X

Новости

2 дня назад
15 февраля 2019
14 февраля 2019
13 февраля 2019
Фото: Олег Сабитов

«Решение об отмене молочек должно быть взвешенным и согласованным со всеми сторонами»

В октябре 2015 года министерство здравоохранения приняло решение закрыть все молочные кухни на территории Перми с 1 января 2016 года. Минздрав ссылался на результаты исследования Научно-исследовательского института питания РАМН, согласно которым ежедневное кормление ребёнка продуктами с молочных кухонь вызывает разного рода заболевания. На смену молоку, кефиру и творогу должны были прийти сухие молочные и кисломолочные смеси. В ведомстве также заявляли, что Роспотребнадзор выявил в учреждениях множественные нарушения. Решение вызвало большой общественный резонанс, в конце ноября министр здравоохранения Перского края Ольга Ковтун заявила, что молочные кухни будут сохранены ещё на год. «Звезда» выехала на одну из молочных кухонь города, чтобы разобраться, как на самом деле обстоят дела в этих учреждениях и насколько обоснованы претензии к молочным кухням со стороны минздрава и Роспотребнадзора.

Молочная кухня городской детской поликлиники на Желябова, 10, — самая большая в городе. Молоко, кефир и творог здесь готовят и развозят в раздаточные пункты трёх районов — Мотовилихинского, Ленинского и Дзержинского. Ежедневно детское питание здесь получают 5,5 тыс. детей от 8 месяцев и 1 200 грудничков.

Каждое утро сюда привозят около двух тонн молока — 48 фляг по 38 литров. За сутки из них готовят 8 000 порций молока, кефира и творога. «Перед сменой сотрудник переодевается в униформу, принимает душ, снимает все кольца и ювелирные украшения и только после этого приступает к работе», — заведующая Наталья Шевченко показывает две небольшие комнаты со шкафчиками и душевую.

Следующая комната — варочный цех, основное производственное помещение молочки. Стены комнаты до середины обложены кафельной плиткой, по краям стоит шесть двухсотлиторовых варочных котлов. «В этих котлах привезённое молоко подвергается термической обработке в течение нескольких часов. После этого какая-то часть заквашивается и превращается в кефир или творог, остальное разливается в бутылочки и развозится по раздаточным пунктам», — рассказывает Шевченко. Прокипячённое молоко отстаивается здесь же, в больших промаркированных кастрюлях. Когда заквашенное молоко превращается в творог, его измельчают на тёрке и фасуют в банки по 50 граммов.

С кефиром технология несколько иная — заквашенное молоко в течение нескольких часов отстаивается, а в конце рабочего дня переносится в термическую камеру. В 7 утра сторож переносит кастрюли в холодильную камеру, где кефир хранится до фасовки. В отдельной стерильной комнате хранятся грибки и закваски — доступ в неё имеют только технолог и заведующая молочной кухней.

В другом цехе разлитое по бутылочкам молоко вручную закрывают одноразовыми алюминиевыми крышками с помощью машинки, похожей на штопор. В день сотрудницы должны закрыть такой машинкой 4 000 бутылок с молоком и кефиром. «На молочных кухнях используется исключительно ручной труд. Это наша основная загвоздка и проблема — по новому регламенту ручной труд должен быть минимизирован. Не то что здесь как-то плохо, грязно. Сюда регулярно выезжает санэпидемстанция, Роспотребнадзор. Те нарушения, которые были обнаружены в прошлом году и лежали в основе решения о закрытии молочных кухонь, не связаны с производственным процессом и какими-либо заболеваниями, они чисто технические», — объясняет позицию минздрава по отношению к молочным кухням завсектором по охране материнства и детства Наталья Долгомирова.

Фото: Олег Сабитов

На большой кухне в конце коридора шесть женщин пенсионного возраста моют использованные бутылочки и банки из-под творога. После этого их обрабатывают дезинфицирующим раствором и моют вновь. Все мойщицы работают в резиновых калошах — на полу кухни стоит вода, которая постоянно стекает с вымытой посуды. После этого бутылочки и банки «прожаривают» при температуре в 200 градусов и только потом расфасовывают в них молочные продукты.

При молочной кухне работает раздаточный пункт — также самый крупный в городе. До выдачи молочные продукты хранятся в ящиках — в большой холодильной камере. Помещения раздаточного пункта и молочной кухни недавно отремонтированы, во всех производственных цехах по несколько раз в день проводят уборку.

Фото: Олег Сабитов

«Сейчас мы ищем модель, которая уже апробирована, чтобы не изобретать велосипед. Пока рано говорить об изменениях, которые произойдут с молочными кухнями в 2017 году: всё это находится на стадии начального обсуждения. Даже рабочая группа по обсуждению этого вопроса ещё не сформирована: мы подготовили письма в Законодательное собрание и в администрацию города с просьбой предоставить депутатов для участия в рабочей группе по этому вопросу. Сейчас этот документ ждёт согласования, — рассказывает Наталья Долгомирова. — Нам ещё предстоит решить множество вопросов. Например, что делать с сотрудниками, если молочки будут закрыты? Только в этом учреждении работает 35 человек, по городу это больше 200 сотрудников. Дело в том, что весь персонал, за исключением технологов и заведующих, не имеет медицинского образования, поэтому перевести в другие медучреждения мы этих работников не можем. Потерять работу в кризис — это страшно, мы это понимаем. Люди держатся за свои места: средняя зарплата на молочной кухне — 20 тыс. рублей. Санитарки, которыми в основном работают женщины пенсионного возраста, получают 15 тыс. Кто возьмёт на работу пенсионерку, да ещё и без образования?».

Представители минздрава отмечают, что решение относительно судьбы молочных кухонь пока не принято, ведомство рассматривает различные варианты оказания этой услуги. «Решение относительно сохранения или закрытия молочных кухонь однозначно должно быть взвешенным и согласованным со всеми заинтересованными сторонами: с родителями, членами Общественного совета при минздраве. Сколько же можно лихорадить город? Мы не хотим нового социального взрыва, мы хотим принять сбалансированное решение и, возможно, дать родителям выбор: если хотите — получайте денежную компенсацию, нет — получайте смеси или молочные продукты».

***