X

Citizen

Сегодня
Вчера
2 дня назад
13 октября 2017
12 октября 2017
11 октября 2017

Пьяные (или нет) медработники отказываются лечить. Что делать?

Очередной скандал в системе здравоохранения Перми. Скорая помощь доставила в приёмное отделение МСЧ № 9 мужчину с онкологическим заболеванием. Несколько часов пациент пробыл в коридоре, пока не позвонил супруге и не попросил забрать его. Медики были пьяны, что отчётливо видно на видеозаписи смартфона жены госпитализированного. Менее суток потребовалось чиновникам Минздрава для того, чтобы уволить медицинскую сестру и санитарку. Главврач учреждения извинился перед пациентом и даже распорядился поместить «пострадавшего» в отдельную VIP-палату. «Звезда» попросила директора «Пермского медицинского правозащитного центра» Евгения Козьминых дать несколько рекомендаций тем, кто может оказаться в подобной ситуации.

Как это вообще возможно, что медработник, человек, который несёт ответственность за здоровье людей, — и вдруг пьяный?

Не секрет, что факты употребления алкогольных напитков медицинскими работниками встречаются в наших медицинских учреждениях, при этом не только в виде «новогоднего шампанского», хотя и данный факт уже является поводом к безоговорочному увольнению. Имеются случаи, когда врачи страдают запойным алкоголизмом, считают нормой выпивать на рабочем месте, хотя, по сравнению с периодом развитого социализма, данное явление уже не носит столь бесстыдно обыденного характера — пить на работе стали значительно меньше. Однако никто таких врачей не увольняет, им продолжают платить зарплату, ставят на ответственные операции, доверяют лечение сложных больных.

Так почему «заведомо» пьющий медработник продолжает работать?

В какой-то больнице недостаточно решительный главный врач, а где-то бывает, что пьяного работника просто некем заменить, особенно в сельских районах.

Сейчас медицинские учреждение поставлены на грань выживания — региональные бюджеты и внебюджетные фонды держат на голодном пайке персонал больниц и поликлиник, поэтому для привлечения грамотных, да ещё и не пьющих работников порой просто не хватает денег. Вот и остаётся главному врачу выругаться про себя и терпеть такого выпивоху в своем коллективе — не у каждого руководителя хватает гражданского мужества уволить пьяницу с соответствующей отметкой в трудовой книжке — по ст. 81 п. 6 п.п. «б».

Реакция на выявленный факт пьянства в МСЧ № 9 адекватна?

Появившиеся сообщения в СМИ о немедленном увольнении медсестры и санитарки в МСЧ № 9, замеченных в пребывании на ночном дежурстве в состоянии алкогольного опьянения, свидетельствуют о решительности и принципиальности главного врача данной больницы, не пожелавшего выгораживать своих работников, допустивших унизительное для любого медика поведение. А предложенная им VIP-палата для пациента, которого таким образом «обслужил» дежурный медперсонал, — это нормальная реакция порядочного человека, своего рода извинения и «моральная компенсация» за поведение нерадивых сотрудников, которые продержали долгое время больного человека в приёмнике, да ещё и умудрились попасть на видеозапись мобильного телефона сопровождающих родственников.

А если что-то такое случится со мной или моими близкими?

Главное — постараться успокоиться, хотя бы на некоторое время. И подумать, оценить своё состояние. Результатом должно быть понимание того, экстренное или вполне терпящее отлагательства у вас положение. Особенно если всё происходит вечером, в выходные и праздничные дни.

Допустим, что не экстренная ситуация (до утра терпит)

Дожидаемся рабочего дня и пытаемся в «культурной форме» получить объяснения заведующего отделением или другого представителя руководства больницы по состоявшимся фактам. Если диалог не получается, пишем жалобу на имя главного врача. Можно, конечно, сразу же написать в Минздрав или в прокуратуру, но формулировать пояснения по жалобе будет всё равно администрация конкретной больницы. После получения ответа (срок — 10 рабочих дней) решаем, куда обращаться дальше (или не обращаться вовсе): в страховую медицинскую компанию (см. адрес и телефон на полисе ОМС), в полицию, в суд, в Администрацию Президента и т. п.

Теперь вводная меняется — очень даже экстренная ситуация

Если ситуация экстренная и отказ либо промедление в оказании медицинской помощи реально угрожает жизни пациента — звоним по любым доступным телефонам вышестоящему начальству: старшему врачу смены, главному врачу, директору страховой компании, министру здравоохранения, районному прокурору и т. п.

Что делать после острой фазы конфликта?

Если права или здоровье пациента оказались всё-таки нарушенными, существует официальный способ досудебного урегулирования конфликта — причём не обязательно с денежной выплатой — иногда гораздо важнее получение дополнительной медицинской помощи или личного участия главного врача в контроле за лечебным процессом.

Если всё-таки судиться. Есть смысл?

Что касается судебной практики, то в случаях реально установленных врачебных дефектов, повлекших вред жизни или здоровью пациентов, суды в большинстве случаев встают на сторону пострадавших граждан. По статистике, примерно в 70 % судебных решений взыскивается компенсация причинённого вреда, при этом суммы компенсации морального вреда достигают по Пермскому краю 3,5 млн рублей, а по РФ — 17 млн рублей (решение Приморского районного суда г. С.-Пб. от 14.12.2015 г.).

Однако лучший способ предотвратить конфликт с медицинским учреждением — это оказывать всемерную помощь врачам в лечебном процессе.

Ну, а как часто в Перми случаются ситуации, когда пациентам отказывают в помощи?

Случаев явного отказа в экстренной медицинской помощи по вине медицинских работников в практике «Пермского медицинского правозащитного центра» не было. Единственный судебный прецедент (2015 г.), когда произошёл неблагоприятный исход из-за неоказания медицинской помощи, был связан с категорическим отказом самой пациентки от предложенного врачом осмотра (правда, врач всё равно был признан виновным, поскольку недооценил «болезненный вид пациентки» и «не уговорил» её на медицинскую помощь).