X

Новости

2 дня назад
15 июня 2018
14 июня 2018
13 июня 2018
12 июня 2018

Институт присяжных как средство от «басманного правосудия»

С 1 июня 2018 года в России вступают в силу новые принципы рассмотрения уголовных дел присяжными. Во-первых, коллегия присяжных будет сокращена. В областных судах — с 12 до 8 человек. Во-вторых — и это самое важное — присяжные смогут рассматривать дела в районных судах (численность коллегии будет шесть человек). Теперь право на суд присяжных получат обвиняемые в убийстве и нанесении тяжких повреждений, повлекших смерть. Адвокат Николай Кадочников обращает внимание на возникающие нюансы.

Вообще институт присяжных заседателей, говоря по-простому, призван защитить граждан от произвола органов судебной власти. При этом, если в зарубежных странах присяжные рассматривают даже гражданские дела, то в нашей стране статьи были ограничены — относились к подсудности судов субъектов федерации. Преступления, которые ранее могли рассматривать коллегии из народа, условно можно отнести к категории имеющих общественный резонанс. Зачастую такие дела тщательно расследованы, а значит, ожидать от коллегии присяжных неожиданного вердикта, на мой взгляд, не стоит.

В целом этот институт в России не развит. Ежегодно присяжными в России рассматривается менее 0,001 % от общего числа поступивших в суды уголовных дел, и количество таких дел в последние годы стремилось вниз. В настоящий момент мы стоим на пороге расширения списка преступлений, дела по обвинению в совершении которых могут быть рассмотрены присяжными.

Основные изменения, которые должны привести к увеличению роли института присяжных — это рассмотрение дел об убийствах одного лица и о причинении тяжкого вреда здоровью, повлекшего по неосторожности смерть. Эти дела рассматриваются в районных, либо городских судах. Именно за счёт этих статей произойдёт кратный рост числа дел, рассмотренных присяжными. Но есть, как говорится, нюансы.

Как правило, по таким делам проходит, так скажем, социально нестабильный контингент, у которого нет возможности привлечь адвоката. Таким обвиняемым защитник будет обеспечен государством.

Очень злободневным остаётся вопрос оплаты услуг такого защитника. На сегодняшний день установленные государством суммы крайне малы и не отвечают экономическим реалиям времени. Стандартная ставка в Пермском крае составляет 632,50 руб. за день участия адвоката. Кроме того, сами выплаты из бюджета по постановлениям суда часто могут занимать месяцы, порой до полугода. Признаться, я отказался от выполнения функций защитника по назначению во многом из-за такой системы.

Нужно учитывать, что процедура формирования суда с участием присяжных намного более сложная, чем традиционный процесс с участием только квалифицированных юристов. Вообще все субъекты судебного процесса, скажем так, представляющие государство, заточены на формальное выполнение своих обязанностей. Оптимальная позиция: признаём вину, раскаиваемся — получаем существенную скидку, плюс накинутся ещё какие-то смягчающие обстоятельства и получится в общем и целом приемлемо.

Все слышали словосочетание «басманное правосудие» — это как раз про формальность процесса, когда никому ничего не надо доказывать, всё уже решено и не в вашу пользу. Институт присяжных же призван исключить формальное отношение.

Присяжные — это неквалифицированные судьи, и к ним должен быть совершенно другой подход, как со стороны защитника, так и со стороны гособвинителя. Здесь нельзя ограничиться просто оглашением описи материалов уголовного дела, как это часто происходит. Присяжным необходимо предъявлять доказательства и объяснять, какое они имеют отношение к делу, как они подтверждают или опровергают виновность человека. И это может происходить, вот прямо как в кино. «Господа присяжные, посмотрите на этого человека. Он и мухи не обидит...». Вступительное слово, допрос свидетелей и далее по списку. Это работа с живыми людьми, которые, в конце концов, будут принимать решение: доказан ли факт преступления, доказано ли, что его совершил подсудимый, виновен ли он в совершённом преступлении и заслуживает ли он снисхождения.

Таким образом, роль в процессе как защитников, так и государственных обвинителей существенно возрастает. Включаться им надо в работу с самого начала, на стадии формирования коллегии. Защита и обвинение наделены правом заявить мотивированные отводы тем или иным присяжным заседателям, чтобы исключить незаконность вынесенного коллегией вердикта. Имеется и ряд дополнительных гарантий, немотивированные отводы с каждой стороны, отвод всей коллегии присяжных в силу предвзятости.

Когда я говорю о роли адвоката или государственного обвинителя в процессе с участием присяжных, я подразумеваю, что подсудимый невиновен. Если же преступление имело место, то я думаю, что участие присяжных может даже негативно отразиться на принимаемом судом решении. Если доказательства вины будут неоспоримыми, то не составит большого труда доказать виновность. А для присяжных и судьи трудозатратный процесс рассмотрения дела будет, грубо говоря, впустую потраченным временем, и вот на этом фоне обвиняемый с лёгкостью может получить более жёсткое наказание. Судья тоже человек, а создавать негативное впечатление своими действиями у человека, который ещё и судьбу твою решает, недальновидно. Напомню, что присяжные решают только виновен человек или не виновен, а наказание определяет всё равно судья с учётом мнения о снисхождении присяжных.

И ещё надо делать скидку на общий уровень правовой грамотности. Наш человек не знает и не понимает, что такое презумпция невиновности. Это происходит на фоне поразительно высокого уровня доверия к правоохранительным органам. Рассуждения таковы: раз в отношении человека поступило уголовное дело в суд, значит он, скорее всего, виновен. Для стороны защиты это сразу работа с возражениями. Хотя должно быть так: перед нами невиновный, пока его виновность не доказана.

Я могу вспомнить только пару дел, когда была вероятность, что люди смогли бы в суде присяжных отстоять свою невиновность.

В одном из таких дел несколько прямых доказательств даже профессиональным судьей были признаны недопустимыми. Но судья может, как говорится, преодолеть недопустимые доказательства, поскольку понимает, что это лишь процессуальное действие. В конце концов, есть же другие доказательства. Но вот для незашоренного системой присяжного, я полагаю, этот вопрос встал бы очень серьёзно. Присяжные бы задумались о том, что если следователь несколько раз допустил нарушения при сборе и фиксации доказательств, то можно ли доверять всем остальным доказательствам? Но, повторюсь, таких примеров единицы.

Будут ли следователи рады заявлению ходатайств о рассмотрении дела судом присяжных? Как отмечалось выше, правоохранительные органы интересует формальность — обвинительный приговор, и чем быстрее, тем лучше. Следствие предложит признаться в содеянном. Иначе... Иначе, вина твоя будет доказана в любом случае, но вот судья уже не будет к тебе снисходителен, поскольку именно он определяет срок заключения.

Теперь что касается материально технической готовности судов. Я посещаю районные суды Перми, Пермского края и пары других субъектов федерации. Хочется отметить, что не все суды районного и городского звена готовы обеспечить возможность рассмотрения дел с участием коллегии присяжных, что безусловно может создать массу трудностей при реализации подсудимыми соответствующего права.

В качестве итога. Принятие решения о рассмотрении дела судом присяжных требует взвешенного профессионального подхода к оценке доказательств индивидуально в каждом конкретном случае. Если мнения обвиняемого о заявлении данного ходатайства с защитником расходятся, лучше отказаться от такого адвоката, ходатайствуя о назначении другого защитника.