Как не дать СМИ запудрить вам мозги?

«Все лгут», — уверяет доктор Хаус. «Подозреваемые все», — утверждают детективы. «Не верь», — советуют сидельцы. К ним стоит прислушаться. Мы живём в страшный век, когда любое слово (в том числе это) может оказаться ложью. Даже СМИ с опытом и репутацией включаются в марафон по производству информационных фейков. А сами фейки становятся грубее — зачастую не составляет особого труда их определить. Почему? Возможно, потому что мы и сами рады обманываться. Из-за этого, кстати, журналистка «Washington Post» Кейтлин Дьюи бросила опровергать фейки — бесполезное, говорит, занятие. Или не бросила... Или это был не «Washington Post»... Или её звали не Кейтлин... Кто знает? Вот вы, например, откуда знаете, что я говорю правду и эта Дьюи вообще существует? То-то и оно. Но раз вы продолжаете читать, значит, хотите выяснить, как можно подтвердить реальность Дьюи и не только. Вас немного, но намерение похвальное. Продолжайте!

Ну, и как же подтвердить реальность Дьюи?

Ничего не скажу про реальность её физического воплощения, а вот реальность её прощальной колонки, где она говорит о бесполезности опровержения информационных фейков, подтвердить можно.

Для этого набираем в поисковике «Washington Post Кейтлин Дьюи». Первая ссылка на tjournal.ru, вторая на noodleremover.news. В первом материале ссылки на оригинал нет, во втором есть, но ради спортивного интереса сделаем вид, что мы её не заметили.

Дата публикации на TJournal — 21 декабря 2015 года. Ок. Идём на сайт «Washington Post». Набираем имя Дьюи на английском. Если не знаете как, наберите просто Кейтлин (гугл-переводчик в помощь) и выберите из всех ту, что Дьюи (Caitlin Dewey). Отфильтруйте материалы по имени. Выберите дату, близкую к 21 декабря 2015 года. И — вуаля! — найдёте искомое.

Примерно как-то так и проверяется информация. Но мы забежали вперёд. Давайте по порядку.

Погодите, а вдруг это был поддельный сайт «Washington Post»?

Возможно. А Землёй правят рептилоиды. Почему нет?..

Ладно, давайте к сути. Нас обманывают, чтобы доказать, будто Путин — лучший президент всех времён и народов?

Не без этого. Но не только.

Ещё нас обманывают в коммерческих целях. И речь здесь не только о недостоверной рекламе, но и о погоне за трафиком, который легко получить с помощью громких заголовков. Также порой обманщики искренне верят в свою правоту и свою интерпретацию. Скорей всего, именно так была раздута родительская истерика вокруг проекта «Детство 2030» (это где про принудительную стерилизацию недобросовестных родителей).

Ещё часто нас обманывают развлекаясь. Сатирических сайтов, публикующих фейковые новости, стало много. В Перми, например, есть паблик «Пермь. Утопия». А один из старейших примеров — сатирический ресурс The Onion, основанный в 1988 году. Эти ресурсы не скрывают, что публикуют «утки», но не все удосуживаются прочитать раздел «О нас».

Наконец, в-пятых. Обман может быть непреднамеренным. Все ошибаются, даже суперпрофессионалы. Вот только ошибки, в отличие от целенаправленной «дурилки», следует прощать. Ошибку можно распознать по опровержению, которое следует после. Например, «Медуза» время от времени извиняется в вечерней рассылке.

С этим ясно. Но мы-то стреляные воробьи, нас не обманешь, да?

Уолтер Куаттрочиоччи, глава лаборатории вычислительных социальных наук в IMT Lucca в Италии, несколько лет посвятил изучению того, как в интернете распространяется дезинформация. О результатах рассказывает уже упомянутая журналистка «Washington Post»: «Институциональное недоверие сейчас настолько велико, а когнитивное искажение всегда находится на высоком уровне, что люди, которые ведутся на „утки“, чаще всего заинтересованы в потреблении информации, которая подтверждает их взгляды — даже если она демонстративно неправдива».

Вкратце: «Ах, обмануть меня несложно — я сам обманываться рад».

