X

Новости

Вчера
2 дня назад
12 декабря 2019
11 декабря 2019
10 декабря 2019

Системы подавления: о чём могут рассказать качели, которые не качаются, и столы, за которыми не сидят

Честно говоря, я сначала даже глазам не поверил, когда увидел у Андрея Агишева в фейсбуке фотографии с площади перед ВКИУ. Сходил, посмотрел своими глазами. Мы, конечно, ко многому привыкли, но всё равно же есть какой-то предел, нельзя же всё сделать настолько бессмысленно, прикрываясь благоустройством и заботой о горожанах. Оказалось, можно: на площади между ВКИУ и речным склоном появился длинный серый забор, разделяющий её надвое, и на одной половине осталась парковка, а на другой сколотили настил, на который поставили (спиной к реке) несколько кресел с журнальными столиками.

Пермь. Сентябрь. Голая площадь перед глухим фасадом законсервированного здания. Парковка для машин. Деревянный настил. Висячие плетёные кресла под открытым небом. Измученный жизнью парковщик. Лабиринт из ментовских ограждений. И абсолютная, звенящая пустота. Я искренне не мог врубиться, зачем (кроме освоения средств, разумеется) всё это нужно. А теперь, кажется, понял.

Фото: Иван Козлов

Надо пояснить для тех, кто давно не был на набережной — на этой самой площадке исторически собирались кальянщики. По вечерам приезжали ребята на тачках, наваливали басов, доставали кальяны и прямо тут тусовались, глядя на закат над Камой. Теперь их этой возможности начисто лишили, и, судя по всему, в этом и был весь смысл так называемого благоустройства. По крайней мере, издание «Солевар» вот разобралось и отмечает, что для начала на этой территории запретили курение, изменив её статус, а перегородили уж потом — стараниями «Агентства социокультурных проектов».

Теперь площадь выглядит не столько некрасиво, сколько глупо. Я, заранее испытывая некоторую неловкость и поймав на себе внимательный взгляд парковщика, прошёл за серые заграждения, поднялся на настил и попробовал несколько секунд посидеть на лавке. Почувствовал себя то ли музейным экспонатом на подиуме, то ли просто полным идиотом, и поспешил убраться оттуда. Висящие кресла я побоялся даже тестировать. Но, раз уж начал ознакомление с новым пермским благоустройством, заодно спустился по Осинской к эспланаде, где поглядел на другой хит сезона — недавно открытые качели, пристёгнутые цепями к земле.

Фото: Иван Козлов

Нет, кстати, на эти качели я не хочу гнать почём зря. Понятно же, что чисто функционально это всего лишь лавки, на которых можно тихонько раскачиваться. Это забавно, людям очевидно нравится, никаких проблем. Но это в практическом и функциональном плане. А есть ведь ещё символический, и тут трудно придумать более яркий и ёмкий образ для всего этого благоустройства, чем прикованные к земле качели. Круче этого — только образ пешеходного фонтана, обнесённого ограждением, чтобы по нему нельзя было ходить. Вот это вот всё — что делается как бы и для жителей, а на деле для кого угодно, только не для жителей. Тут уже за примерами далеко ходить на надо, каждый день что-нибудь новенькое, и чем ближе мрачная дата трёхсотлетия города, тем этого «новенького» будет больше. Липы эти злосчастные. Фонтан очередной, с которым конфуз вышел ещё до начала работ. Я просто уже с замиранием сердца жду, что они в следующий раз придумают, чтоб нас с вами порадовать. Может, Балатовский парк сожгут или дом Грибушина сайдингом облепят. Трёхсотлетие же всё-таки, не абы какой юбилей.

Раздумывая об этом, я почему-то вспомнил ещё одну историю, которая уже пару недель не даёт мне покоя и которая, как поначалу кажется, не имеет никакого отношения к теме благоустройства. Помните, в середине августа администрации пришла гениальная идея сделать бесплатные пересадки только по картам «в связи с увеличением случаев злоупотребления данным правом со стороны пассажиров в виде передачи бумажного билета от одного пассажира другому при выходе из транспортного средства»?

Я сейчас не буду углубляться в рассуждения по поводу этой системы в практическом изводе. Про это уже многое сказано, и про лицемерную систему с «преимуществами пересадок» тоже многое сказано, и, в принципе, не составляло большого труда догадаться, что дела с ней пойдут не так с самого начала. Дело ведь не в том, что чиновники под предлогом улучшений делают плохо, дело в том, что даже это «плохо» они в итоге делают плохо, и уже отсюда проистекают все эти позорные разговоры о «злоупотреблениях» со стороны граждан, потому что кто ещё виноват-то, конечно, граждане, народ опять не такой как надо, не оправдал ожиданий, не оценил.

Короче, не о том речь. У этой истории есть ещё один аспект — не практический и не прикладной, но от этого не менее важный. Я несколько раз попадал в ситуацию, когда люди, выходящие из транспорта, отдают свой билет входящим, и несколько раз был этому свидетелем. Знаете, что? Это, возможно, одна из лучших вещей, происходивших с нами за последнее время. Момент, когда незнакомый человек, не движимый никакими рациональными соображениями, отдаёт тебе билет, улыбается и исчезает из твоей жизни навсегда — это, наверное, и есть один из тех моментов, которые и делают город городом. Потому что это история про формирование каких-то низовых неформальных взаимосвязей, про новую спонтанную традицию, про редкую возможность преодолеть наше неизбывное взаимное отчуждение, в конце концов. И, разумеется, это идёт в разрез с формальными, установленными сверху «правилами». Как и вообще всё хоть в какой-то степени живое. Вот и с кальянщиками примерно та же история. Окей, мне кажется, что собираться на открытом месте, ставить на капот машины кальян и тусоваться вокруг — совершенно идиотское занятие. Но, в то же время, это неформальное городское сообщество, это люди, которые сами организовались и придумали городскую традицию, их никто не звал на эту набережную, никакое бессмысленное агентство социальной инженерии не тратило бюджетные деньги на то, чтобы их там собрать. Они сами.

И вот это, мне кажется, по-настоящему невыносимо для администрации. Невыносимо, когда что-то живое и неформальное зарождается само по себе, вне контроля, вне социального проекта, вне рамок фестиваля «Пермский период» или «Выходные на набережной». Власть там лишняя, власть там не нужна. Поэтому власть начинает усиленно туда лезть и вмешиваться, превращая в инструмент контроля и подавления буквально всё: от правил проезда в транспорте до объектов благоустройства.

Нет, я не параноик и не думаю, что они это сознательно делают, потирая руки и похихикивая. Скорее, это какое-то органическое, неотчуждаемое свойство власти. Но, с другой стороны, от неё и требуется не так уж много: всего-то не ставить горожанам палки в колёса и не становиться в оппозицию к собственному городу. Но даже это пока что-то не очень получается.

О проектеРеклама
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС77-64494 от 31.12.2015 года.
Выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций.
Учредитель ЗАО "Проектное финансирование"
18+

Программирование - Веб Медведь