X

Citizen: скоро

6 мая, 8:00
7 мая, 11:00
13 мая, 12:00
18 мая, 14:00
19 мая, 11:00
20 мая, 7:00
22 мая, 17:00

Наши Выборы и не наш выбор

Много уже всяких мудростей проанализировано про минувшие выборы. Кто ругает «глупое население» за то, что оно не ходит на выборы, из-за этого все уровни власти в стране избирает престарелое меньшинство населения этой страны и вневозрастные алкоголики. Кто ругает левых и либералов, что-де объединиться не смогли и все «прошляпили». А кто — вообще всех подряд, включая низкую явку.

Меня спрашивают: ты можешь объяснить, почему ты проиграла выборы депутату от правящей партии?
Конечно, могу, есть же очень простые объяснения:

  1. Мало денег, которые были потрачены на мою избирательную компанию.
  2. Административный ресурс кандидата от правящей партии, включая задействованность в нём и избирательных комиссий всех уровней.
  3. Много денег у кандидата от правящей партии, который прикупал себе, буквально за деньги, голоса пьяниц, бабушек.

Ну, и так далее 4, 5, 6...

Однако вот что мне думается. Вся эта аналитика, конечно, верна, статистична, но...

Я сама принадлежу к поколению среднего возраста страны. Когда я говорю, что «я ничего не жду, ничего не хочу от этого государства», понимаю, что озвучиваю позицию огромного количества людей, которым от 35 до 50 лет. Чего греха таить, я и сама на выборы хожу, когда в них вижу смысл, чаще всего это бывает, когда я сама в них участвую в качестве кандидата. А когда не участвую, конечно, не призываю к бойкоту этих выборов и, более того, считаю, что «выборы» — это наше право, и трогать их не смей! Но всё равно на них не хожу.
Мой большой круг общения с людьми моего возраста и близко к моему позволил мне сделать несколько наблюдений.

Для начала — несколько формулировок позиций, почему средний возраст не ходит на выборы:

  1. Зачем мне туда ходить? Они никогда ничего для меня не делали, я всего добивался в этой жизни сам. И ты же знаешь, мы ничего не решаем.
  2. А какая разница, кто там править будет, мы-то тут всё равно будем сами выкручиваться.
  3. Я вообще не понимаю, зачем так много всяких депутатов, лучше бы мы детские сады строили.
  4. Я пойду на эти выборы, потому что пойду голосовать за тебя. А иначе не пошёл бы, а зачем, я всё равно их там никого не знаю.

Подавляющее большинство людей среднего возраста не понимают разницу между уровнями депутатских корпусов, не понимают цели и задачи этих корпусов.

Пример:
— Вы говорите, что это именно депутаты городской думы меняют зонирование земельных участков?
— Да.
— То есть и наш в этом участвовал?
— Да.
— Вот сволочь! Так это из-за них у нас теперь большущий дом, а не садик во дворе?
— Да.
— А мы же не знали, думали, что он человек хороший, он нам двор пообещал заасфальтировать. Мы думали, что это администрация продала землю.

Ещё пример:
— Мы писали Жириновскому, чтобы он помог нам с дорогой через лог.
— Помог?
— Нет. Но написал, что разберётся.
— Написал, когда разберётся?
— Нет. Ну, а кому ещё писать-то?

И ещё:
— А ты, если станешь городским депутатом, сможешь отменить налог на капитальный ремонт?
— Нет.
— Почему? Ты же будешь депутатом?
— Потому что это федеральный закон.
— Зачем тогда вообще нужны городские депутаты?

Почему мы такие равнодушные к выборам, люди среднего возраста?
Есть такое психологическое наблюдение: когда у ребёнка умирают родители в возрасте от 7 до 18 лет, то ребёнок воспринимает это как предательство с их стороны. Они виноваты в том, что бросили его одного в большом, чужом мире. Он не воспринимает их смерть как смерть, он воспринимает её как вину его родителей, из-за которой ребёнку пришлось самому пробиваться к солнцу.

Наше патерналистское общество породило именно такое среднее поколение людей. Когда мы заканчивали школы, училища, техникумы, институты и университеты и вышли за распахнутые двери во взрослую жизнь, то оказались среди руин прежней страны, где прошло наше детство и юность. Не спорю, что нас там далеко не всё устраивало и даже всё не устраивало, но мы тогда в этом жили, в этом жили наши родители. И, конечно, у нас были свои представления о том, как будет выглядеть наша жизнь. Представления эти настолько разошлись с реальностью, что наложили несмываемый временем след на всё поколение. Поколение оказалось в положении тех самых детей, чьи родители умерли внезапно, не обеспечив защиты и поддержки. И пришлось бороться за себя самим. Этого мы не умели, этому нас не учили. А потому миллионы нас выкручивались как могли, пытались, ломались, бились, карабкались, цеплялись, кусались, но выживали. Обзавелись, работой, семьёй, жильём, детьми, машинами, кредитами, проблемами. Ну, в общем, всё как у людей (шучу).

Теперь нам от 35 до 50. Мы не верим в государство. И не только те, кто из нас идейные левые или идейные либералы, никто из нас в него не верит. Мы ничего хорошего от него не ждём. Даже тогда, когда «Крым наш», мы точно знаем: «есть-то оно есть, да не про нашу честь».

И бесполезно обвинять наше поколение в равнодушии и несознательности. Мы, на самом-то деле, очень сознательные и неравнодушные. Но, увы, пока наше поколение не видит смысла для себя лично, такого смысла, который как-то меняет именно личную жизнь, оно не поворачивает головы. И не потому что оно плохое или глупое. Нет. Потому что выросло на руинах и привыкло рассчитывать только на себя.

А в таком раскладе выигрывать выборы, конкурируя с равнодушной государственной машиной, которая и не предусматривает нас как людей, очень трудно. Чтобы преодолеть поток зависимых от него бюджетников, служащих, пенсионеров, алкоголиков, необходимо объединить много, очень много свободных людей среднего возраста в структуры, где они обретут дом.