоянии он не может. Это последствия перелома. Мы объяснили владельцам, что при хорошем исходе операции им всё равно придётся ухаживать за животным всю его жизнь, те попросили сделать коту эвтаназию. Мы отказались и оставили Рыжулю себе».

***

Ранее мы писали о том, что госдума приняла закон, защищающий животных от жестокого обращения. Что об этом думают пермские зоозащитники.

Читайте также: почему случаев жестокого обращения с животными во много раз больше, чем уголовных дел.

О проектеРеклама
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС77-64494 от 31.12.2015 года.
Выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций.
Учредитель ЗАО "Проектное финансирование"
18+

Программирование - Веб Медведь