Мы обманываемся, когда ложь легко укладывается в нашу картину мира («Все чиновники — воры и взяточники») или наш опыт («Завтра с полок исчезнет гречка» — вполне может быть, ведь что-то подобное уже было). Бывает, что мы поддаёмся общему настроению (эффект толпы — «все побежали, и я побежал»). А ещё ложь легко проглатывается, когда мы просто рады обманываться — это самый сильный мотив («В моей бедности виноват Обама, а не моя собственная лень»).

Не важно, во что вам хочется верить — в Навального-рыцаря-без-страха-и-упрёка, в Путина-спасителя-России, в Великую-Пермскую-Культурную-Революцию. Если хоть во что-то хочется — вы потенциальная жертва фабрики фейков, потому что во всём будете искать подпитку для вашей веры.

Как чаще всего СМИ воздействуют на наше сознание? Наверное, картинками

Верно. Картинки гораздо лучше ложатся на наше подсознание — не зря же главным орудием государственной пропаганды стало телевидение.

Например, перед нашим носом могут помахать якобы историческим документом. Лишь при детальном рассмотрении и с помощью дополнительных консультаций мы сможем понять, что такая фотография в таком документе использована быть не может. Или что текст на немецком, приписываемый Гитлеру, содержит грубейшие ошибки.

Таким же образом, под видом фотографии бомбардировок Югославии 1999 года нам подсовывают фотографию, где сербские боевики занимаются геноцидом мирного населения Боснии. А мечты о «расчленении» России западными «партнёрами» визуализируют с помощью карты, взятой с ресурса про вымышленную Вселенную.

А как же аудио- и видеозаписи? Тоже подделывают?

На одном журналистском мастер-классе ВВС показывало нам страшное видео, на котором закапывали живого человека. Дело давнее, уже не помню, кого закапывали и почему, но помню, что это видео попало тогда во многие западные СМИ. А вот в ВВС, кажется, не попало. British Broadcasting Company заподозрила в нём фейк и оказалась права. Доказательство было простым: человек на видео кричал, а это в принципе невозможно, когда тебе на лицо (в глаза, нос и рот) летит песок.

Сейчас не проблема подделать видео. Что уж говорить про аудио. Возможно, вы слышали «эксклюзивную» запись «переговоров шпионов», беседующих о взрыве малазийского боинга. Один из шпионов там прощается, говоря своему собеседнику «Luck!». Это калька с традиционного русского прощального выражения «Удачи!», но вот беда, по-английски так не говорят.

Могут ли СМИ врать, ссылаясь на другие СМИ или экспертов?

Ещё как. Вам же не обязательно знать, что это за СМИ и эксперты.

Например, нас часто обманывают с помощью громких названий, в которых обязательно есть нечто вроде «news», «report», «daily». И неважно, что этот «Daily news report» создан позавчера.

Нередко русская фабрика фейков ссылается на «Deutsche Wirtschafts Nachrichten» («Немецкие экономические новости»), хотя это вообще не СМИ, а блог, пусть и весьма популярный. Ещё один любимый госканалами источник — канадское издание «Global Research». Правда, это тоже не СМИ, а «Центр исследования глобализации», основанный канадским профессором Мишелем Шоссудовски и собирающий информацию обо всех возможных теориях заговоров, включая захват земли рептилоидами. Впрочем, что это я, мы же в самом начале договорились, что история с рептилоидами вполне может быть правдой.

Правдоподобности информации придают различные эксперты. Часто мелькают: отставной офицер армии США Скотт Беннетт (осуждён за мошенничество), юрист и эксперт по международному праву Александр Меркурис (осуждён за мошенничество), аналитик Майк Биллингтон и профессор Мишель Шоссудовски (принадлежат к упомянутому «Центру исследования глобализации»), влиятельный американский политик Пэт Бьюкенен (ультраправый), Джон Лафлэнд из «The Institute of Democracy and Cooperation» (организация основана Натальей Нарочницкой). Список пробравшихся в российские СМИ «экспертов», которые любят петь во славу Путина, не очень велик, поэтому одни и те же люди мигрируют из «Операции „Дрожь“» в телешоу, а оттуда в новости. Но кто ж их запоминает, тем более что именуют этих «аналитиков» и «специалистов по» всякий раз по-разному.

И когда цитируют, тоже врут?

Бывает. Цитаты — хороший инструмент, ведь ещё Владимир Ильич Ленин говорил: «Проблема цитат заключается в том, что люди безоговорочно верят в их подлинность».

Збигнев Бжезинский, Мадлен Олбрайт, Кондолиза Райз никогда не заявляли, что Россию надо разделить на части, но кому до этого есть дело? Цитата на фоне чьего-то лица — и вот мы уже почему-то ей верим!

А ещё красивыми мудрыми мыслями (которые, возможно, придумал редактор) можно подкреплять идею, которую пытаешься вложить аудитории в голову. «Journalism is printing what someone else does not want printed. Everything else is public relations» — Джордж Оруэлл этого не говорил, например. Но цитата бродит по интернету за его подписью.

Как в этом смысле следует относиться к различным петициям и опросам?

С недоверием. Помните петицию за переименование Краснокамска в город Путин? Сколько человек её подписало? Пара десятков? Но при этом, если написать, что пермяки, дескать, предлагают переименовать Краснокамск в Путин, прямого вранья не будет.

Опрос, в котором 96 % читателей авторитетной американской газеты называют аргументы Владимира Путина при выступлении на генеральной ассамблее ООН более убедительными (в сравнении с аргументами Обамы, конечно), цитировали федеральные каналы. Его результаты приводили в пример на популярных ток-шоу, срывая бурные аплодисменты, — я слышала их сама.

Но вообще-то опрос проводило не авторитетное издание, а сайт JustRivals, где возможны самые разные голосования — прокалывать ли ребёнку уши, идти ли вечером на свидание... Причём на ту или иную кнопочку можно кликать бесчисленное множество раз. Упомянутый выше опрос набрал десятки тысяч голосов после того, как ссылка на него была опубликована на популярном российском ресурсе yaplakal.com. Всё становится совсем понятно, если почитать комментарии к голосованию. Они почему-то на русском языке.

А передёргивание информации тоже считать обманом?

Решайте сами. Вот цитата из одной газеты:

В Германии из меню школ, детских садов и заведений общественного питания исключено традиционное блюдо — свиные сосиски, — пишет Deutsche Welle. Это было сделано для того, чтобы не оскорблять чувства верующих, в частности, мигрантов-мусульман.

А вот как дело обстояло на самом деле. В публикации DW говорится не о сосисках, а о свинине. И не по всей Германии, а в Шлезвиг-Гольштейне. И не во всех детсадах, а «по крайней мере, один детский сад в каждом избирательном округе отказался от свинины из заботы о детях-мусульманах». Причём это цитата одного регионального политика. И в ней говорится не о чувствах мусульман-иммигрантов, а о «религиозных соображениях». И половина заметки посвящена тому, как в Германии высмеивают эту инициативу.

По каким признакам можно вычленить ложь? Что должно насторожить?

В первую очередь, отсутствие ссылки на конкретный источник («западные СМИ сообщают»). Или ссылка на что-то неизвестное, неведомое или подозрительно пахнущее (странно, когда Russia Today ссылаются на «Новости Кубани»).

Насторожитесь, если должность эксперта указана без принадлежности к организации (просто «политолог» или «аналитик») или в разных материалах указывается по-разному (то специалист, то эксперт, то отставной военный).

Если представлена одна точка зрения. Да, в этом случае речь может идти и о банальном непрофессионализме. Но если одну и ту же точку зрения представляют разные стороны — вот это подозрительно. Возможно, для вас создают иллюзию двух сторон. Напрягайтесь!

Насторожить также должна эмоционально окрашенная речь журналиста или ведущего, использование эмоционально заряженных слов. Если чувствуете, что вас пытаются «зарядить» — например, напугать, — успокойтесь и поищите информацию где-нибудь ещё.

Наконец, главный признак: вы просто чуете, что здесь что-то не так.

И как я могу проверить информацию?

Примерный путь мы описали в самой первой карточке.

Первое, что надо делать, — выходите на первоисточник. Возможно, вы обнаружите, что СМИ № 1 ссылается на СМИ № 2, СМИ № 2 — на СМИ № 3, СМИ № 3 — на СМИ № 4, а СМИ № 4 — снова на СМИ № 1. Или что первоисточник теряется где-то в недрах социальных сетей — концов не найти. Или что первоисточником является блог, сатирический ресурс, сомнительная организация или ультраправое СМИ. Если речь про петицию или опрос, найдите её и посмотрите, кто голосует, кто обсуждает, сколько их вообще.

Можно найти также эксперта, на которого ссылаются в тексте. Реальный ли он, как его именуют в разных материалах, какие СМИ ссылаются на него, существует ли организация, к которой он принадлежит, и что это вообще за организация.

Знание языков помогает, даже не очень глубокое. По крайней мере, сможете выявлять ошибки вроде «МГИМО финишд».

Для подтверждения цитат можно использовать Wiki quote или Quote investigator. На одном из них я, например, прочитала увлекательную дискуссию о происхождении упомянутой цитаты якобы Оруэлла. Также цитаты можно проверять с помощью ресурсов организаций, которые занимаются наследием конкретного человека.

Полезно бывает читать документы, на которые ссылается журналист. А порой достаточно найти реальное фото упоминаемого человека. Если бы люди попытались отыскать фотографию главного комиссара Брюссельской полиции Алана Вандерпута, то узнали бы, возможно, что его зовут Гидо ван Вимерш, что он в реальности никакой не трансвестит и розовых платьев не носит.

И кого уже уличали во лжи?

«Russia Today», «Российская газета», «Комсомольская правда», «Россия-24», «1 канал», «НТВ», «Регнум», «Ведомости», «РИА Новости», «Sputnik», «Известия», «Рен ТВ», «Совершенно секретно»...

Вы специально не включаете в этот список свои любимые «Эхо Москвы», «Дождь» или там «Медузу»? Они не врут? А вы не думали, что они просто «тоньше» работают?

Конечно, думали. Время такое: как в любом хорошем детективе — подозреваемые все. Исключений нет. Репутация и опыт больше не имеют значения (пример «РИА Новости» пусть будет всем наукой). И если где-то смена собственника или команды проходит громко и со скандалом (lenta.ru, РБК), что позволяет нам более внимательно присмотреться к публикациям ресурса, то где-то она может быть совершенно незаметна для большинства читателей (кто, например, отследил, как изменилась редакционная политика «Русской планеты» после смены команды?).

Не доверяйте даже нам. И если у вас вдруг возникает желание проверить любимую «Звезду» — не стесняйтесь, проверяйте. Иногда проверяйте и без желания — просто из спортивного интереса и во имя поддержания мозга в тонусе.

Что касается аргумента про «тонкую работу», то тут опять же всё, как в детективе. Рано или поздно «преступник» проколется на чём-то, что вы сможете и идентифицировать как ложь, и проверить.

И как теперь жить? Ведь невозможно никому не доверять!

Невозможно. Поэтому забудьте, что мы говорили ранее и вопреки всему доверяйте. Только тщательно выберите те СМИ, которым будете доверять. Желательно, чтобы они были разноплановыми. С разными собственниками, разными стилями подачи (например, нейтрально информационный и субъективно авторский), разными целевыми аудиториями. И читайте именно их, а не ленту «Фейсбука».

И да, вы, конечно, знаете, что по вашим лайкам и репостам «Фейсбук» формирует для вас информационный пузырь? Подсовывает именно те посты, которые с большой вероятностью вам понравятся. Постарайтесь лопнуть этот пузырь. Читайте, ну или хотя бы почитывайте также тех, кто не близок вам по взглядам.

Если возникает внутренняя потребность проверить информацию — проверяйте. Уличили во лжи — не доверяйте больше. Обнаружили, что это была не ложь, а ошибка — прощайте. И будьте сами ответственны за то, что размещаете на своей страничке. Прочитали заголовок публикации и аж руки зачесались — так захотелось перепостить? Вот оно — время остановиться! Не делайте этого. Хотя бы прочитайте статью для начала.

Ну, и предпочтите печатное слово картинке. В тексте легче проследить логику или её отсутствие, да и риторические приёмы не действуют.

Стоит ли переубеждать родных и друзей, которые свято верят информационным фейкам и считают фейком опровержения фейков?

Попробуйте. Иногда получается. Но далеко не всегда. См. карточку № 2. Утешьтесь тем, что, в конце концов, мы отвечаем только за себя. Как завещал Иосиф Бродский, «вы должны полагаться на собственную домашнюю стряпню».

Или это был не Бродский?..

***

Публикация подготовлена по материалам лекции «Где тут кнопка „фильтр“?», прошедшей в рамках событийного марафона в поддержку фестиваля «Мосты». В статье использованы материалы ресурсов «Лапшеснималочная» и TJournal, а также собственные изыскания журналиста.